You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие На авто

Фьорд-фокус

Чудеса органической архитектуры, самый длинный в мире тоннель и другие достопримечательности Норвегии

Александр Закс

Дома с травой на крыше в бывшем шахтер­ском городе Рёрус — часть нацио­наль­ного архитектурного фонда Норвегии

Этот камень встретился нам сразу после того, как мы выехали из Lærdalstunnelen. Глаза ус­тали видеть своды этого самого длин­ного автомобильного тоннеля в мире (24,5 км), а руки почти слились с рулем, когда, выбравшись на дневной свет и свернув с шос­се в городок Лердаль, мы и на­поро­лись колесом на булыжник, который стал пово­рот­ным пунк­том в нашем путешествии по Норвегии.

До этого момента оно складывалось довольно предсказуемо (наши дни были заранее расписаны с предельной четкостью — только так мы могли бы успеть на все паромы), хотя без испытаний не обошлось. Нас сду­вало с пирса Акер-Брюгге в Осло, пока мы пробирались в новый ресторан Onda (уже сидя внутри у панорамного окна и дегустируя сашими с соусом понзу, мы искренне сочувствовали шата­ю­щимся под ветром туристам, только приближающимся к его дверям), осыпало мелким противным дождичком, когда мы пытались осмотреть маяк Линдеснес, расположенный в самой южной точке страны, а в городе Гримстад нам выписали штраф за неправильную парковку.

Узнав, что те три минуты, что мы поднимали багаж в номер отеля, стоили нам 600 норвежских крон (более $60), мы пошли искать утешения в ближайшем ресто­ране Apotekergarden. На удивление для такого небольшого с виду городка тут был прекрасный выбор вина, а приятная девушка за барной стойкой подробно объяснила, как оплатить штраф, рассказала, что именно в Гримстаде молодой Ибсен работал аптекарем (представьте, еще никому не известный драматург прямо вот тут, через улицу, толок в ступке порошки!), а уже прощаясь, посоветовала заехать в ближайший городок Рисёр, где готовят лучший буйабес в округе. Настроение постепенно улучшилось, а к утру наметились позитивные изменения и в погоде.

В этом старом маяке на острове Стангхолмен разместился ресторан, где обязательно нужно попробовать буйабес

Солнечным утром мы отправились в Рисёр, а оттуда на лодке (она ходит раз в полчаса) — на ост­ров Стангхолмен, в тот самый ресторан. Наварис­тая рыбная похлебка, поданная в здании ста­­рого маяка, оказалась не хуже эталонной марсельской, а ее автор — повар по имени Бьёрн — поразил нас рассказом о своей жизни. Этот постаревший Попай проводит здесь лето, а каждую зиму коком уплывает на танкере в Азию: «Сейчас тут неплохо, а вот в декабре сдувает даже меня. Да и семья у ме­ня там: жена-тайка и четверо детей».

Но пора было возвращаться на Большую зем­лю и продолжать путешествие. Ясный день подошел к концу ровно тогда, когда в магнитоле доигрывала ком­позиция Грига «Утро». Насколько точно передавали свирель и струнные пасторальные кар­­тины Норвегии, настолько же верно подошла бы композиция «В пещере горного короля» c ее мистическими фаготом и контрабасом следующему дню — дню, когда мы решили покорить Прекестулен.

Этот гигантский, абсолютно ровный утес завис над Люсе-фьордом. Его верхняя точка расположена на высоте 604 м, и добраться туда мож­­­но только пешком. И все ради одного из самых потрясающих видов в мире. Путь начался от отеля Preikestolen fjellstue, который стал последним оплотом цивилизации на бли­жайшие четыре часа. Дальше — только камни, гора и... метеошутки. Пока мы поднимались, беспрерывно шел дождь, становясь то сильнее, то мелкой сеткой проникая под непромокаемые вроде ветровки и штаны. Повернуть назад хотелось каждые 20 минут, но желание увидеть открыточную панораму и 80-летние старушки, прытко карабкающиеся вверх наравне с нами, не позволяли сдаться.

Когда мы наконец оказались наверху, барабаны из сюиты Грига были бы кстати — все вокруг заво­ло­к­ло туманом. Блуж­дая по абсолютно ровной по­верхности утеса, называемого из-за этого еще «Кафедрой проповед­ника», мы чувствовали себя ежиками из норштей­новского мультфильма. И вот, уже когда мы поте­ряли всякую надежду, когда уже было решили идти вниз, туман вдруг рассе­ялся! Это было так театра­ль­но и в то же время так естественно, что все промокшие и обессиленные путешест­венники мгновенно забыли про тяготы восхождения.

Дорога на Прекестулен не самая легкая, но очень красивая

Обратно очень хотелось спуститься, как Анд­рей Нефедов из Питера и Владимир Мусатов с Украины, которые в 2010 году совершили отсюда прыжок с глубиной свободного падения 355 м, установив мировой рекорд по роуп­-джампин­гу, но пришлось проделать путь вниз классическим способом.

