You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие На пляж путешествие В город путешествие Для гурманов

Бали: Убуд, Бедугул, Семиньяк

Курорты среди тропических джунглей и рисовых полей

Мария Мозолевская

Бали — это не только и не столько образцовые волны, усыпанные золотистыми фигурами серферов, утверждает его жительница Мария Мозолевская.

Странно в этом признаваться, но я терпеть не могу серферов. Если смотреть со стороны, это нелогично, причем вдвойне. Во-первых, спросите вы, как можно не любить взъерошенных златокудрых атлетов с трогательно облупившимися носами? Во-вторых, какой может быть бунт против серф-культуры, если живешь в ее Мекке — на Бали? Поймите меня правильно: против искусства укрощать волны я ничего не имею, да и сама серферская эстетика мне весьма симпатична. Просто я раздражаюсь, когда обаятельные крепыши с досками наперевес разочарованно пожимают плечами, узнав, что я не из их стаи, а некоторые и вовсе лезут в атаку, недоумевая:  «Зачем же ты тут тогда живешь?!» Я не вступаю в ожесточенные споры с просоленными блондинами, не мыслящими и дня без океана, по одной простой причине: мне на Бали есть чем заняться. И это не серфинг.


Убуд

Убуд: субтропический Питер

Самое расхожее словосочетание, в последнее время встречающееся в описании острова в буклетах и журналах, — «настоящий Бали». Считается, и небезосновательно, что самые популярные у отдыхающих районы — cветский Семиньяк, пьяная Кута, сонный Джимбаран, пенсионерский Санур и начищенная до блеска, а оттого отчаянно скучная туристическая резервация Нуса-Дуа — не имеют никакого отношения к сути острова с его тихой деревенской жизнью, замысловатой религией и древними обычаями. В этом смысле Убуд, окруженный пышными джунглями городок в центральной части Бали, еще несколько лет назад выгодно отличался от того, что творится на южном побережье, — пока писательница Гилберт не сочинила книгу «Есть, молиться, любить» и сюда не повалили восторженные американки средних лет, листающие страницы романа даже в «собаке-мордой-вниз», а за ними и романтически настроенные жительницы других стран. Затем здесь сняли несколько сцен одноименного фильма с Джулией Робертс и Хавьером Бардемом — и вот уже на узких улочках в час пик не протолкнуться из-за автобусов с китайскими туристами. И все же Убуд не поддался на провокацию — в его влажном воздухе разлита все та же благодать.

Я люблю приезжать сюда, когда мне нужно подзарядиться, выдохнуть, поразмыслить  на два-три дня. Селюсь в номере с террасой — это единственное непременное условие: русские поселенцы прозвали Убуд балийским Питером не только за обилие музеев, но и за постоянные дожди — а в ливень, когда все вокруг вздрагивает, сияет и шумно дышит, словно в твой манговый сок ненароком бросили пригоршню волшебных грибов, нет ничего лучше, чем сидеть на балконе и смотреть этот спектакль, смотреть во все глаза. Затем, ежась под последними каплями дождя, я добираюсь до эпицентра местной светской жизни — в Kafe. В Убуде много прекрасных заведений — в одних у плиты стоят именитые французские повара, где-то роскошный вид на рисовые поля, — но я больше других люблю именно Kafe. Перекусить рагу из чечевицы и выпить энергетический коктейль из алоэ и куркумы сюда слетаются не просто люди — персонажи. На самом почетном месте за большим круглым столом непременно некий гуру, как правило, жилистый человек под 50, с исключительно пламенным взором.

Некоторые бескрайние рисовые террасы Бали настолько уникальны, что находятся под охраной ЮНЕСКО

1 из 14

Некоторые бескрайние рисовые террасы Бали настолько уникальны, что находятся под охраной ЮНЕСКО

Некоторые бескрайние рисовые террасы Бали настолько уникальны, что находятся под охраной ЮНЕСКО
Плюмерия — национальный цветок Бали и Лаоса

2 из 14

Плюмерия — национальный цветок Бали и Лаоса

Плюмерия — национальный цветок Бали и Лаоса
Пугливые лесные обитатели встречаются в Национальном заповеднике почти на каждом шагу

3 из 14

Пугливые лесные обитатели встречаются в Национальном заповеднике почти на каждом шагу

