You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие Активный отдых

Анкоридж, Уиттиер и круиз к фьордам Аляски

А также: где заказывать тунца, завтракать с видом на залив и почему 1 сентября не лучший день для поездки

Екатерина Добиаш


Анкоридж

Анкоридж

Продолжая путешествовать с подругой по Аляске с севера на юг, мы остановились на ночь в Анкоридже. Отель мы нашли без труда. Если планировка американских городов в принципе не отличается затейливостью, и улицы в них для простоты нумеруются, но хотя бы перпендикулярные им авеню обычно называются словами, то Анкоридж всем даст фору по простоте — здесь авеню пронумерованы, а улицы, за редкими периферийными исключениями, именуются буквами в алфавитном порядке, причем пересечения улиц и авеню образуют почти правильные квадраты. Захочешь заблудиться — не получится.

Поскольку все отели в Анкоридже были более-менее одинаково дорогими, мы поселились в Марриотте на высоком этаже с видом на залив. Так как приехали мы довольно поздно, все галереи и магазины были уже закрыты, но мы успели на ужин в Sullivan’s Steakhouse. Несмотря на то что название заведения должно было вдохновить нас на стейк, обнаружив в меню рыбу с морепродуктами, мы ощутили к ним резкое и непреклонное расположение. Я заказала ahi tuna — желтопёрого тунца, представляя себе подобное тому, что мне ранее приносили в других ресторанах, а именно несколько медальонов из маринованого и чуть-чуть прихваченного тунца. Здесь же я получила кусок рыбы, наверное, весом полкило, с кувшинчиком вкуснейшего соуса с признаками имбиря. Учитывая, что это уже было после закуски, я не умирала с голоду, а одолев четверть блюда, почувствовала, что и вовсе сыта. Понимая, что оставшиеся три четверти не дадутся мне легко, но также осознавая, что, в обратном случае, купаться мне в угрызениях совести и желудочном соке до конца своих дней, я превозмогла себя — и ведь не зря, так как вспоминаю я сейчас не о тяжести, которая еще долго довлела внутри меня в ночном Анкоридже, а о тающих во рту кусочках с ароматом имбиря, и при каждом воспоминании моя нежность к Анкориджу и его умеющим готовить рыбу обитателям только усиливается.

Поскольку вечером времени на то, чтобы в полной мере оценить вид из нашего окна, у нас не было, мы решили утром компенсировать это завтраком в номер. Наглядевшись на Аляскинский залив и сжевав по тарелке омлета, мы отправились в Whittier, где нас ждал круиз по Prince William Sound.

Уиттиер

От Анкориджа до Уиттиера нужно ехать часа полтора по автостраде, потом через туннель — Whittier Tunnel — длиной в две с половиной мили. Причем открывается туннель раз в час. Компания, через которую мы бронировали круиз, рекомендовала нам приехать к открытию туннеля в 10:30, но несмотря на то, что согласно карте на пути от Анкориджа к Уиттиеру потеряться было трудно, на всякий случай мы выехали очень заранее. Доехав на удивление без приключений, в итоге мы успели к открытию туннеля аж в 9:30. И тут мы поняли, почему его так редко открывают для автомобилей — туннель оказался одноколейным, то есть движение по нему возможно только в одну сторону. И даже более того — по нему еще и проходит железная дорога. Таким образом, он не только должен поочередно пропускать два потока машин в разные стороны, но и быть синхронизированным с железнодорожным расписанием, а в силу его узости машины по нему не столько едут, сколько ползут.

