You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие По России

«Астория» в истории

Первая русская гостиница для прогрессивной буржуазии

Екатерина Истомина

Екатерина Истомина считает, что именно этот петербургский отель, отмечающий в этом году 100-летие, является первой русской гостиницей не для аристократии или купечества, а для прогрессивной буржуазии.

 Гостиница «Астория» век назад

1 из 5

 Гостиница «Астория» век назад

 Гостиница «Астория» век назад
Ресторан «Астория», 1913 г.

2 из 5

Ресторан «Астория», 1913 г.

Ресторан «Астория», 1913 г.
Исаакиевская площадь, год неизвестен

3 из 5

Исаакиевская площадь, год неизвестен

Исаакиевская площадь, год неизвестен
Исаакиевская площадь, послевоенные годы

4 из 5

Исаакиевская площадь, послевоенные годы

Исаакиевская площадь, послевоенные годы
Фанни Ардан закрепляет табличку со своим именем в золотом списке знаменитых гостей «Астории», 2011 г.

5 из 5

Фанни Ардан закрепляет табличку со своим именем в золотом списке знаменитых гостей «Астории», 2011 г.

Фанни Ардан закрепляет табличку со своим именем в золотом списке знаменитых гостей «Астории», 2011 г.

Гостиница «Астория» появилась на месте меблированных комнат «Бристоль», в которых помимо жилья располагались заведения К. И. Бурка, портного, Д. Н. Шитова, торговца фруктами, и Л. Бауера, винодела. Еще в «Бристоле» можно было зака­зать новую искусст­венную челюсть, дет­ские полуботин­ки, парик, весеннюю рассаду. Че­тырехэтаж­ное угловое здание (дом № 39 по Боль­шой Морской), чьи контуры «Астория» сохранила впоследствии, являлось анекдотическим «торгово-деловым» цен­т­ром российской столицы. Земля, занятая им, впрочем, была слишком хороша для без­ыскусной торговли искусственными зубами: парадное сердце блистательного Санкт-Петербурга – Исаакиевский собор и конный памятник Николаю I, созданные самим Огюстом Монферраном. 

В 1910-м обывательский приют «Бристоль» (он, в свою очередь, был построен на фундаменте особняка известного петербургского кутилы, мецената и покровителя прессы, князя Александра Львова) снесли, чтобы возвести на его месте сверхсовременный отель. Было образовано акцио­нерное общес­тво «Палас-отель» – со значительным английским капиталом, проект заказали Федору Ивановичу Лидвалю, знаменитому и дорогому архитектору, строившему частные доходные дома, а в отельном бизнесе сделавшему себе имя на постройке гостиницы «Европейская», что на Ми­хайловской улице.

Швед по рождению и по подданству Федор Лидваль был популярен и успешен хотя бы потому, что владел разным художест­венным почерком и всегда имел четкое, структурное понимание особенностей возводимого им объекта. Модерн, неоготика, великорусская эклектика, неоренессанс; городские доходные дома, загородные особняки и небольшие изящные дачи, различные государственные учреждения, а также частные банки – во всех стилях и жанрах Лидваль, ставший академиком архитектуры в 1909 году, буквально на­кануне строительства нашей сегодняшней героини «Астории», был признанным мастером. К тому же он уже строил и в данном конкретном районе – на Большой Морской улице, его «перу» принадлежит здание Азовско-Донского банка (дома № 3–5).

Акционерное общество «Палас-отель» поставило перед титулованным архитектором громкие задачи: «Астория» – не просто новенькая гостиница, а именно прогрессивный, инновационный отель, который должен отвечать всем требованиям современной инженерной мысли и следовать последнему слову техники.


Экспонат Кулинарной выставки в «Астории», 1913 г.

Лидваль, быть может, даже слишком прямоли­нейно откликнулся на запрос: немногословный, величественный в своей строгости проект современники оценивали как «холодный, бездушный, деловой» и даже «неуют­ный». Кстати, в ходе стройки «Астория» поменя­ла собственника: на мес­то «Палас-отеля», разочаро­вавшегося в петербургской отельной затее, пришла немецкая фирма «Вайс и Фрейтаг». Отель на Боль­шой Морской с фасадом на Исаакиевскую площадь был открыт и освящен 23 декабря 1912 года. В бальной зеркальной зале (она же зим­ний сад с рестораном по имени «Зимний сад») был дан пятичасовой ужин в пышном русском гастрономическом стиле – в присутствии высоких сановников, а также духовенства. 

«Астория», первым директором которой стал опытный парижанин Луи Терье, действительно была отлична от гостиницы «Европейская», исторического отельного флагмана Петербурга. Она была концептуально ориентирована на иную, нового XX века, публику – буржуазию, широкие деловые круги, лю­дей, как мы бы сказали сегодня, большого бизнеса. Такая публика, привыкшая не столько развлекаться и отдыхать, сколько работать, зарабатывать и тра­тить, ценила не роскошь, а шик, не интерьеры и де­коративные находки, а удобство и комфорт.

