You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие По России

Директор Royal Mansour инспектирует отели Москвы

И выбирает лучший из пяти

Иозефавичус

Геннадий ИозефавичусСпециальный корреспондент

Геннадий Иозефавичус Специальный корреспондент

Генеральный директор отеля Royal Mansour Жан-Пьер Шомар отправился инспектировать лучшие московские гостиницы. Компанию кавалеру ордена почетного легиона составил Геннадий Иозефавичус.

 Директор Royal Mansour инспектирует отели Москвы

1 из 9

 Директор Royal Mansour инспектирует отели Москвы

 Директор Royal Mansour инспектирует отели Москвы
В«Арарате» месье Шомара испугала высота...

2 из 9

В«Арарате» месье Шомара испугала высота...

В«Арарате» месье Шомара испугала высота...
Когда-то здесь, в «Метрополе», пел Шаляпин, а теперь поет Басков

3 из 9

Когда-то здесь, в «Метрополе», пел Шаляпин, а теперь поет Басков

Когда-то здесь, в «Метрополе», пел Шаляпин, а теперь поет Басков
В "Авроре" суета и шум...

4 из 9 В "Авроре" суета и шум...

В "Авроре" суета и шум...
В «Национале» ревизор увидел отражение собственных представлений о гостиничном прекрасном

5 из 9

В «Национале» ревизор увидел отражение собственных представлений о гостиничном прекрасном



В «Национале» ревизор увидел отражение собственных представлений о гостиничном прекрасном
Отлично подобранный цвет стен, старая мебель в хорошем состоянии, 
мягкий свет – таким и должен быть идеальный номер (в «Национале»)

6 из 9

Отлично подобранный цвет стен, старая мебель в хорошем состоянии,

мягкий свет – таким и должен быть идеальный номер (в «Национале»)



Отлично подобранный цвет стен, старая мебель в хорошем состоянии, 
мягкий свет – таким и должен быть идеальный номер (в «Национале»)
В своем номере отеля Ritz-Carlton месье Шомар не мог понять, зачем 
нужна дюжина подушек, когда достаточно пары.

7 из 9

В своем номере отеля Ritz-Carlton месье Шомар не мог понять, зачем

нужна дюжина подушек, когда достаточно пары.



В своем номере отеля Ritz-Carlton месье Шомар не мог понять, зачем 
нужна дюжина подушек, когда достаточно пары.
В «Зимнем саду» «Арарата» мы сняли урожай: хурму, виноград, инжир

8 из 9 В «Зимнем саду» «Арарата» мы сняли урожай: хурму, виноград, инжир

В «Зимнем саду» «Арарата» мы сняли урожай: хурму, виноград, инжир
Внешний вид отельного шоколада месье Шомару понравился, а о вкусе он 
сказать ничего не смог, потому что его не ест

9 из 9

Внешний вид отельного шоколада месье Шомару понравился, а о вкусе он

сказать ничего не смог, потому что его не ест



Внешний вид отельного шоколада месье Шомару понравился, а о вкусе он 
сказать ничего не смог, потому что его не ест

Мы познакомились три года назад в Марракеше, на стройплощадке. Была пятница, голос невидимого муллы звал правоверных к молитве, и сотни рабочих тянулись в сторону Кутубии. Месье Шомар с явным сожалением смотрел вслед уходящим – дел было невпроворот. Когда последний каменщик вышел за ворота, мы, надев на головы каски, пошли смотреть на то, что теперь называется Royal Mansour.

Строительство было в разгаре, в воздухе висели клубы цементной пыли, а директор будущего отеля уже точно знал, на какой бумаге будет печататься меню, какими будут простыни, во что оденутся слуги и кто будет стоять у плиты.

Тогда я был кем-то вроде ревизора, а Жан-Пьер – моим проводником, теперь мы поменялись ролями: я взялся показать месье Шомару гостиничную Москву, а он согласился комментировать увиденное. На сей раз обошлись без касок.

Завтрак в саду

Начинаем мы в «Арарате» (Park Hyatt Moscow) с завтрака в номере 1115, смахивающем на оранжерею. Он и называется «Зимним садом». Вид с террасы «Зимнего сада» – канонический, будто специально для нашего ревизора: слева – врубелевский фасад «Метрополя», по центру – «Москва» и башни Кремля, справа – императорские Большой и Малый театры. Пока официант накрывает на стол (фрукты, свежие соки, круассаны, йогурт, чайник дарджилинга), Жан-Пьер смотрит на город сверху вниз: «Какие же у вас широкие улицы! Но пробки все равно чудовищные. Вчера мы ехали из аэропорта до отеля три часа. А город – чистый».

Насмотревшись на Москву, он садится за стол, съедает немного фруктов, отпивает из чашки чаю и сворачивает салфетку. Завтрак окончен. Никаких омлетов, булок, других глупостей: «Я должен держаться, постоянно следить за собой, а то – при моей-то работе – стану толстяком и пьяницей!»

Мемориал директора Маткова

Мы заканчиваем завтрак и отправляемся в «Метрополь». Время поджимает, но Жан-Пьер, что ребенок, засматривается на витрину сувенирного магазина (в здании «Метрополя»), и мы заходим внутрь, чтобы купить расписного деда мороза. Покупку хозяйка магазина обещает отослать в Ritz-Carlton, в котором остановился месье Шомар. Сервис! Наконец мы огибаем здание и оказываемся в фойе отеля. «Посмотри, другой мир! На Hyatt совсем не похоже. Другие постояльцы, персонал, как путешествие во времени. А этот компьютер», – указывает Жан-Пьер на антикварный PC на столе с табличкой «Guest Relations».

