You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие В город путешествие С семьей путешествие Для гурманов

История с обложки: Диана Вишнёва в Париже

Великая балерина в османовской части столицы

Наталья Морозова

Расшитые золотом, замысловатые наряды из последних модных коллекций как нельзя лучше смотрятся в османовском, правобережном Париже. И кто может продемонстрировать их лучше, чем великая балерина Диана Вишнёва?

Шерстяные кейп и юбка, шелковый топ, все Dolce & Gabbana, шелковые туфли, Fendi, браслет и колье из родия с кристаллами, Basia Zarzycka

1 из 10

Шерстяные кейп и юбка, шелковый топ, все Dolce & Gabbana, шелковые туфли, Fendi, браслет и колье из родия с кристаллами, Basia Zarzycka

Шерстяные кейп и юбка, шелковый топ, все Dolce & Gabbana, шелковые туфли, Fendi, браслет и колье из родия с кристаллами, Basia Zarzycka
Диана в одном из самых старых ресторанов Парижа – Laperouse. Шелковые топ и юбка, все Fendi, браслет из розового золота и бриллиантов, Montblanc

2 из 10

Диана в одном из самых старых ресторанов Парижа – Laperouse. Шелковые топ и юбка, все Fendi, браслет из розового золота и бриллиантов, Montblanc

Диана в одном из самых старых ресторанов Парижа – Laperouse. Шелковые топ и юбка, все Fendi, браслет из розового золота и бриллиантов, Montblanc
Крытая галерея вдоль выставочного зала Grand Palais. Хлопковое платье, Marni, шарф из меха лисы, Dries van Noten, са­поги из кожи и замши, Christian Louboutin, браслет из лабрадорита, Alexis Bittar

3 из 10

Крытая галерея вдоль выставочного зала Grand Palais. Хлопковое платье, Marni, шарф из меха лисы, Dries van Noten, са­поги из кожи и замши, Christian Louboutin, браслет из лабрадорита, Alexis Bittar

Крытая галерея вдоль выставочного зала Grand Palais. Хлопковое платье, Marni, шарф из меха лисы, Dries van Noten, са­поги из кожи и замши, Christian Louboutin, браслет из лабрадорита, Alexis Bittar
Первый камень моста Александра III был заложен его сыном Николаем II в знак франко-русской дружбы. Шелковый жакет, Dries Van Noten, шелковое платье, Giambattista Valli, сапоги из кожи и замши, Christian Louboutin, серьги из родия и кристаллов, Basia Zarzycka

4 из 10

Первый камень моста Александра III был заложен его сыном Николаем II в знак франко-русской дружбы. Шелковый жакет, Dries Van Noten, шелковое платье, Giambattista Valli, сапоги из кожи и замши, Christian Louboutin, серьги из родия и кристаллов, Basia Zarzycka

Первый камень моста Александра III был заложен его сыном Николаем II в знак франко-русской дружбы. Шелковый жакет, Dries Van Noten, шелковое платье, Giambattista Valli, сапоги из кожи и замши, Christian Louboutin, серьги из родия и кристаллов, Basia Zarzycka
Особняк XIX ве­ка супругов Эдуарда Андре и Нели Жакмар стал художественным музеем, основную часть экспозиции которого занимает коллекция его хозяев

5 из 10

Особняк XIX ве­ка супругов Эдуарда Андре и Нели Жакмар стал художественным музеем, основную часть экспозиции которого занимает коллекция его хозяев

Особняк XIX ве­ка супругов Эдуарда Андре и Нели Жакмар стал художественным музеем, основную часть экспозиции которого занимает коллекция его хозяев
Le Nemours – типичное парижское кафе на площади Колетт рядом с Лувром

6 из 10

Le Nemours – типичное парижское кафе на площади Колетт рядом с Лувром

Le Nemours – типичное парижское кафе на площади Колетт рядом с Лувром
Дворцовые интерьеры оте­ля Le Bristol – прекрасное обрамление для Дианы Вишнёвой. Соболья шуба, Fendi, шелковое платье, Elie Saab, кожаные босоножки, Tom Ford, серьги из ро­дия с крис­таллами, Basia Zarzycka

7 из 10

Дворцовые интерьеры оте­ля Le Bristol – прекрасное обрамление для Дианы Вишнёвой. Соболья шуба, Fendi, шелковое платье, Elie Saab, кожаные босоножки, Tom Ford, серьги из ро­дия с крис­таллами, Basia Zarzycka

Дворцовые интерьеры оте­ля Le Bristol – прекрасное обрамление для Дианы Вишнёвой. Соболья шуба, Fendi, шелковое платье, Elie Saab, кожаные босоножки, Tom Ford, серьги из ро­дия с крис­таллами, Basia Zarzycka
Пару лет назад Париж поддался повальной городской моде – и теперь мост Искусств тоже обвешан замками. Бархатное платье, McQ Alexander McQueen, позолоченные серьги со стеклом, Pebble London, золотое кольцо, Alexander McQueen