Лидваль дал общественным и приватным помещениям «Астории» значительное пространство. Большие, французские окна в пол (на первом этаже), светлые стены, светлые же потолки с едва замет­ными, в духе модерна, барельефными рисунками, мелкой наборки зеркальный паркет, однотонные ковры. Лифт центрального холла (он практически не изменился с момента запуска) как великолепное, смелое инженерное достижение был специально открыт глазам постояльцев. Сверкая отполированными до золотого блеска металлическими ре­шет­ками, лифт мчал гостей вверх.


Бар «Ротонда», 1913 г.

Мебель для «Астории» выбирал также сам Лидваль, и многие предметы сохранились до сих пор. Обстановку отличали строгие класси­ческие линии и фактурность отделки (кожа, тка­невая обивка, плетение). Роскошь (буржуазная, а не купеческая) открывалась в оформительских деталях. Например, в огромных бронзовых лампах из патинированного венецианского и сверкающего чистотой и прозрачностью богемского стекла – сегодня они украшаютбар «Кандинский» (до революции и в эпоху «Ин­­туриста» это была большая чайная комната цент­рального фойе) и ресторан «Давыдов» (в 1912-м заведение называлось просто «Астория»). Легкие деревянные, с мягкими светлыми тканями, ширмы, зеркала, но не круглые, будуарные, а в прямоугольных рамах, небольшие парадные портреты маслом, акварельные миниатюры... – «Астория» со своими 350 номерами предлагала стильный, новомодный отдых: это был отель для легкой на подъем, путе­шествующей, космополитичной публики.

Современники Лидваля были не сов­сем справедливы в своих оценках, называя «Асторию» холодной и неуютной. Отелю был привит не только деловой буржуазный шик, но и блеск кокетливой Вены, ведь именно на ее интерьерные образцы общественного модерна Лидваль ориентировался при создании ресторана «Зимний сад». Это поме­щение с высоким полупрозрачным витражным потолком, экзоти­ческими пальмами и лаконичной мебелью дейст­вительно напоминало щегольские ресторации столицы Австро-Венгрии. 

Гостиница «Астория», как и две ее московские товарки, «Националь» и «Метрополь», оказалась в центре событий 1917 года. «Наци­ональ» с «Метрополем», однако же, не удостоились «персонального» штурма: в первом быстро посели­лись новые советские вожди, в «Метрополе», в создании которого принимал участие великий Вру­бель, митинговали депутаты революцион­ных Со­ветов. А вот «Астория» на протяжении всего 1917 года была ареной для выступлений представителей «Земли и воли» и сторонников премьер-министра Александра Ке­ренского, а после октябрьского переворота в ней был организован штаб белых военных офицеров (гостиница стала военным режимным объектом еще во время Первой мировой войны). В декабре 1917-го «Астория» неоднократно обстреливалась матросами со стороны Исаакиевской площади, а под новый 1918 год была взята штурмом: отель как передовая и гостеприимная витрина царской России символично прекратил сущест­во­вание. Еще символично, что именно в «Астории» много лет спустя – 21 мая 1957 года – скончался от острой сердечной недостаточности Александр Вертинский, создавший себе имя именно на ностальгии по навсегда «утраченным временам».


Танцовщица Айседора Дункан была частой гостьей отеля «Астория»

Стоит заметить, что сам Ленин, как и многие другие большевистские вожди, ценивший милый уют «прогнившего» старого режима, неоднократно проживал в «Астории» – вместе с писателем Максимом Горьким, с участниками различных рево­люционных митингов (например, именно в «Ас­тории» усердно столовались делегаты II Конгресса III Коммунистического интернационала, прохо­дившего в июле 1920 года).

На короткий срок – в начале 20-х – гостиница была превращена в общежитие для сотрудников ВЦИКа, затем в общежитие для членов Петросовета. А в 1929 году, уже по окончании эпохи НЭПа, «Астория» (ее вновь возвратили в гостиничный профиль в 1926 году) перешла в подчинение только что созданной государственной компании «Инту­рист» (с которой благополучно и прожила всю со­ветскую эпоху: они расстались лишь в 1996 году, когда в отеле произошла приватизация и последующая реставрация). Логотип «Интуриста» – крыло птицы на фоне сетки земного шара – украсил фасад гостиницы, которой вернули историческое имя. С 1917-го отель трижды менял название: Первая военная гостиница, Первый дом Петроградского совета, Первый дом Ленинградского совета.

Если сравнить фото отеля 1915 года и снимки, сделанные в начале 30-х, то между ними не будет какой-то принципиальной разницы. Заметно, что к 30-м годам уже поменяли посуду и ковры, частично поменяли мебель, но и новая обстановка стилистически все-таки наследовала образцы Федора Лидваля: этот грандиозный ныне советский отель, гостиничный козырь юного неопытного «Интуриста», жил и работал по проверенным законам качественного буржуазного быта. Даже экзотическиепальмы в деревянных кадках – и те выглядят на более свежих фотографиях практически неизменившимися. Они, словно стойкие солдаты, стоят – и все на тех же местах: и в фойе, и в ресторане зимнего сада, и в коридорах этажей. 