Уиттиер

1 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

2 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

3 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

4 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

5 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

6 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

7 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

8 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

9 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

10 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

11 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

12 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

13 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

14 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

15 из 16

Уиттиер

Уиттиер
Уиттиер

16 из 16

Уиттиер

Уиттиер

У въезда в туннель мужчина в будке дал нам разноцветную план-карту Уиттиера, которая выглядела очень жизнерадостно, обещая нам припортовые кафе и магазинчики. Поскольку до круиза у нас было больше двух часов, это было кстати. Выехав из туннеля, мы оказались в серости, которая была не туманом, но очень низкими облаками. Перед нами было небольшое… назовем его плато — пологой земли между водой и поросшими елями горами. Рядом с дорогой шли железнодорожные пути, а в противоположном конце плато взгляд наш уперся в белые многоэтажки абсолютно советского стиля и явно заброшенные, так как вместо стекол в окнах зияли черные дыры, а стены были в темно-серых разводах — то ли от пожаров, то ли от дождя и снега. Мы проехали чуть дальше и оставили машину на большой парковке, на елке рядом с которой устроился в гнезде здоровенный орел. Было очень тихо. Осмотревшись, на стороне парковки мы обнаружили еще одну многоэтажку розово-желто-голубоватого цвета со стеклами в окнах и явно обжитую. Больше сколько-либо значительных строений в округе не наблюдалось. Мы направились к порту.


Нельзя сказать, чтобы разноцветная план-карта нас обманула (помимо того, что вселила ложные ожидания относительно жизнерадостности городка): у порта действительно было много магазинчиков, и кафе, и даже серый домик, называвший себя художественной галереей, — но нам очень не повезло: мы оказались в Уиттиере 1 сентября, что, как выяснилось, в масштабе этого селения является семейным праздником, в силу чего родители не считают себя обязанными ходить на работу. Это мы вывели непосредственно из бумажек, навешенных на закрытые заведения, извинявшихся от имени хозяев за их закрытость по причине того, что чадо пошло в школу первый раз в этом году, ну а тут уж какая работа. Лучшая бумажка, впрочем, висела как раз на художественной галерее и гласила, что часы ее работы находятся в прямой зависимости от прихотей хозяйского девятимесячного дитяти. В этот день дите, похоже, сочло, что галерее работать не стоит. За время нашего циркулирования по порту мы а) прилично замерзли, б) встретили еще человек пять, столь же понуро пытающихся убить время, в) нашли всего одно открытое малюсенькое кафе, где из четырех столиков все были заняты, и, наконец, г) в противоположном конце порта напали на открытый сувенирный магазин. Вот это была удача! Не сказать, что мы остро нуждались в сувенирах, но внутри было тепло, уютно и не дул ветер, что способствовало чрезвычайно скрупулезному изучению нами предлагаемого ассортимента. В результате хозяева были вознаграждены за самоотверженность — шутка ли, работать 1 сентября, — поскольку, кажется мне, мы им сделали сезонный оборот, набрав миниатюрных ножей улу, брелоков, джемов и грязевых масок. Вооруженные свертками мы побрели обратно и (снова повезло) смогли устроиться в ресторане припортового отеля, где давали кофе. Я привыкла к тому, что вместимость емкостей для кофе в Штатах значительно превышает принятую в Европе, но Уиттиер смог удивить меня — кофе нам принесли в стеклянных кружках, которые, на мой взгляд, все же предназначались для пива. С ними мы и провели час, остававшийся до нашего круиза, проболтав с парой пенсионеров из Орегона, ожидавших тот же круиз за соседним столиком.


Когда начался круиз, первым делом гид поведал нам про прошлое и настоящее Уиттиера. Он оказался бывшей военной базой — и это расставило все на свои места. Заброшенные белые многоэтажки когда-то были казармами, а сейчас ремонту не подлежат из-за повышенного содержания, кажется, свинца в стенах. При этом гид попросил нас не расстраиваться из-за плохой погоды, так как она здесь именно такая 28 дней из 30, и именно по этому признаку в свое время здесь и была построена военная база, поскольку японским самолетам должно было очень повезти, чтобы они смогли что-то разглядеть за толщей низких облаков. В настоящее время в Уиттиере живет около двухсот человек, и девяносто процентов всего населения обитает в розово-желто-голубоватой многоэтажке, в которой одновременно находится школа, парикмахерская, церковь, агентство недвижимости, пункт проката DVD и Bed & Breakfast. Больше всего местная школа гордилась тем, что в этом году ее успешно закончили девятнадцать учеников, и я должна была согласиться, что, принимая во внимание общую численность населения, это высокий показатель.