8 из 10

Пару лет назад Париж поддался повальной городской моде – и теперь мост Искусств тоже обвешан замками. Бархатное платье, McQ Alexander McQueen, позолоченные серьги со стеклом, Pebble London, золотое кольцо, Alexander McQueen

Пару лет назад Париж поддался повальной городской моде – и теперь мост Искусств тоже обвешан замками. Бархатное платье, McQ Alexander McQueen, позолоченные серьги со стеклом, Pebble London, золотое кольцо, Alexander McQueen
Над крышами Парижа. Платье из кожи кенгуру, Louis Vuitton, золотые серьги с полудрагоценными камнями, Alexis Bittar

9 из 10

Над крышами Парижа. Платье из кожи кенгуру, Louis Vuitton, золотые серьги с полудрагоценными камнями, Alexis Bittar

Над крышами Парижа. Платье из кожи кенгуру, Louis Vuitton, золотые серьги с полудрагоценными камнями, Alexis Bittar
Стеклянная пирамида, построенная при Франсуа Миттеране, в свое время вызвала много споров, но тем не менее уже стала органичной частью пейзажа

10 из 10

Стеклянная пирамида, построенная при Франсуа Миттеране, в свое время вызвала много споров, но тем не менее уже стала органичной частью пейзажа

Стеклянная пирамида, построенная при Франсуа Миттеране, в свое время вызвала много споров, но тем не менее уже стала органичной частью пейзажа

Мрачно поглядывая на серое парижское небо, приходилось утешаться цитатой Максимилиана Волошина «В дождь Париж расцветает, точно се­рая роза». Поэт, правда, не делал скидку на одежду из новых коллекций Louis Vuitton и Dolce & Gabbana, которые совсем не хотели расцветать от дождя. А также на то, что нам предстояло снимать звезду балета Диану Вишнёву – страх, что балерина простудится под проливным дождем, не помешал фотографу Паскалю Шевалье мягко, но настойчиво попросить ее позировать без зонта. Но Диана показала нам мастер-класс, и пока вся съемочная группа жалась под зонтами, она, сияя улыбкой, делала балетные па, насколько позволяли 10-сантиметровые каблуки Fendi и довольно узкая юбка Giambattista Valli.

«В такую погоду я в Париже впервые. Но у ме­ня в этом городе всегда такое романтическое на­строение, что никакому дождю не удастся его ис­портить», – объясняет Диана.

Впервые в Париж Вишнёва попала в 12 лет с Вагановским училищем, приехавшим на гаст­роли. Эта была ее самая первая поездка за грани­цу. Правда, сначала юные танцовщицы побывали в Амстердаме, который показался Диане милым, домашним, похожим на Петербург своими каналами и вообще атмосферой. А затем был Париж. И это было потрясение.

«Перед поездкой нас долго готовили, волнуясь, что мы неправильно отреагируем на западное изобилие. Представьте себе: советские дети, впервые попавшие за границу! – смеясь, вспоминает Диана. – Но именно эта сторона меня как-то не очень потрясла, несмотря на то что в России тогда, в конце 80-х, ничего подобного не было. Зато помню, что незадолго до того я прочла «Собор Парижской богоматери» и долго стояла, потрясенная, перед Нотр-Дамом, запрокинув голову – так вот откуда летел Квазимодо! Притом что собор тогда реставрировали, нельзя было даже войти внутрь. Мы жили где-то в районе Шатле, и нас никуда особо не отпускали, было только несколько общих экскурсий, после которых не сложилось цельного впечатления от города. Но для меня уже в самом названии – Париж! – была особая магия. И уже тогда я знала, что обязательно сюда вернусь. Но, конечно, тогда я даже и мечтать не могла, что выйду на сцену Гранд-опера».


Вид на Нотр-Дам и Дворец правосудия

Балерина Диана Вишнёва вернулась во французскую столицу в мае 2002-го – танцевать в «Дон Кихоте» в труппе парижской Гранд-опера на сце­не театра Бастилии. «Спектакль состоялся 14 июля, в очень знаменательный для французов день – взятия Бастилии. Ну а у меня было свое «взятие Бастилии». Через полгода были гастроли Мариинского театра в парижском «Шатле», на следующий год – опять Гранд-опера и «Манон» с Манюэлем Легри. Французские балетоманы теперь с нетерпением ждут ее приездов и сетуют на сайтах, что парижской сцене ее очень не хватает.