Страна становилась все более понятной, как вдруг нам встретился тот самый камень, разорвавший на въезде в Лердаль шину нашего авто. Я полез за запаской, думая, что быстро поменяю колесо и мы поедем дальше, но...

Оказалось, что норвежцы отка­зались от запасных шин, заменив их баллончи­ком с гидро­изоляцион­ной пеной, которую следует нанести на прокол. Это, конечно, прекрасно, мы тоже адепты нано­техноло­гий, но когда вместо колеса — резиновая бахрома, нужно лишь одно: старая добрая запаска. В общем, наш гра­фик сбился, но, как выяснилось позже, про­ви­дение бы­ло на нашей стороне.

Случилось все это в воскресенье, когда норвеж­цы напрочь забыва­ют глагол «работать». В автосер­висе нам сказа­ли, что машиной нашей до понедель­ника никто не зай­мется; владелец отеля Lindstrøm, где пришлось остановиться, посоветовал не тратить время зря и съездить на ав­тобусе к церкви в Урнесе; и час спустя мы уже шагали по тро­пинке, по обеим сторонам кото­рой студенты-поляки собирали клубнику. Цель нашего визита располагалась на самом верху холма — эта мач­­­то­вая церковь (ставкирка) так важна для норвеж­цев, что часть изображения с ее деревянного пор­тика они помес­тили на монету но­миналом в одну кро­ну. В XIV веке подобных церк­вей в стране бы­ло более 1700. Но эпидемия чумы затем сокра­тила количество мастеров, строения ветшали, горели, и в итоге их сохранилось всего 28.

Рассматривая произведение деревянного зод­чества, мы совсем забыли о времени и пропустили обрат­ный автобус. Оставалось голосовать. Накану­не мы подвезли двух сингапурцев, так что не сом­невались, что и нам повезет. Но через час тщет­ного размахивания руками надежда добраться до оте­­­ля почти испа­ри­­лась — никто не тормозил. Как выяс­нилось, автостоп в Норвегии если и работает, то только на больших трассах. Мы уже бы­ло решили переночевать в ближайшем кемпинге — благо они тут на каждом шагу, — как вдруг появился автобус, который шел через соседний с нашим город. Сорок минут на нем плюс еще столько же пешком... Все же изначальная наша идея передвигаться по стране на арендованной машине была верной.

Сельская деревянная церковь недалеко от города Восс. В Норвегии практически все здания из дерева, и история про мать, которая сказала сыну, построившему дом из бетона: «Раньше только я знала, что ты дурак, а теперь весь — город», — звучит тут как предостережение будущим поколениям

Мы слишком сильно отстали от графика, продуманного в Москве. Нужно было срезать путь через горы. Погода снова ухудшилась. По обе стороны трассы — а мы уже были в северной части Западной Норвегии (Вестланне) — начали появляться неболь­шие снежные сугробы. А еще через 60 км мы оста­новились, чтобы проверить толщину июньского льда на гор­­ном озе­ре. Небо было затянуто тучами, из которых что-то все время шло: то дождь, то снег. В такой ситуации любому хотелось бы лишь одно­го: побыстрее доехать до гостиницы и забраться под одеяло. Но суровая страна сурова к слабакам, а упорным она дарит нечто большее, чем открыточные виды. Через десять минут картина кардиналь­но поменялась. Из серой дождевой заве­сы мы въехали в залитую солнцем долину — будто из диснеевского мульт­­филь­ма! С зелеными лугами и водопадами, в которых то и дело зажигалась радуга. Это была Лестница троллей — зигзаго­образная дорога, кото­рую в XIX веке спроектировал инженер Нильс Хов­денак. Он уже тогда писал, что ей суждено стать туристическим символом, так как с нее открывает­ся потрясающий вид на долину Истердаль. И добавлял: природа Норвегии — это самое прекрасное, что в ней есть. Катарсис — пожалуй, именно так можно назвать то, что мы испытали.

Лестница Троллей

Вам не нужно ходить в Музей Ибсена, вы можете не слушать «Пер Гюнта» в чудесной Опере Осло, вы не обязаны читать Кну­та Гамсуна, потому что настоящая Норвегия — здесь, рядом с водопадом Стигфоссен!

Как бы поэтично это ни звучало, но в этой природе действительно хочется раствориться. С этим утверждением охотно согласится Кнут Слиннинг, построивший свою гостиницу Juvet именно здесь, на пути к Лестнице троллей. Вместе с архитектур­ным бюро Jensen & Skodvin он создал один из луч­ших отелей в стране, где номера бронируют за год вперед. Всего семь доми­ков стоят в лесу, недалеко от горной реки. У каждого одна стена — стеклянная. «Это и те­левизор, и картина, ведь то настоящее, на что стоит смотреть, — природа», — уверяет Кнут.