Prince William Sound

Теперь собственно о круизе. Prince William Sound — это часть Аляскинского залива с побережьем, изрезанным фьордами. Во фьордах находятся ледники, на которые мы в первую очередь и хотели поглядеть. Круиз проходил на крытом катере с открытыми палубами, что было всесторонне правильно. Длился он около пяти часов и включал в себя ланч на борту, что поначалу не обещало ничего выдающегося, но мы были рады ошибиться в своем скепсисе — накормили нас знатно — лососем, стейком с клюквенным хреном и морковным пирогом. К катеру прилагался гид, рассказывавший нам об окружающей живой и неживой природе.


Наши встречи с живой природой включали в себя тюленей, мириады чаек, облюбовавших один из скалистых склонов побережья, и абсолютных фаворитов — sea otters. Сначала мы их перевели как «морские бобры», но впоследствии я выяснила, что более точно они называются морскими выдрами. Уморительные создания. Будучи в длину не больше метра, они возлежат на спинке на воде, задрав задние лапки перпендикулярно ее поверхности, а в передних обязательно зажав что-нибудь съестное, и задорно его грызут. При этом в силу биологических нужд им необходимо периодически полностью окунаться в воду, что они делают, поворачиваясь вокруг своей оси. Поскольку выдры любят кучковаться стайками, это создает потешную картинку, когда несколько меховых тушек лежат и чего-то грызут, и постоянно кто-то из них булькает, окунувшись в воду, моментально возвращается в исходное положение и, как ни в чем не бывало, продолжает трапезу.


Морские выдры

Ну а неживая природа — это ледники. Я всегда думала, что они белые или в крайнем случае прозрачные. Когда же мы завернули за угол первого фьорда, то увидели гигантскую ледяную массу нежно-голубого цвета. Это было так неожиданно и красиво, причем, глядя на ледник с борта катера, возможности заподозрить участие в деле фотошопа не было никакой, и мы вынуждены были признать, что красота эта земная и естественного происхождения. Когда мы подплыли поближе, гид сказал, что на ледник надо не только смотреть, но его надо еще и слушать, после чего капитан заглушил двигатель, и все замерли. Из ледника постоянно раздавалось то легкое потрескивание, то громкий треск, периодически от него откалывались глыбы льда и с грохотом падали в воду, от чего в стороны летели красочные брызги, а эхо раскатывалось по всему фьорду. Вот это был спектакль! Когда мы вернулись внутрь катера, наглядевшись на ледники, гид поведал нам, что помимо активной жизни неорганической — которой мы были свидетелями — в ледниках присутствует также и жизнь органическая, и под ней он имел в виду не просто бактерии, которые там несомненно водятся, но нечто более значительное — ледяных червей, и даже нам их продемонстрировал. Он принес из морозильника маленькую пластиковую коробочку с кусочками льда, в которых шебуршились, явно не страдая от обморожения или переохлаждения, черные червячки длиной не больше сантиметра и толщиной около миллиметра.

После демонстрации червячков мы разболтались с гидом и, выяснив наше происхождение, он рассказал нам, как однажды свернул с дороги в не отмеченный на карте поворот и зарулил в то, что по его описанию походило на деревню старообрядцев. На месте он выяснил ее название и, честно признавшись, что произнести такое не в силах, попытался его написать, что в итоге на латинице сложилось в слово Николаевск. Гид примерно показал на карте, где она находилась, и хоть это было на Кенайском полуострове, мы поняли, что, будучи ограниченными во времени, мы туда не доедем точно. Во всяком случае, не в этот раз. Он также рассказал, что на полуострове есть несколько православных церквей, в частности, в одноименном городе Kenai, в городке Soldotna — по-нашему, Солдотня, и в деревне Ninilchik — в этом названии тоже чудятся мне отзвуки родного. Увы, ни одно из этих мест не оказалось нам по пути.










первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+