You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие В город путешествие С семьей

Едем в Лондон с детьми

Чем занять семилетку на родине Питера Пэна и Гарри Поттера? Полная версия статьи

Лев Данилкин

Чем занять семилетнего ребенка на родине питера Пэна и Филеаса Фогга, Мэри Поппинс и Гарри Поттера, Шерлока Холмса и медвежонка Паддингтона, выяснял Лев Данилкин.

С утра в Музее естественной истории довольно пустынно...

1 из 8

С утра в Музее естественной истории довольно пустынно...

С утра в Музее естественной истории довольно пустынно...
Дальние родственники в Музее естественной истории

2 из 8

Дальние родственники в Музее естественной истории

Дальние родственники в Музее естественной истории
«Питер Пэн, мальчик, который так и не повзрослел» – памятник всем кидалтам

3 из 8

«Питер Пэн, мальчик, который так и не повзрослел» – памятник всем кидалтам

«Питер Пэн, мальчик, который так и не повзрослел» – памятник всем кидалтам
С утра никто не мешает в подробностях рассмотреть скелет динозавра

4 из 8

С утра никто не мешает в подробностях рассмотреть скелет динозавра

С утра никто не мешает в подробностях рассмотреть скелет динозавра
Питер Пэн в Кенсингтонском саду совсем не похож на того, что мы видели в Московском ТЮЗе

5 из 8

Питер Пэн в Кенсингтонском саду совсем не похож на того, что мы видели в Московском ТЮЗе

Питер Пэн в Кенсингтонском саду совсем не похож на того, что мы видели в Московском ТЮЗе
Центр Лондона кишит белками, но приманить их – даже если у вас есть орехи – нелегко: людей, жаждущих покормить белок, тут еще больше

6 из 8

Центр Лондона кишит белками, но приманить их – даже если у вас есть орехи – нелегко: людей, жаждущих покормить белок, тут еще больше

Центр Лондона кишит белками, но приманить их – даже если у вас есть орехи – нелегко: людей, жаждущих покормить белок, тут еще больше
Музей Шерлока Холмса оказался в двух шагах от нашего отеля Hyatt Regence The Churchill

7 из 8

Музей Шерлока Холмса оказался в двух шагах от нашего отеля Hyatt Regence The Churchill

Музей Шерлока Холмса оказался в двух шагах от нашего отеля Hyatt Regence The Churchill
В этом году отель Hyatt Regency London The Churchill вместе с галереей Saatchi проводит выставки современного искусства

8 из 8

В этом году отель Hyatt Regency London The Churchill вместе с галереей Saatchi проводит выставки современного искусства

В этом году отель Hyatt Regency London The Churchill вместе с галереей Saatchi проводит выставки современного искусства

Лондон, прямо скажем, далеко не самое идеальное место на свете для семилетнего ребенка: игровые площадки здесь карикатурно похожи на московские, в ресторанах в детском меню предлагают чудовищный бекон и еще более чудовищные гамбургеры, а в метро от мантры «майнд да гэп» тошнит уже на второй остановке – если только вам удастся убедить ребенка дойти до поезда, потому что переходы и лестницы здесь бесконечные. Тем не менее, у вас есть кое-какие основания настаивать на том, что город этот все же заслуживает жертв – все-таки, как ни крути, тут жили Филеас Фогг и Мэри Поппинс, Питер Пен и Гарри Поттер, медвежонок Паддингтон и Шерлок Холмс; почему бы не попробовать?

Рассудив, что даже стандартный для иностранца маршрут включает в себя пункты, посещение которых обезопасит меня от того, что Матвей пожалуется матери, что отец украл у него каникулы, я решил не оригинальничать: Музей естественной истории (где «диники»), Британский музей (где «мумики»), Кенсингтонские сады («где Питер Пен»), Бейкер-стрит-221-Б («где Холмс»), Хэмптон-Корт («где лабиринт»), Тауэр (где… ммм.. бифитеры). Тауэр, с его воронами и коронами, кстати, особого энтузиазма у Матвея не вызвал: похоже на все европейские замки разом. Другое дело – Тауэрский мост: дело в том, что Мотя только что несколько недель собирал его из Lego, и теперь ему любопытно было увидеть его живьем; собственно, других важных дел у нас в Лондоне и не было. К счастью, оригинал, знакомый до последнего кирпичика, оказался не хуже копии – тем более что на входе там дают детский паспорт и набор наклеек, а внутри, в верхней, декоративной, с фантастическим видом на реку, галерее, можно играть в кольцеброс и прыгать в «классики». Словом, это небезынтересное, во всех отношениях, инженерное сооружение.