«Завтра иду заниматься в Оперу, – рассказы­вает Диана в паузах между кадрами. – Каждый раз, когда я бываю в Париже, даже если просто приезжаю к друзьям, я обязательно заглядываю туда. Меня всегда там тепло встречают, и это уже стало моим своеобразным парижским ритуалом».

В Париже Диана любит Сакре-Кёр и ведущую к нему длинную лестницу, с которой открывается умопомрачительный вид на весь Париж. Как петербурженка, она обожает набережные Сены. Любимый квартал – Маре, где приятно погулять с друзьями. Не выносит Елисейские Поля. А Эйфелеву башню воспринимает только издали. «Еще люблю блошиный рынок Сент-Уэн на севере Парижа, где можно просто походить среди бесчисленного количества антикварных магазинов, которые образуют целый город. Там есть очень старый ресторан Chez Louisette, где окунаешься в далекий Париж и слышишь песни Эдит Пиаф в исполнении местной знаменитости Мануэлы», – рассказывает Диана. Она любит бродить по знаменитым парижским кладбищам. Вспоминает, как важно для нее было посетить могилу Нуриева, как она долго искала могилы Сары Бернар, Эдит Пиаф, Россини, Шопена.

Для балерины отдых – это море, непо­движность и никого народу. Недавно они вернулись с мужем из Греции. «Мои любимые страны – Греция и Ита­лия. Во-первых, я не могу без моря. А во-вторых, там каждый камешек дышит культурой и историей, ведь эти страны стояли у истоков нашей цивилизации. В Италии в каждом маленьком городке есть свой театр, галерея. В Греции то же самое. Там невероятная энергия, которая чувствуется во всем».

И конечно же, Диана обожает всевозможные спа и массажи, ведь главное в отпуске для балерины – восстановить силы, расслабить натруженные мышцы. «Массажи стоп в Китае были какие-то совершенно невероятные», – вспоминает она.


Фонтан Рек на площади Конкорд

«А еще муж все мечтает свозить меня на Га­вайи! – мечтательно говорит Диана. – Он туда часто ездил, много чего по­смотрел и иногда рассказывает, как там прекрасно. Главное – ехать не в Гонолулу на всем известный пляж Вайкики с толстыми туристами в гавайских рубашках, а на небольшие острова вроде Кауаи, где снимали эпизоды фильма «Парк Юрского периода». Там есть прекрасный остров Ниихау, где остались еще коренные жители, которые говорят на гавайском языке, – туристов туда не пускают, можно только подъехать на лодке и посмотреть на это единение с природой».

«Пока самое близкое единение человека с при­родой я наблюдала в Австралии, моя сестра живет там со своей семьей. Там тоже удалось попутешествовать по невероятно красивым местам. Но уж больно далеко лететь», – рассказывает Диана.

В прошлом году традиция пляжного отды­ха была нарушена. Диана с мужем Константином взяли машину и проехали по северу Франции – Довиль, Трувиль, Онфлер, скалы Этрета, громада Сен-Мишель, оча­ровательный Сен-Мало. «Возвращались в Париж, заезжая в замки Луары, всех названий сейчас уже и не упомнить…

«Я так плохо запоминаю имена и названия, – почти извиняющимся тоном объясняет Диана. – Наверное, это компенсация. Мое тело помнит неимоверное количество балетов. Види­мо, поэтому голова иногда выключается. Во всяком случае – на всевозможные названия».

Мы идем к одному из самых фотоге­ничных парижских мостов – пешеходному Passerelle des Arts, соединя­ющему Лувр и Французскую ака­демию, с ви­дом на стрелку острова Сите. Мост этот не портят даже появившиеся в последние годы замки, кото­рые вешают влюбленные (те­перь цепляют даже велосипедные – если уж приковывать к себе любимого, то уж цепью покрепче). «Ой, это ведь набережная неподалеку от Шатле? – в голосе Дианы звучит радость узнавания. – Несколько лет назад мне купили тут щенка. Лабрадора. Я назвала его Гюго, Hugo. К сожалению, с моим графиком совершенно невозможно держать дома собаку. А я так люблю животных. Не было сил смотреть в его груст­ные глаза, когда мне надо было уходить. Пришлось отдать его друзьям. Теперь остался только персидский кот, который живет у моих родителей».


Один из сорат­ников барона Османа, архитектор Габриэль Давью украсил парк Монсо вычурными решетками, ворота которых венчает герб Парижа

Мы приезжаем в отель «Бристоль», дворцовые интерьеры которого отлично подходят к роскошным вечерним платьям из зимних коллек­ций. По­ка Паскаль ставит свет, Диана самозабвен­но гладит кота Фараона, почти сливаю­щегося с бе­жевыми разводами мраморного пола. Какая-то восторженная туристка оглядывает нашу аппаратуру, Диану в роскошном золотистом платье Elie Saab, протяги­вает мне свою мыльницу и на англо-французской смеси, помогая себе жестами, просит: «Pouvez-vous... take picture... la photo». Я оборачиваюсь к Диане и смущенно прошу ее попозировать с поклонницей. Диана подни­мается, натянуто улыбается, и тут – о конфуз! – я понимаю, что тетечка просила сфотографировать ее с котом, а вовсе не с Дианой. «Тут дру­гая звезда!» – весело и даже с некоторым облег­чением смеется Вишнёва.