Скоро мы снова вернулись на свой маршрут и заехали в Тронхейм. На улицах бывшей столицы Норвегии все еще можно встретить мужчин с тронхеймскими усами, за которыми трудно разглядеть лицо. Но конечно, главная достопримечательность города — набережная с домами на сваях. Она менее растиражирова­на, чем набережная Бергена, но от этого лишь вы­игрывает. Все постройки здесь принадлежали Ган­зейскому союзу. В свое время никому не разрешалось внутри даже свечку зажечь, жильцы были вынуждены спать по нескольку человек в кровати, чтобы согреться, — зато благодаря этому до нас до­шли все постройки XIV века: хотя весь город го­рел несколько раз, набережная сохранилась.

Беседка, где писал музыку Эдвард Григ (дом-музей компо­зитора Troldhaugen распо­ложен в 5 км от Бергена на берегу озера Нордас)

Но мы едем дальше, в долину Довре, чтобы взоб­ра­ться на гору Тверрфьелль. К подъемам и спускам здесь привыкаешь быстро. Полчаса восхождения — и мы оказываемся у небольшой прямоугольной постройки, «Павильона для наблюдения за оленями». Представить себе что-то, более точно характеризу­ющее Норвегию, невозможно. Пластичность деревянных линий и лаконичность фасада завора­жива­ют фи­лософским смыслом. Это зоопарк наоборот, где посетители — всего лишь представители одного из видов животного мира. Мы здесь не главные, здесь вообще главных нет. Смиритесь.

Этой мыслью тем же вечером мы делимся с ар­хи­тектором Эриком Лангдаленом (самая известная его работа — Центр Кнута Гамсуна на севере страны, который он спроектировал вместе со Сти­веном Холлом). Два года назад Эрик купил ферму XVII века на дороге между Довре и Домбосом. И вот мы сидим в старом доме, который теперь служит гостиной. На стенах — портреты фермеров, на столе — невероятное рагу из оленя. Поместье Будсьорд открыто для по­сетителей всего два месяца в году. Здесь тра­диционно останавливаются паломники, идущие пешком из Осло в Тронхейм к собору, которые об­ходятся похлебкой и местом на сеновале. Однако, если вы окажетесь здесь как турист, вам предложат ужин из трех блюд и кровать в бывшем хозяйском доме. В ближайших планах Эрика — привезти сюда своих студентов-архитекторов, чтобы рассказать им о старинной технике деревянного строительст­ва. Старинной, но не забытой. В этой стране вообще стараются ничего не забывать: история отзывается в решке монеты, природа — в стенах современных зданий, а по фьордам из динамиков прогулочных кораблей разносится эхом «Пер Гюнт».

«Павильон для наблюдения за оленями»
 

Смотровая площадка Stegastein архитекторов Тодда Сандерса и Томми Вильхельмсена неподалеку от города Эурланн

Как добраться

В аэропорту Осло Гардермуэн работают представительства Europcar, Avis, Sixt, Hertz, Budget. Перед поездкой изучите национальный сайт туристических маршрутов — 18 маршрутов проложены так, чтобы, путешествуя, вы могли любоваться природой страны. Лучшие архитекторы специально строят для этого проекта смотровые площадки.

Где жить

В Норвегии есть целая сеть исторических отелей — один из них, Fleischer’s Hotel расположился в бывшем помещении вокзала города Восс (Evangervegen 13, номера — от €186).

Здание отеля Paulsens Hotell на пути к Ставангеру (Grøndokka 13, Lyngdal, номера — от €104) было построено в 1800 году — и кажется, даже форма официантов в его ресторане с тех пор не претерпела особых изменений.

В Довре переночуйте в Budsjord Hotel (Budsjord, Pilegrimsgarden, Overbygdsvegen 145, ночь и трехразовое питание — от €57 на человека), чтобы почувствовать себя героем рассказов Кнута Гамсуна.

Бронировать номера в Juvet Landscape Hotel (Alstad, Valldal, ночь и завтрак — от €162 на человека) следует минимум за год.

Где есть

Рыбный ресторан Onda, один из лучших в Осло, расположен в самом оживленном квартале — Акер-Брюгге
30, Stranden, ужин — от €45

В Jacobs Bar & Kjøkken в Бергене меню ежедневно меняется в зависимости от того, что привезут утром поставщики — местные фермеры. Если повезет, попробуйте террин из фуа-гра с копченой свининой (€16) и яблочный пирог (€10).
44, Kong Oscarsgate

AiSuma в Тронхейме удивит фривольностью трактовки исторического интерьера: среди старинных деревянных балок — лампы Kartell, столы выполнены в стиле Хайме Айона.
Kjøpmannsgata 57, меню — от €50

Что посмотреть

Норвегии чтут традиции, поэтому всюду — этнографические музеи под открытым небом. Лучший — Maihaugen Museum в Лиллехаммере.
1, Maihaugvegen, вход — €13,5 для взрослых и €7 для детей.

В нефтяной столице Норвегии — городе Ставангер — работает Petroleum Museum.
1, Kjeringholmen, вход — €12,5 для взрослых и €6 для детей.

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+