Машины в музее науки

Подлинный храм, однако ж, этой самой инженерии – это Музей науки, куда мы стремились больше, чем во все прочие, потому, что Матвей, если верить его словам, «увлекается космосом». Там есть на что посмотреть: реальный корабль «Аполлон», макеты ракет, в том числе настоящая Фау-2, из тех, которыми немцы бомбили Лондон, 4D – (за 5 ф.) – фильм об экспедиции на Луну. «Наука» здесь трактуется весьма широко; в одной из лабораторий здесь расславлены, не подберешь другого слова, «баховины», куда можно засунуть голову и обнаружить там монитор с предположительно «научными» играми. Больше прочих Моте понравилось выращивать некоего Билли – который, если кормить его овощами и заставлять заниматься спортом, доживает аж до 94 лет. Рассудив, что в жизни нужно попробовать и то и то, Матвей взялся потчевать своего подопытного гамбургерами и заставил его месяцами валяться на диване с сони-плей-стейшн в руках. Билли не подкачал – и, к всеобщему удовольствию, откинул копыта в 42; кто бы мог подумать, какой веселой может быть наука.

 «Пап, сорок второй!» Первый вопрос, который Матвей задает, когда мы куда-то приезжаем: а кого будем тут считать? Мы во всех городах что-то считаем, нечто локально-характерное. В Базеле – василисков, в Венеции – львов, в Гонконге – людей, говорящих по-русски с украинским акцентом, в Берлине – драконов (или наоборот?). Тридцать львов – одно мороженое, по такому, например, курсу. В Лондоне мы сначала считали бегунов – которые, по-видимому, размножаются в связи с обилием парков в центре города. Бегуны попадаются регулярно – до такой степени, что их можно использовать как единицу измерения расстояния. Плетясь по набережной-променаду от Тауэра до колеса Лондон-Ай, Матвей заныл (ну действительно, далековато пешком), – ну сколько еще осталось? Я сказал – еще примерно от четырех до восьми бегунов. Тогда это сработало – навстречу попалось четверо; но вообще Лондон ни при каких обстоятельствах не может быть назван предсказуемым городом. Так, буквально в первый же день, непосредственно у Букингемского дворца («вон через ту дверь Филеас Фогг с Паспарту зашли к королеве Виктории», доверительно сообщил мне Мотя), мы увидели нечто сногсшибательное: ярко-желтый кораблик, как ни в чем не бывало плывущий прямо по улице, наравне с обычными лондонскими такси и «ягуарами». В открытые окна высовывались довольные – исключительно довольные – физиономии, в основном детские. «Вот это да!» _ вскричали мы с Петром Иванычем; ощущение такое, как будто попал в мультфильм. В первом же старбаксе с вайфаем выяснилось, что то была «Лондонская Утка» – настоящая амфибия, десантный БТР эпохи второй мировой, и если у вас есть 20 фунтов, то она не просто повозит вас по улице, но еще и поплавает по Темзе и только что не крякнет. Рядом с Лондон-Ай мы обнаружили гнездо Утки и взяли ее на абордаж; прохожие начали фотографировать нас на мобильные задолго до того, как мы отчалили. Амфибия колесит по всему центру, а затем, западнее Вестминстерского аббатства, у здания Ми-6 («это тут Джеймс Бонд?»), закатывается в неприметный закоулочек – еще одна платформа 9 и ¾ посреди Лондона – и бросает якорь. Водитель откланивается, вместо него к рулю – теперь уже штурвалу – пробирается капитан; Утка разгоняется и эффектно, с брызгами, под аплодисменты и визги, плюхается в реку – и плывет, ей-богу, плывет: я насилу успел схватить Матвея за шиворот, когда он полез пробовать рукой воду. Круиз продолжается полчаса – от Воксхольского моста до Вестминстерского и обратно; момент, когда колеса нащупывают дно – и тыква снова превращается в карету –пожалуй, можно назвать лучшим за всю нашу лондонскую неделю.


Какао в промежутках между музеями

«Утка» не зря рифмуется с «шуткой»; все 80 минут пассажиры «Утки» помирают от хохота – дело в том, что гид непрерывно острит – как, впрочем, и все здесь, от официантов до машинистов поездов; лучшие, однако ж, образцы английского юмора обнаруживаются там, где им и следует быть, – в обезьяннике лондонского зоопарка. На наглядном пособии о недопустимости подкормки обезьян изображен мальчик Бобби – два раза. На илл.1 он протягивает мартышке банан; на илл.2 мартышка довольно скалится, чего, однако, не скажешь о Бобби, и немудрено: теперь у него на руках только девять пальцев, а вместо десятого – кровавая культя. «Лучше бы панду купили, чем эту дикость рисовать», – ворчит Матвей, и, действительно, в зоологическом спектре здесь обнаруживаются кое-какие лакуны: ни тебе панды, ни императорских пингвинов. Все это, впрочем, компенсируется за счет присутствия подлинных раритетов: дракон с острова Комодо (2 шт.), гориллы (3 шт.) и окапи (количество «икс», было закрыто). В целом лондонский зоопарк пообшарпаннее, к примеру, берлинского – территория невелика, детские площадки убогие, вместо киндер-зоопарка – карликовый бегемот, да и тот ютится в одном помещении с верблюдами; пожалуй, можно сказать, что здесь царит дух тэтчеровских 80-х: эстетика принесена в жертву функциональности и экономии. Интерьеры некоторых ящиков в серпентарии напоминают скорее об убранстве сиротского приюта из «Джейн Эйр», чем о мангровых джунглях. «Гарри Поттер! – неожиданно вопит Мотя. – Папа, дикость! Гарри Поттер!» Где? В самом деле, в одном из углов здесь обнаруживается фотография Гарри с какой-то змеищей – здесь, оказывается, снимали «Философский камень».

