You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

Личный опыт: как научиться нырять с аквалангом

Каково это — сменить шпильки на ласты? Директор отдела красоты Tatler Дарья Кузнецова рассказывает о своем покорении безвоздушного пространства

Дарья КузнецоваРедактор отдела красоты Tatler

Дарья Кузнецова Редактор отдела красоты Tatler

Getty

«Теперь я знаю, как утонуть. Скажете, это знает каждый дурак? Поверьте, не знает: даже если у тебя на поясе девять килограммов свинца, сделать это очень непросто. Потому что есть еще надутый жилет. И фокус в том, что спустить его нужно ровно на столько, чтобы не улететь на дно и остановиться в толще воды — на глубине, предписанной инструкцией. Чуть позже я обнаружу еще один инструмент, позволяющий балансировать в водном пространстве: собственные легкие. Глубокий выдох — опускаешься вниз, вдох — поднимаешься, а потом находишь баланс и зависаешь. Как в невесомости.
 
Невесомость — главный аргумент моего мужа, опытного дайвера, годами уговаривавшего меня надеть акваланг. Слава рассказывал про «другой, волшебный мир», про полет и про свободу, про подводные сеноты в Мексике и затонувшие корабли, вроде английского «Тистельгорма», потопленного немцами в Красном море и обнаруженного Кусто. А я малодушно думала, не заболят ли уши. В итоге мне был нанесен «удар под дых» в виде квитанции об оплате пробного урока на Мальдивах и розовой маски последней модели.
 
На том уроке мне не нужно было делать ровным счетом ничего: инструктор Марта все время держала меня за баллон, сама поддувала и сдувала жилет и следила за остальным оборудованием, а я чувствовала себя безмозглой медузой, которой следовало разве что продувать уши, как в самолете (да, всего-то!) и периодически соединять большой и указательный пальцы, сообщая, что все ОК. Покажи я сжатый кулак с поднятым большим пальцем, мы бы немедленно отправились на поверхность: у дайверов это знак экстренного всплытия.

Дарья Кузнецова на Красном море

После возвращения в Москву вопрос встал ребром: плавать на поводке мне, понятное дело, больше не хотелось, да и не берут таких в сеноты. Значит, нужен сертификат. Тут есть два пути: можно пять дней подряд по несколько часов заниматься в московском бассейне, а «открытую воду» сдать в областном заброшенном карьере. Либо взять отпуск, отбыть на море и сдать экзамены под надзором мурены, не думая о завтрашней редколлегии.
 
Когда в запасе меньше недели, маршрут может быть один — Красное море. Во-первых, это близко. Во-вторых, да, красиво. Фантастически красиво. Жизнь в дайверской школе нетороплива, как песни Боба Марли: и ученики, и бывалые дайверы прибывают в клуб в выцветших шортах и шлепках, испачканных в местной пыли, и понять, кто перед тобой — банкир или рабочий, — можно разве что по стоимости наручного компьютера. Хотя разориться на хорошее оборудование — святое дело для каждого. У дайверов своя мода, и я, естественно, спешу уловить последние тренды: покупаю приталенный французский гидрокостюм Beuсhat, наручный дайв-компьютер Suunto с сапфировым стеклом и подводный нож Cressi из японской стали. Ко всему этому прилагаются нарощенные ресницы и маникюр с долгоиграющим покрытием Shellac, которое, впрочем, приказало долго жить дня через три: ежедневное натягивание и стягивание тугого неопренового костюма его разработчики почему-то не предусмотрели.
 
Перед первым погружением инструктор привычно обжег мою маску зажигалкой и окропил колой — чтобы не запотевала под водой — и начал пополнять мой лексикон словами «инфлятор», «регулятор», «компенсатор» и «обтюратор». Потом, погружаясь то на пять, то на восемнадцать метров, я, словно дрессированный дельфин, училась проныривать сквозь кольца, треугольники и крошечные ворота, «терять» маску, а то и акваланг, вынимать изо рта источник воздуха и прямо под водой надувать спущенный жилет или длиннющий спасательный буй, устранять мышечные судороги, буксировать потерявшего сознание напарника и мучительно медленно всплывать с пустым баллоном, нужно крича «а-а-а», чтобы выпустить из легких расширяющийся воздух и не дать им лопнуть, как резиновый шар. 
 
Было ли мне страшно? Этого никто не видел. Да и с каждой отпадающей ресницей я чувствовала себя все более отважной. И более подтянутой: во время погружений работает каждая мышца тела, сообщая об этом ноющей болью по утрам. После погружений я смотрю обучающий фильм, перед ужином читаю учебник (двести шестьдесят страниц инструкций — не шутка), а перед сном пишу контрольную, чтобы наутро прийти на практическое занятие во всеоружии. Контрольный в голову — решение задач по таблицам для расчета продолжительности и глубины погружений и определения времени, которое необходимо провести на поверхности между ними. Вообще всем этим сегодня занимается компьютер. Но это как сдача на права: води себе свой автомат сколько хочешь, а сдать будь добр на механике.

После финального письменного экзамена я получаю далеко не символический шлепок ластой по пятой точке и звание «опенка» — обладателя сертификата Open Water Diver. До ритуального выпивания виски через дыхательную трубку не доходит: не то чтобы кто-то вспомнил о гуманизме — просто хорошего поблизости не купить.

Погружение в Красном море

Getty

На следующее утро мы впервые поехали за адреналином вместе со Славой и погрузились в красивейшие разноцветные коралловые сады, с которых, судя по всему, срисовали «Аватар». Очень хотелось в каньон — фантастическое подводное ущелье, сквозь которое мечтает просочиться любой дайвер, но все самое красивое там начинается после двадцати пяти метров, а мой сертификат пускает лишь на восемнадцать.
 
Сдаваться не хотелось, и через год я прошла еще один курс — Advanced OWD, пускающий на тридцатиметровую глубину, и теперь погружаюсь наравне со старшими товарищами. В том числе и ночью: после захода солнца в море просыпается «мафия» — инопланетные звезды с ногами – еловыми ветками, неоновые кальмары, стреляющие чернилами в ответ на возмутительную подсветку фонарем, светящийся планктон, мимикрирующий под искры из глаз, и прочие артисты. На очереди — погружение в гидролабораторию Звездного городка — огромный бассейн с точной копией МКС, в котором космонавты учатся выходить в открытый космос. В другой, волшебный мир.

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+