Диана вспоминает, как пару лет назад в «Бристо­ле» участвовала в качестве модели в показе петербургского модного дизайнера Татьяны Пар­фёновой, представлявшей здесь свою коллекцию «Балерина», где под музыку Александра Вертинского рассказывалась история девушки из Петербурга, оказавшейся волею судеб после революции в Париже.

Диана, несмотря на нынешнюю неспокойную ситуацию в России, уезжать не соби­рается. Точ­нее, она нигде не живет постоянно. «Я обожаю переме­ны, не могу долго находиться в одном мес­те. Очень люблю Петербург, но жить там подолгу мне тяжело, особенно осенью и зимой. Я люблю уезжать и возвра­щаться. Конечно, иногда после бесконечных переле­тов я просыпаюсь и не могу сооб­разить, где я. Надо бежать в театр, но в какой?! Но я бы не назвала это недостатком – это позволяет мне знакомиться с разными людьми, культурами, странами. Мечтаю поехать в Индию, в Непал и Тибет, на остров Пасхи, наконец доехать до Гавайев. Пока все мои путешествия связаны в основном с театрами, спектаклями, компаниями, с которыми я работаю. Но скоро предстоит приключение, не связанное с работой, – поездка на Маврикий. Говорят, там настоящий рай».


Строительство новой Оперы Наполеон III поручил в 1860 году малоизвестному архитектору Шарлю Гарнье. За 15 лет строительства им­ператора сме­нила Третья республика, произошли Парижская коммуна и Франко-прусская война, но театр все же был закончен

Гид: Париж

Le Bristol (112 Rue du Faubourg Saint-Honoré, +33 1 5343 4300, от €680) – роскошный отель в самом центре Парижа, с собственным садом, SPA Le Bristolby La Prairie, рестораном с тремя мишленовскими звездами, детским клубом и... котом Фараоном.

Брассери 114 Faubourg (114 Rue du Faubourg Saint-Honoré, + 33 1 5343 4444) – младший брат ресторана Epicure (три звезды «Мишлен»), за которым присматривает тот же шеф-повар Эрик Фрешон. Меньше пафоса, как и полагается брассери, но вкус от этого не страдает (блюдо от €38).

Lapérouse (51 Quai des Grands Augustins, +33 1 4326 6804), ресторан в этом здании XVIII века находится с 1766 года, до того в этом доме на набережной располагался... бордель. Интерьер соответствующий: низкие потолки, плюш, бархат и отдельные кабинеты (там накрыты столы, не подумайте) на втором этаже. Кухня отменная, типично французская (блюда от €32).

Musée Jacquemart-André – Institut de France (158 Boulevard Haussmann, +33 1 4562 1159, вход €11) – до 14 января здесь проходит выставка двух венецианских пейзажистов – Каналетто и Гварди. Выставочный зал Grand Palais (+33 1 4413 1717, вход €12) – до 14 января экспозиция «Богема» (вход с площади Клемансо); до 28 января – выставка произведений американского художника Эдварда Хоппера (вход с авеню генерала Эйзенхауэра). Лувр (вход €15) – до 14 января «Последние годы Рафаэля». Musée d’Orsay (вход €12) – до 20 января выставка «Импрессионизм и мода».

Musée de l’Orangerie (Jardin des Tuileries, вход €7,5) – до 21 января «Хаим Сутин. Порядок хаоса». Днем, когда нет спектаклей, можно зайти в Opéra Garnier (вход со стороны Rue Scribe, билет €9) и посмотреть роскошные театральные интерьеры.

В Центре Жоржа Помпиду (19 Rue Beaubourg, +33 1 4478 4799, вход €13) – до 25 марта огромная ретроспектива Сальвадора Дали.

Cтиль: Gianluca Longo. Прически и макияж: Nobu/Atelier 68. Ассистент фотографа: Alexandre Bugny. Ассистент стилиста: Riana Pervez. Продюсеры: Natalya Morozova; Anastasia Kostolyndina.


Читайте также:

Выставка работ Сальвадора Дали открылась в Париже

Ирина Шейк в Мексике

17 отелей с детскими номерами

Влада Рослякова в Индии

Рената Литвинова во Флоренции

Монако Елены Исинбаевой

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+