You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие В город путешествие Для гурманов

Кейптаун: самый красивый город Африки

«Шампанский воздух», непривычные созвездия и незнакомые цветы в Кейптауне обнаружила Нелли Константинова

Во время винного тура, помимо главного, вам откроются африканские горы и долы, и архитектура старинных поместий ЮАР

Знаменитый сервис компании Emirates сделал свое дело — выходить из самолета не хотелось. Укутанная пледами, обложенная подушками, одетая в носки и наушники, снабженная бесконечным, как список кораблей, списком фильмов, я за 15 часов в воздухе уверилась, что лучше места в мире нет. Какой еще Кейптаун, нас и тут отлично кормят. Мы с мужем летели в ЮАР. Кейптаун числился в списке моих несбыточных мечт с 1992 года, когда Россия восстановила с ЮАР дипотношения. И даже раньше. Но про него говорили разное.

Первый же таксист убедил меня, что я не зря покинула чрево двухэтажного «боинга». «Я рожден и взращен здесь, и отсюда — ни ногой», — сделал он программное заявление по дороге в город, и позже мы такое слышали от многих слово в слово. На горизонте вставали горы во главе со Столовой. Над прибоем висела водяная взвесь, местные называют ее «шампанский воздух». 

Мы гуляли по ночам, поднимались на горы, бродили в парках, гоняли по окрестностям, и ни разу у нас не возникло сомнений в собственной безопасности

Минут за двадцать мы донеслись до отеля One&Only Сape Town. Похоже было, что я всю жизнь тут жила: до отъезда я две недели заполняла анкеты, какие вина и экскурсии мы любим. Однако откуда они узнали, что мой любимый лак для ногтей — красный? Среди сувениров меня ждал флакон Бастьена Гонсалеса единственно возможного оттенка «русский красный», шампанское охлаждалось в ведре, с балкона открывался вид на плоскую, как стол, гору и на порт. Отель был словно обернут вокруг тихой лагуны со спа — город восстановил старинные каналы и ежедневно закачивает в них свежую воду из океана. Даже «доктор ветер», выметающий сор с улиц, тут затихает: самая дорогая недвижимость в городе та, где ветра нет.

Старый порт стал набережной Виктории и Альфреда.

В прозрачном лобби нас уже ждали френдессы по фейсбуку Таня и Рада, произошла радостная развиртуализация — и две прекрасные женщины воцарились в нашей жизни на следую­щие несколько дней. «В кейптаунском порту с пробоиной в борту «Жанетта» поправляла такелаж», — напом­ни­ла я, и первым делом мы отправились в легендарный порт. Идти было минуты полторы. Такелаж в сухих доках поправляла «Андромеда», а мы глазели на этот аттракцион со сложной машинерией: город гениально решил проблему реконструкции старинного порта, оставив некоторые его части действующими, а промежутки заполнив кафе, магазинами и отелями. Бриллианты, главное достояние страны, продавались в бархатно-темных бутиках. «Что-то вы скромно, русские обычно каратов от пяти просят», — посочувствовали мне дамы в Brown’s: стреляющий синими и белыми огнями камень лежал в лапках в форме лепестков уникального цветка протеи. Жизнь стремительно приобретала прекрасные очертания.
 

В следующие дни мы гуляли по ночам с тремя фотоаппаратами наперевес, пересекали город в поисках ресторанов и галерей и бросали свою верную Audi S6 где придется. Мы любовались растениями-эндемиками в саду Кирстенбош, поднимались на Столовую гору и Сигнальный холм, проводили дни на рынке The Old Biscuit Mill, катались по окрестностям, улетали на сафари в буш — и ни разу не усомнились в собственной безопасности. Мы не заболели малярией, хотя не брызгались даже спреем от кома­ров. Ранним утром мы смотрели, как швартуется прямо у столиков набе­режной Виктории и Альфреда наш парусник «Седов», шедший первую кругосветку с «Мумий Троллем» на борту. Мы караулили под луной котиков на причале у One&Only, куда они официально приписаны (и табличка есть) и где появляются к полуночи. Стояли в шумной очереди в ресторане Willoughby & Co, который пижонски не бронирует места и выглядит как столовка в тор­говом центре. Слушали рассказы веселого таксиста про трех загадочных женщин, которые обеспечивают чистоту в трехмиллионном городе, потому что бьют палками мужчин, чтобы те не бросали бумажки на улицах. (Они, видимо, на­стоящие дрессировщицы и «сестры Запашные»: ни соринки на улицах Кейптауна мы не обнаружили. Видели крысу в порту — ну да на то он и порт.)

Пляж Boulders Beach, где живет колония пингвинов.