Пугливые лесные обитатели встречаются в Национальном заповеднике почти на каждом шагу
В Menjangan Resort можно спокойно плавать с маской, не опасаясь серферов

4 из 14

В Menjangan Resort можно спокойно плавать с маской, не опасаясь серферов

В Menjangan Resort можно спокойно плавать с маской, не опасаясь серферов
Гостиная и частный бассейн на вилле Umah Raja в отеле Damai

5 из 14

Гостиная и частный бассейн на вилле Umah Raja в отеле Damai

Гостиная и частный бассейн на вилле Umah Raja в отеле Damai
Гай Стэнэвей, шеф-повар отеля Amankila

6 из 14

Гай Стэнэвей, шеф-повар отеля Amankila

Гай Стэнэвей, шеф-повар отеля Amankila
Увидеть священную для балийцев гору Агунг можно с соседних островов, например, с Лембонгана

7 из 14

Увидеть священную для балийцев гору Агунг можно с соседних островов, например, с Лембонгана

Увидеть священную для балийцев гору Агунг можно с соседних островов, например, с Лембонгана
Indrakila Suite в отеле Amankila состоит из двух спален, гостиной, гардеробных, двух ванных комнат, частного бассейна, окруженного садом и прудом, и двух беседок для отдыха

8 из 14

Indrakila Suite в отеле Amankila состоит из двух спален, гостиной, гардеробных, двух ванных комнат, частного бассейна, окруженного садом и прудом, и двух беседок для отдыха

Indrakila Suite в отеле Amankila состоит из двух спален, гостиной, гардеробных, двух ванных комнат, частного бассейна, окруженного садом и прудом, и двух беседок для отдыха
Балийская девочка делает церемониальное украшение из листьев

9 из 14

Балийская девочка делает церемониальное украшение из листьев

Балийская девочка делает церемониальное украшение из листьев
Панакота, приготовленная Гаем Стэнэвей

10 из 14

Панакота, приготовленная Гаем Стэнэвей

Панакота, приготовленная Гаем Стэнэвей
Все индуистские храмы на Бали начинаются с «двойных» ворот чанди бентар, символизирующих двойственность мира

11 из 14

Все индуистские храмы на Бали начинаются с «двойных» ворот чанди бентар, символизирующих двойственность мира

Все индуистские храмы на Бали начинаются с «двойных» ворот чанди бентар, символизирующих двойственность мира
Пудинг из черного риса и шоколада

12 из 14

Пудинг из черного риса и шоколада

Пудинг из черного риса и шоколада
В интерьерах вилл отлично уживаются традиционная балийская резьба по дереву и местный батик икат

13 из 14

В интерьерах вилл отлично уживаются традиционная балийская резьба по дереву и местный батик икат

В интерьерах вилл отлично уживаются традиционная балийская резьба по дереву и местный батик икат
Бассейн в отеле Damai утопает в зелени

14 из 14

Бассейн в отеле Damai утопает в зелени

Бассейн в отеле Damai утопает в зелени

Это может быть с равной вероятностью и преподаватель белой тантры, и заезжий аюрвед. Вокруг располагается паства — в одежде разной степени сумасбродства, с ковриками для йоги в расшитых котомках, в перстнях силы и ожерельях, раскрывающих чакры. За соседним столом, заваленным книгами с названиями вроде «Целебные свойства сырой земли» и «О чем говорят камни», оживленно шепчутся пожилые йогини. Молодые мужчины с толстовскими бородами на татами у окна составляют друг другу звездные карты и трактуют майяский календарь. Придя сюда, никогда не знаешь, чем закончится обед: персональным гороскопом, убедительным советом окружить себя предметами желтого цвета, а может, спонтанным гаданием на картах таро. Kafe также избрала своей штаб-квартирой Ubud Community — большая группа экспатов, поселившихся в местных джунглях. Ее члены — хилеры, мистики и их группиз — регулярно встречаются, например, для того чтобы коллективной медитацией подправить ауру нашей планеты... Словом, ни один, даже самый роскошный вид на джунгли или рисовые поля не сравнится со здешней атмосферой.