«Дикость» – самое высокочастотное слово в лондонском словаре Матвея; что ж, неудивительно. Лондон вообще хорошее место, чтобы изучать разного рода эксцентричность – здесь изобилие странного, выходящего за рамки здравого смысла материала: норманфостеровский небоскреб-яйцо, музей английского Плюшкина – сэра Джона Соуна, толпы людей в футболках на улице – в минус, памятник лошадиной голове – и желеобразный (мы долго спорили – из «Харибо» он или из «Фрутеллы») семейный монумент на Марбл Арч. Лондон – хорошее место, чтобы объяснять детям, что такое «имперский стиль»; чтобы приучать ходить пешком на относительно длинные расстояния; чтобы устраивать фотосессии… Есть, конечно, свои подводные камни: отправляешь ребенка в красную телефонную будку для фото «я-был-в-Лондоне» – и понимаешь, что он очутился в кабинке, завешенной богато иллюстрированными рекламными буклетами проституток. Или: выстаиваешь огромную очередь на колесо обозрения, LondonEye, а внутри гондолы оказывается, что кто-то установил там планшетный компьютер, и удивительное воздушное путешествие превращается в войну: «Смотри в окно, балда, вон красотища какая, мост твой Тауэрский, отойди, я тебе говорю, от этого чертового компьютера!»

И ладно бы только айпэды в гондоле; опасность в Лондоне подстерегает повсюду. Вот вы говорите: музеи. Посреди Пикадилли-серкес громоздится дом-сундук, внутри которого базируется недавно открывшийся музей RipleysBelieve It or Not! Хотите верьте, хотите – нет, мы бы никогда не пошли туда, если бы он не работал до полуночи. Рассудив, что там наверняка обнаружится много чего полезного для любознательного подростка, тем более что в восемь вечера все равно все уже закрыто, а спать еще не хочется, мы отправились в Музей Диковинок; спустя несколько часов он был охарактеризован этим самым подростком как «худшее место, в котором я когда-либо был в жизни». Следовало остановиться еще у кассы – где слева выставлена корова с пятой ногой на спине, а за стойкой берут по 30 фунтов с носа. Мы, однако, рискнули – и попали в царство «полной дикости». Пять этажей; тысячи и тысячи экспонатов, один значительнее другого: вязаная Ferrari,


Поговорить по настоящему телефону ссыщика

кладбищенская калитка с хитроумным механизмом открывания, рисунок, нарисованный лошадью, подвижная – как в Музее естественной истории – модель динозавра, плошка с чертовски холодной водой, куда можно сунуть руку, чтоб понять, какой именно температуры был океан в районе гибели пассажиров «Титаника» . Это все еще ничего – но двухголовые козлята? Человек с рогом на голове? Человек, который умеет натягивать нижнюю губу на нос и на подбородок? Определенно, это не то, что следует показывать семилетнему ребенку. Мне, однако ж, было жалко изрядного количества фунтов – и я все пытался воскресить в памяти Матвея гипотетически более приятные воспоминания: «А зеркальный лабиринт? Помнишь, мы полчаса бродили по нему, и там еще выдают специальные перчатки на руки, чтобы не оставлять отпечатков, когда натыкаешься на зеркало? А макет Тауэрского моста из спичек? А великан? Интересно же: великан!» – «Ага, великан! А человек с синей кожей? А высушенная голова? А этот, с выпученными глазищами? Они мне сниться будут теперь, эти твои ужасы!» Пришлось врать, что нет, не бывает ни людей с синей кожей, ни людей с выпученными глазами; но все равно, всякий раз, когда мы проходили мимо Пикадилли-серкес, Мотя плевался, какая гадость этот «Хотите верьте».

После того как число бегунов достигло заранее поставленной критической отметки – 50, мы наткнулись на «старинный» – с характерным радиатором, «зиловским» капотом и открытой задней платформой – красный лондонский автобус, и решили теперь считать их. До 10; казалось бы, немного, но задача оказалась нам не по силам. За четыре оставшихся дня нам попалось всего восемь штук, и Мотя остался с носом, в смысле – без мороженого. Разумеется, мне было предложено засчитать те «старинные красные», которые продавались в сувенирном магазине, но я не повелся на эту уловку. В голове у меня вертелась нехитрая – даром что дело происходило в Хитроу – мысль, почерпнутая у писателя Акройда, автора классической биографии Лондона: что бы ни случалось в этом городе, все это там уже много раз было и еще больше раз будет. Что ж, раз так, в следующий раз «старинные» автобусы снова войдут в моду – и мы с легкостью найдем все положенные десять штук. А не в следующий, так через один; несмотря на мертвые головы посреди Пикадилли, несмотря на ужасы метро, от Лондона все равно никуда не денешься; авось, еще и сам Матвей будет возить туда своих детей – считать что-нибудь «старинное».




Читайте также:

Блог о путешествиях с детьми

Каникулы с детьми в Израиле

Марокко с этими детьми

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+