До Великой Отечественной войны «Астория» принимала много гостей из числа западной буржуазной элиты: бизнесменов, актеров, писателей. В 1934 году здесь жил Герберт Уэллс, который помнил «Асторию» еще эпохи романовской царской фамилии – автор «Человека-невидимки» и «Войны миров» впервые останавливался в отеле в 1914-м. Спустя 20 лет Уэллс снова приехал в СССР и был принят Сталиным, о котором оставил неожиданно восхищенные отклики. 

А в сентябре 1941 года в нацистском Берлине были напечатаны пригласительные билеты приб­ли­зительно следующего содержания: гости созывались на банкет – в ресторан «Зимний сад» гостиницы «Астория» по случаю взятия армией вермахта Ленинграда. С главного (и единственного, впрочем) балкона «Астории» фюрер собирался обратиться с речью к покоренной столице бывшей царской России. Вот почему он лично распорядился не бомбить гостиницу. Но банкет не состоялся – благодаря мужеству и героизму защитников города, державших страшную 872-дневную блока­ду. «Ас­тория» (как и «Европейская») работала в дни войны как военный госпиталь. На фотогра­фиях тех лет можно увидеть, как мимо ее дверей идут военные колонны, шагают патрули, тянут санки истощенные голодом ленинградцы. В архиве гостиницы есть совершенно уникальный снимок: сквер перед входом в отель-госпиталь засажен капустой...


Поэты Сергей Есенин и Сергей Городецкий, 1915 г.

«Астория» как минимум дважды снималась в ки­но. Нищий герой фильма Дмитрия Астрахана «Ты у меня одна» (1993) Евгений Тимошин в испол­нении Александра Збруева именно на пороге сверкающего огнями отеля принимает самое важное в своей жизни решение – остаться в бедной перестроечной России. «Астория» у Астрахана – место немыслимой роскоши, мир богатых и знаменитых и, разумеется, мир по­рока и запретных удовольст­вий. А через два года гостиница попала в кадры самой бондианы – в фильме «Золотой глаз», где роль агента 007 сыграл Пирс Броснан.

Кроме исторического «металлического» лифта в фойе «Астории» есть еще один: на стенке, рядом с кнопками вызова, висят мемориальные табличкис именами ве­ликих гостей. Айседора Дункан, Сер­гей Есенин, Сергей Городецкий, Леонид Соби­нов... Кажется, что скоро не хватит стены, чтобы их по­местить. Вели­кая балерина Майя Михайловна Плисецкая уже полвека не изменяет однажды выбранному отелю – последний раз она жила здесь вместе с мужем, Ро­дионом Щедриным, в момент репетиций «Мертвых душ» в Мариинке осенью 2011 года.
Маргарет Тэтчер, Джордж Буш-старший, Генри Киссинджер... Последний, кстати, в очередной разстал постояльцем «Астории» совсем недавно – в хо­де Петербургского экономического форума в июне 2012 года. Автору этих строк удалось в Концертном зале Ма­риинского те­атра побеседовать с господином Кис­синджером – в том числе и об «Астории». «Моя же­на любит этот отель, впрочем, вся семья довольна, что мы живем именно в «Астории». Это очень красивое место, одно из лучших в Петербурге!» – заметил бывший госсекретарь США, один из величайших политиков XX века...

К юбилею, тем более к такой круглой дате, как целый век, принято готовиться. И «Астория», входящая в отельное семейство Rocco Forte Hotels, не стала исключением из правила. Что может быть лучшим подарком, чем серия новых комнат? Номерной фонд отеля (который является объектом культурного наследия РФ под № 7810065000) в настоящий момент включает 188 номеров, считая люксы. Реновацией комнат, как это принято в Rocco Forte Hotels, занималась сестра основателя цепочки, сэра Рокко Форте, Ольга Полицци. Часть комнат открылась в мае этого года, оставшиеся представят публике весной 2013-го, когда сэр Рокко Форте намерен дать бал в честь 100-летнего юбилея. На него приедут многие знаменитые клиенты «Астории». За что они любят именно ее? За тонкий шик, ум­ную красоту, наконец, буржуазную породу, которая, впрочем, за целое столетие уже давно получила право называться аристократической.



Читайте также:

Лучшие отели в 16 россиских городах

Лучшие отели мира: Raffles, Сингапур

Лучшие отели мира: The Dorchester, Лондон

Лучшие отели мира: Taj Lake Palace, остров Джаг-Нивас

Лучшие отели мира: «Англетер», Санкт-Петербург

Лучшие отели мира: Le Meurice, Париж

Лучшие отели мира: «Святой Стефан», Черногория

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+