Большинство йогов, целителей-самозванцев, ступивших на извилистый путь эзотерического самопознания, а также художников живут в районе Пенестанан. Это совсем рядом с центром Убуда: не доезжая супермаркета Bintang, надо отыскать спрятанную за лианами баньянов широкую, заросшую мхом каменную лестницу. Взобраться наверх, разглядывая каменные изваяния, и отправиться гулять по тропинкам: глазеть на убудский быт за воротами украшенных ловушками для снов домов, читать на столбах объявления о чудодейственном массаже и уроках освобождающего танца. А услышав любимую местными байку о «Призраке Пенестанана» — деревенские нет-нет да и увидят в сумерках очертание тела без головы, встретила привидение прошлой весной и одна русская девчушка, — бежать отсюда со всех ног.



Безлюдный пляж острова Менжанган

Бедугул: туманные перспективы

Зимой, когда на Бали вообще-то лето, бывают дни, когда на побережье стоит изматывающая жара. Если становится совсем невмоготу, я засовываю в багажник своего байка теплые вещи: длинные штаны, ветровку и шарф — и отправляюсь в Бедугул. Чем выше я забираюсь в изумрудные горы, тем влажнее джунгли вокруг и холоднее сырой воздух. Вдруг дорога резко уходит вниз, и вот уже впереди маячит памятник кукурузе, клетки с крольчатами, грузовики, забитые нежно-голубой гортензией, отчего кажется, что они нагружены облаками, — это по левую руку остается знаменитый бедугульский рынок — а за поворотом поблескивает тусклое, туманное озеро Братан. Здесь совсем нет туристов (их больше интересует знаменитый храм на воде Ulun Danu или клубничные фермы), на причале одни местные: парочки, прижавшись друг к другу, грызут кукурузные початки, пенсионеры рыбачат. Я наглухо застегиваю ветровку и беру напрокат катамаран в виде лебедя кислотно-розового цвета, мы прозвали ее Лидией. Педали Лидии натужно скрипят, еле крутятся, и она ползет прочь от берега скорее благодаря робким волнам, но мне достаточно и этого: я жду. В один момент ветер приносит рваное облако, такое густое и белое, что я теряю из вида малиновую голову лебедя. На несколько долгих минут меня со всех сторон охватывает зябкий кокон, молочный и липкий, — и мир вокруг перестает существовать. И я в очередной раз даю себе слово когда-нибудь пожить на озере неделю — не расставаться с дождевиком, дышать холодным озерным воздухом, смотреть, как на капустные поля опускается клочковатый туман, пить густой бордовый сок из местной клубники и бродить вокруг храма на воде ночью, когда растает след последнего туриста.


Искренняя улыбка — черта большинства балийцев

Между делом: Национальный парк Бали Барат

Если Бали вдруг становится тесен, душен, пресен — подобный «островной синдром» случается с каждым, кто прожил на острове больше полутора лет, — за спасением нужно отправляться на самый его запад. Дорога на машине занимает около трех часов, и удивительное случается на подъезде к Национальному парку: пальмовые рощи, рисовые террасы и бамбуковые заросли вдруг сменяются почти саванной, сухой и рыжей. «Это не Бали!» — вот первое, что слетает с языка каждого, попавшего сюда. В заповеднике, занимающем внушительную часть острова, живут тонконогие олени, обезьяны и белоснежные, с голубой отметиной, балийские скворцы — исчезающий вид. Можно отправиться по трекинговой тропе с проводником, и он покажет всех неразличимых взгляду обывателя животных и птиц. Я выбираю лентяйский вариант: на территории заповедника всего один отель, и мне туда. Menjangan Resort стоит на самом берегу залива, в мангровых зарослях, среди которых проложены дорожки на сваях — совсем как у Брэдбери в «Звуке грома», где главный герой, оступившись, давил доисторическую бабочку, а потом разгребал последствия. Между построек бродят оленята и с любопытством косятся на редких постояльцев. В мелкой бледно-голубой воде нет ни детей, ни серферов, ни шумных курортников. Абсолютная безмятежность. Ныряю с маской: среди мангровых корней мечутся серебристые рыбки. За уловом посолиднее надо плыть на рыбацкой лодке к соседнему клочку суши — енжангану, Оленьему острову. Прыгаю в бирюзовую воду лагуны и попадаю в пробку из подводных обитателей — пестрые, неоновые, носатые, полосатые рыбы деловито снуют от коралла к кораллу. Гид машет рукой, возбужденно пуская пузыри кислорода. Я спешу за ним и вижу черепаху — она висит в синей бездне, шевеля когтистыми лапами. Некоторое время мы плывем с ней бок о бок, пока мне не становится жутко — от мысли, будто она, заворожив, увлекает меня все дальше и дальше от берега, в пучину, — и я отстаю.