Портье ведет нас в Президентский номер, по пути ревизора ожидает сильное впечатление: один из холлов отеля отдан под экспозицию о жизни и деятельности директора «Метрополя» г-на Маткова. На стенах фотографии: Юрий Матков в форме генерала, Юрий Матков с Майклом Джексоном, Юрий Матков с солитером на пальце.

Президентские апартаменты (номер 3364) месье Шомару по нраву: нравится и мебель («какое бюро! какие стулья!»), и вид на Театральный проезд, и обои на стенах, и картины на обоях. Не нравятся только цены: «Это великолепие надо продавать в три раза дороже! Цена – вот что делает роскошь роскошью и защищает отель от случайных клиентов». Напоследок мы заходим в ресторан. Тот самый, где как-то однажды спел Шаляпин и где теперь на банкетах поют Басков и хор Турецкого. В ресторане месье Шомар долго не может оторвать взгляда от витражного потолка.


"Я не умею критиковать"

Залп «Авроры»

Из «Метрополя» прямо в «Аврору» Marriott Royal Hotel, где Жан-Пьер пугается, едва войдя: орущие в телефоны гости с компьютерами во всех закоулках отеля. После тихого «Метрополя» весь этот бизнес-шум бьет по ушам, словно выстрел из пушки. На стойке регистрации с гордостью говорят, что «как обычно, стопроцентная загрузка». Впрочем, Президентские апартаменты (номер 337) свободны, и мы идем туда.

Президентам здесь живется неплохо: номер большой, с нескучной треугольной спальней, фривольной ванной джакузи на двоих, кухней – в общем, со всем, что может понадобиться при отправлении важной государственной функции. «Геннадий, я тихий человек, почти бедуин, я люблю пустыню, всем дворцам предпочитаю шатер и, признаться, ненавижу отели для бизнесменов. С другой стороны, им тоже надо где-то жить, – говорит Шомар. – Что дальше по плану?»

«Национальный» проект

А дальше у нас – «Националь». Пока ждем портье, Жан-Пьер наблюдает за парой у стойки регистрации и сочиняет про нее целый рассказ: «Любовники. Спешат. Срочно нужен номер. А работница за стойкой медлит, какие-то формальности. А этот, видишь, ему невтерпеж, пытается поцеловать. У него, конечно, жена; девушка лет на десять младше его, студентка, наверное. Вырвались на час». В этот момент герой рассказа забирает свою кредитную карточку, и оба идут к выходу. «А, так у них уже все было...» – слегка разочарован он. Выйдя из отеля, любовники прощаются. Он садится в автомобиль, она уходит куда-то пешком, а мы поднимаемся на четвертый этаж. В третий за сегодня Президентский люкс (номер 411).

Здесь ревизору нравится все: мебель из карельской березы, венецианское зеркало, вид Кремля, но главное – дух эпохи больших путешествий: «В детстве я обожал комиксы про Тинтина, там мальчик-герой постоянно оказывался в каких-то потрясающих местах. И там все жили в таких гостиницах».

Мы спускаемся в ресторан «Московский», я на правах хозяина заказываю zakuskis (грибы, соленья, все, что полагается), борщ (ватрушку почему-то приносят одну на двоих), бефстроганов. Ну и графинчик водки, конечно. Как без нее? О своей привычке есть на обед зеленый салат и пустые макароны Шомар на время благоразумно забывает. Зато вспоминает давешний ужин в «Большом»: «Там нарядно, как во дворце, а вот обслуживают так себе. Официанты угрюмые, тарелку все время норовят выхватить, хотя за столом еще не все поели. Персонал надо тренировать! Постоянно. Ежедневно. Ежечасно».

Месье Шомар – хороший тренер. В каждом номере-рияде Royal Mansour – свой дворецкий, и кроме него постоялец не видит никакой иной обслуги. Понятно, что поиском, а потом муштрой дворецких Жан-Пьер Шомар занимается очень специальным образом. В его отеле есть даже французская дама-педагог,  обучающая парней из Марокко и Таиланда, с Маврикия и Филиппин манерам, правилам, языкам.

Домой, на Тверскую

Сделав круг по центру города, мы возвращаемся в Ritz-Carlton, в просторный номер на клубном этаже. Претензий к отелю у месье Шомара, в общем, нет: персонал расторопен, комната удобная, чисто; вот только фойе слишком тесное, слишком раззолоченное, людное, да и с компьютерами он бы в рестораны и бары никого бы не пускал: «Отель делают клиенты, и если он забит бизнесменами с планшетами и телефонами, ни о какой роскоши уже говорить нельзя. Ошибка любой гостиницы – в смешении разных категорий постояльцев: богачей, командированных, отдыхающих. Представьте, вы заплатили тысячу долларов за ночь, спускаетесь в бар почитать газету, а тут прибывает группа, шум, ор. И потом, Ritz слишком большой. Я бы не мог быть директором отеля, где невозможно лично поздороваться с каждым клиентом».

Фото:  Иван Куринной



Читайте также:

Жан-Пьер Шомар инспектирует московские гостиницы: видео

Тарелки Paul Smith для ресторана VUN в Милане

Самый сексуальный акцент - у французов

Лучшие летние фестивали Европы

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+