Быстро стало ясно, что гид в Кейптауне необходим: город стремительно меняется. Если вы поедете прямо сейчас, я ручаюсь за адреса. А вот если через год — уже не очень, аренда деловой недвижимости ежегод­но автоматически вырастает на 10 %, и из-за этого многие галереи, рестораны и магазины становятся блуждающими звездами. Одна надежда на живых местных конессёров, мониторящих это движение. Мы бродили по арт-району Вуд­сток, приценивались к искусству (цены в Кейптауне вполне европейские) и внимали Тане и Раде. Бойфренд Рады, скульптор и бонвиван, показывал нам окрестные винодельни и уютный город Стелленбош, возил нас по Гарден-роуд в город Германус в центр изучения акул. Мы с акулами немного друг друга поизучали, нос к носу: их было пять, мы были в клетке.

Голландский король дальновидно переименовал опасный мыс Бурь в мыс Доброй Надежды

Художница Таня рассказывала нам о местных творцах и о свалившейся на галерею Goodman славе: пронырливые журналисты, эти негодники и ничего святого, прослышали, что действующий президент страны соблазнил 16-летнюю девушку, дочь друга. А использовал ли он средства защиты, спросили нахалы, ведь девушка инфицирована ВИЧ. Президент в ответ возмутился: защита ему ни к чему, у него ванная в кабинете, принял душ — и порядок. В тот же день картина с изображением президента с душевой леечкой вместо причинного места была выставлена в Goodman и немедленно про­дана анонимному коллекционеру. Прези­дент попытался перекупить гнусный шедевр, цена взлетела, скульптор проснулся знаменитым, но президенту — слышите, президенту! — это не удалось.

Мыс Доброй надежды — мес­то, где впервые потрясенным морякам явился корабль-призрак «Летучий голландец».

А как все хорошо начиналось. Первые поселенцы поя­вились в Кейптауне в середине XVII века, примерно тогда же, когда сошли на берег англичане в Бостоне. Голландцы тогда сделали остановку на мысе Доброй Надежды, чтобы без потерь и цинги дойти от Азии до до­­ма. (Первоначальное название мыс Бурь голландский король дальновидно сменил в маркетинговых целях.) Передохнули, поторговали, выяснили, что местное население не поддается переучиванию в обслуживающий персонал, и в следующий поход привезли с собой малайцев-слуг. С тех пор в Кейптауне существуют три основные группы — черные, белые и цветные. Черные пляшут, поют, плетут из бисера и талантливо ваяют из вторсырья; белые стратегически мыслят и добывают золото и бриллианты. А цветные безупречно вписались в сферу обслуживания, как самые чуткие, осторожные и по-азиатски дипломатичные: сходите в старейший городской отель Mount Nelson на файф-о-клок и посмотрите, как Сидни заваривает чай. Он похож на профессора в лаборатории, когда, ломая руки от волнения, ходит вдоль рядов прозрачных колб-чайников, ожидая завет­ной реакции. Я имела неосторожность достать ста­кан с заваркой самостоятельно — Сидни кинулся на чайник, как мать, защищающая птенца, долго держал его у лица, вглядываясь в янтарные недра, и в конце концов налил мне чаю, ничем не выдав оскорбления, которое я ему, чужестранка, нанесла.

Семь пляжей Кейптауна удостоены знака Blue flag

Еще о слугах. От мужа Тани, бывшего владельца одесской «Морской галереи», я узнала и местную легенду о самом счастливом слуге. Давным-давно житель­ница Лондона купила в Кейптауне квартиру, машину и отчалила к родным туманным берегам, выдав батлеру ключи от машины и указание сменить всю надоевшую за три месяца мебель. С тех пор жизнь счастливца шла так: четверть года он возил хозяйку, потом она грузилась на корабль, шесть месяцев плыла туда-обратно и еще четверть года жила в Лондоне, а слуга тем временем разъезжал по Кейптауну на машине, продавал старый интерьер и покупал новый. 
 

Мы узнали, что ЮАР вписана в Книгу рекордов Гиннесса за 11 государственных языков. Что по безупречности организации дорожного движения Кейптаун — на четвертом месте в мире и что даже поразительный виадук, просчет архитектора будто из анекдота — начали строить с двух сторон и разминулись, — оказался к месту: на обрывающихся концах автострады теперь беспрерывно снимают кино. Мы начинали любить этот город, похожий на Сан-Франциско рельефом, оке­аном и праздным артистическим духом, замешен­ным на больших деньгах, которые куются в драйвовом и опасном Йоханнесбурге. Вот там-то держат карты ближе к орденам, там колючая проволока по границе поместий, там вахтенный поселок золотодобытчиков, там Москва. Кейптаун же — эдакий пижонский Санкт-Петербург, стой он на Черном море.
 