Семиньяк: туда и обратно

Возвращаться на юг, в привычную курортную суматоху, всегда приятно. Ты не был в цивилизации Семиньяка всего пару дней, а кажется, что пропустил что-то архиважное: самую веселую вечеринку, самый лучший концерт, самую скандальную сплетню. Местный водоворот захлестывает с головой — вокруг не отрывающие взгляда от своих BlackBerry столичные модницы из Джакарты, австралийские рок-звезды, нью-йоркские художники, сингапурские дизайнеры и сногсшибательные русские модели. Я подслушиваю последние слухи, стоя за барной стойкой кофейни Drop, ужинаю с друзьями в соседнем, очень светском ресторане Biku, покупаю новое платье в концепт-сторе Horn — и вот я уже готова к вечернему выходу на сет каких-нибудь очередных супермодных диджеев в Potato Head, а там уж и танцы до утра в новом пляжном клубе La Barca, напоминающем выброшенный на берег пиратский корабль. И все это тоже для меня — Настоящий Бали.



Лотосовые пруды встречаются и в Убуде, и в Чандидасе, что на востоке острова

Бали: что, где, когда

На Бали сезон круглый год. Зимой несколько раз в сутки идут дожди, и пляжи становятся грязными. С мая по сентябрь — сухая, менее жаркая погода.

Прямые рейсы из Москвы — «Трансаэро» (от 44 585 руб., время в пути 12 часов), «Аэрофлот» (от 39 850 руб., время в пути 13 часов). Со стыковками — Emirates, Qatar, Singapore Airways, Etihad, Cathay Pacific и Thai Airways.

Maya Ubud Resort & Spa Отель с огромной территорией в джунглях и спа-центром на берегу реки, oт $235. 

Uma Ubud Уютный дизайн-отель с белоснежными номерами рядом с главными музеями и арт-галереями города. 

Menjangan Resort Бунгало, отделанные деревом, спа в мангровых зарослях, ресторан в смотровой башне, от $260. 

Saranam Eco Resort Простые бунгало с соломенной крышей и роскошным видом на зеленые просторы, от $60. 

W Новый огромный курорт с круглосуточным спа и идеальным воскресным бранчем, от $326. 

The Legian Отель люкс, любимый знаменитостями, с гастрономическим рестораном на пляже, от $370.

Sari Organik Бамбуковый павильон в рисовых полях с простой и очень вкусной кухней. $5–10.

Café Kafe Вегетарианский рай, любимый местными и заезжими поклонниками здоровой пищи. Есть меню и для мясоедов. $5–10.

Ibu Oka Традиционная балийская закусочная-варунг с главным местным блюдом — молочным поросенком в специях. Во время ланча очереди. $3–5.

Métis Самый светский ресторан Семиньяка: французская кухня с азиатским акцентом. $40—80.

Lilit Новый рыбный ресторан при пляжном клубе Potato Head. Тапас-меню с авторскими вариациями азиатских блюд. $15–40.

Biku Индонезийский ресторан в старинном яванском доме из тикового дерева. Есть и европейское меню — здесь подают и лучшие на Бали бургеры. $7–20.

Sarong Азиатский ресторан высокой кухни считается лучшим на острове. Столик лучше бронировать за неделю. $40–80.

Five Elements Сыроедческий ресторан высокой кухни в бамбуковом шале на берегу дикой реки. $20–40.

Mozaic Французский ресторан высокой кухни в джунглях: знаменитый на всю Юго-Восточную Азию шеф Крис Солан готовит по классическим рецептам из местных продуктов. $50–100.

Русскоязычная консьерж-служба BaliConcierge подскажет, где самые веселые танцы, куда лучше отправиться на детокс или как организовать романтическую фотосессию с профессиональным фотографом. $250 за неделю обслуживания.



Читайте также:

9 самых зеленых городов мира

15 лучших винных отелей

16 отелей в пещерах

Лиза Хейдон в Индии

5 живописных мест, где можно насладиться одиночеством

Гид: Джайпур


первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+