А потом мы улетели в частный заповедник Sabi Sand. Не верьте никому, кто вам рассказывает о сафари. Поезжайте на две ночи в Singita Ebony Lodge. Ваша кровь изменится незаметно и навсегда, и отныне вы мгновенно распознаете в любом фильме об Африке свои места. В буше вы вдруг увидите, какие чужестранные на небе звезды. Там барабаны бьют прямо в сердце, и ночью у костра для вас танцуют те, кто утром сварит вам кофе и повезет вас на встречу с леопардом или ди­кой собакой с пятнистыми ушами, и вы заглянете в ее глаза, не ведающие жалости. А пока замрите с тяжелым хрустальным бокалом в руке и наблюдайте, как они танцуют. Уговаривайте себя, что это народный ансамбль песни и пляски, ведь не может же горничная без предупреждения обратиться в богиню любви и плодородия. Не может водитель так поднимать лицо к небу, что грозная, темная, неизвестная кровь застучит у вас в висках. 

И наступил рассвет. Та дорога о 114 поворотах над обрывом от мыса Доброй надежды до Кейптауна, левосторонняя и узкая, где я теряла лицо и скулила от ужаса, цепляясь за рычаги управления верного Audi S6, пока муж вел ее сквозь тьму, — так вот, поверьте, даже та дорога показалась бы вам пустяком по сравнению с прайдом львов, которые разглядывали наш открытый «лендровер» с расстояния одного прыжка.
 

Они нас не съели. Мы вернулись в Кейптаун и полюбили его еще и за смелость и доблесть, с которыми он играючи исполняет роль веселого и легкого города, отважно стоя на самом краю жаркого, огромного и загадочного континента.

Купите себе бисерную корову на тонких ножках, голову носорога из ржавенькой проволоки, сотню ярких шалей. Купите стреляющий синими и белы­ми огнями камень, которому сто миллионов лет: он добыт неподалеку, в городе Кимберли, чьим именем называются все алмазные трубки мира, — и езжайте домой, на другую сторону земли, к привычным звездам. Садитесь в кресло, накрытое яркой шалью, заваривайте ройбуш, читайте «Капитан Сорвиголова», смотрите на дождь за окном и начинайте мечтать о том, как вернетесь.

Столовая гора — символ Кейптауна и заповедник: в ее окрестностях втрое больше видов растений, чем во всей Англии.

Гид: Кейптаун
 

Как добраться: Emirates (от 39 345 руб., время в пути 15 часов). Виза делается 3 рабочих дня. 
 

Где жить: One&Only Cape Town (Dock Road, Victoria & Alfred Waterfront, Cape Town, +27 21 431 5888, от $969 за 4 ночи). 
 

Лучший отель для сафари: Singita Ebony lodge (частный заповедник Sabi Sand, +27 13 735 9800, бронирование номеров, перелета из Йоханнесбурга и трансфера, +27 21 683 3424, от $1 300, все включено).
 

Лучшие отели по Гарден-роуд: Birkenhead House and Villa Hotel (119 11th Street Voelklip, Hermanus, +27 28 314 8000, $279 с человека), Grootbos Private Nature Reserve (+27 28 384 8008, Gansbaai, от $164 с человека за ночь).
 

Гиды по Кейптауну и окрестностям: Рада (+27 729 979250), Татьяна (+27 799 424960).
 

Где есть: La Colombe (+27 21 794 2390, широта 34 °02.45’28’’ и долгота 18 °25.12’55’’, ужин $45). 95 Keeroom (Keeroom, 95, центр, ужин от $30), Willoughby & Co (шопинг-молл Victoria Wharf, V&A Waterfront, 1-й этаж, No. 6132, ужин от $25). Лучший вид — в ресторане Harbour house (порт залива Kalk, +27 21 788 4133, широта –34.12964, долгота 18.449092, обед от $30).
 

Шопинг: V&A shopping mall, V&A Waterfront Craft Market & Wellness centre (набережная Виктории и Альфреда). В выходные — уличный рынок The Old biscuit mill (375 Albert Road, Вудсток, столики в ресторане The Test kitchen заказывайте заранее, +27 21 447 2337).
 

Что посмотреть: набережная V&A, Столовая гора (бывает закрыта из-за ветра, уточните в отеле); сад Кирстенбош, арт-галереи: Everard Read Cape Town, Goodman, What if the World Gallery, галерея Ellerman house (или закажите aрт-тур на день-полдня в отеле One&Only).
 

Вне Кейптауна: г. Стелленбош и винодельни: Waterford estate, Delaire Graff (50 км). Мыс Доброй надежды
(70 км, по дороге пляж Boulders beach с пингвинами, 46 км). Наблюдение за акулами, Mаrine Dynamics Shark Tour, +27 799 309 694, Geelbek Street, 5, Kleinbaai, Western Cape, 167 км.

 

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+