You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие В город путешествие По России путешествие Активный отдых

Что надо знать, отправляясь в круиз до Соловецких островов

Пройдя из Москвы до Соловецких островов, можно узнать и даже понять Россию. В этом во время круиза убедился Геннадий Иозефавичус

Теплоход «Иван Андреевич Крылов», погудев, отвалил от причальной стенки московского Северного речного вокзала. Мы помахали провожающим и отправились на капитанский коктейль выпивать и обучаться искусству спасения на водах. На борту «Крылова» нам предстояло провести две недели, дойти до Белого моря, побывать на Соловках, а потом через Кижи и Углич вернуться назад, в Москву. Был конец июня, стояли теплые белые ночи — идеальное время для путешествия на Русский Север.

Теплоход стоит в Горицах всего лишь три часа, а на осмотр одних только фресок Дионисия нужны сутки

Выпив и научившись свистеть в спасательный свисток, я отправился в свою каюту на шлюпочной палубе (небольшую, но с балконом) разбирать багаж. В путешествии по воде есть большое преимущество: вещей можно брать сколько угодно. Вот я и забил один чемодан тосканским и шампанским, второй — чайниками, китайским чаем, приспособлениями для смешивания коктейлей и сигарами. В третьем завернутыми в кашемировые пледы лежали ридлевские бокалы и японские чашки, в четвертом — одежда на любую погоду.

«Крылов» был построен в ГДР в середине 1950-х. По тогдашней моде его переборки декорировали дубовыми панелями, по каютам развесили сталинские светильники, к окнам и дверям приделали латунные ампирные ручки. Как ни странно, почти весь дубовый шик и вся латунь дожили до наших дней, в решетчатых окнах киосков на главной палубе сохранились даже стекла с фасетками. И лишь шлюпочная палуба — та, где была моя каюта, — подверглась евроремонту, но мои пледы, хрусталь, серебро и японский фарфор превратили каюту в филиал московской квартиры.

Теплоход компании «Мостурфлот» «Иван Андреевич Крылов»

Тишь, гладь да благодать

Первую остановку «Крылов» сделал в Мышкине, что в Ярославской области. Городом он стал еще в 1777 году, а в 1927-м был преобразован в село Мышкино. В 1988-м из имени села убрали букву «о», а в 1991-м вернули статус города. Эта чехарда — кажется, единственное, что происходило с Мышкином за последние два с половиной века. Прямо у пристани здесь торгуют гениальной копченой рыбой, на рынке можно купить зеленого лука и огурцов, бабки по дороге к храму предлагают землянику. В Мышкине — десяток музеев, от Музея мыши до Музея водки. Культурная диверсификация помогает залучать в городок полторы сотни тысяч туристов в год.


На следующий день, пройдя из Рыбинского водохранилища по реке Шексне до села Горицы, мы встали неподалеку от женского Воскресенского монастыря. На него времени как раз и не хватило: взяв частника, азербайджанского лихача Романа, я поехал в Ферапонтов монастырь — смотреть фрески Дионисия, а потом в город Кириллов, в грандиозный Кирилло-Белозерский монастырь, и едва-едва успел вернуться к отходу «Крылова». Теплоход стоит в Горицах всего лишь три часа, а хорошо бы, чтобы стоял три дня: на одного Дионисия надо закладывать сутки.
 

Светило солнце, озера слепили золотом — красота и спокойствие не могли состыковаться в моей голове с ужасами, творившимися здесь в 1930-х

Рыбинское водохранилище и Шексна — это уже части тысячекилометрового Волго-Балтийского пути. Другие — Белое, Онежское и Ладожское озера, Беломорско-Балтийский канал, реки Вытегра, Ковжа, Свирь и Нева, многие моря-водохранилища, десятки шлюзов. В городе Вытегра, где мы остановились на обратном пути, сохранились старые, еще царских времен, шлюзы. Еще там есть небольшой музей этой самой водной системы, которой уже двести лет и благодаря которой Волга впадает не только в Каспийское море, но и в Балтику.


Выйдя из Шексны в Белое озеро, а из него в Онежское, мы покинули Волго-Балт и вошли в куда более узкий Беломорско-Балтийский канал, намереваясь через день дойти до Белого моря. В Беломорканале за несколько дней движения мы не встретили ни одного теплохода. Изредка проплывали рыбачьи моторки, иногда на берегах появлялись местные жители, у шлюзов ходили мрачные вахтеры — и больше никого. На обширном Русском Севере, дивно красивом в пору белых ночей, пустынно и прекрасно.

В Кижах местных жителей почти не осталось. Зато приезжие, сотрудники заповедника, чувствуют себя на острове аборигенами

Ни сна, ни отдыха

«Крылов» по узкому, неглубокому каналу переходил из водоема в водоем: из Волозера в Маткозеро, дальше в озеро Телекино, оттуда — в Выгозеро, в реку Нижний Выг. Наконец спустя шесть дней пути от Северного речного вокзала мы пришли в поселок Сосновец, где «Крылову» предстояло ждать, пока пассажиры не вернутся с Соловков. Дело в том, что теплоходам речного класса — а «Крылов» предназначен именно для хождения по внутренним водным путям — в море выходить не разрешается. Что, впрочем, не мешает ему пересекать Онегу, Рыбинское водохранилище или Белое озеро, которые по размерам — вполне моря и на которых может разгуляться настоящий шторм.


В Сосновце мы пересели на автобусы, перебрались на них в Беломорск, а оттуда на морском катамаране «Сапфир» — уже на Большой Соловецкий остров. У участников круиза есть выбор: провести целый день на Соловках и, не ночуя, вернуться на борт «Крылова» или, доплатив, остаться на ночь на острове, на турбазе. Из двух этих вариантов я выбрал третий: остался на Соловках, но не на турбазе, а в гостинице для паломников «Соло» у самого монастыря.


Церковь Преображения в Кижах лучше рассматривать издалека: на расстоянии не видишь, как храм реставрируют, и не замечаешь туристов


С балкона моего номера можно было провожать солнце, падающее к половине второго в Белое море, и, повернув голову, встречать его восход с другой стороны уже минут через десять-пятнадцать. Белые ночи были действительно белыми. Вернее, золотыми: низкое солнце, отражаясь в куполах и морской воде, слепило, не давая спать. Но я и не спал — шатался (именно что шатался после недели на борту) по острову, обходя гавань, монастырь, улицы поселка. На пути к Соловкам я прочитал прилепинскую «Обитель» и теперь пользовался романом в качестве путеводителя (когда-то я так же ходил с книжками Лоуренса Даррелла по Александрии, с «Шантарамом» по Бомбею).


По дороге к Сельдяному мысу я увидел вывеску «Приют» и, заглянув во двор небольшой гостиницы, обнаружил три похожих на переделкинские дачи дома. Со двора можно было попасть на берег гавани Благополучия. Там же, во дворе, находилась трапезная, в которой хозяева, петербурженки мама и дочь, угостили меня травяным чаем и медом.


Спасо-Преображенский собор в Угличе


На следующее утро, взяв уазик с водителем-архангело­городцем, я отправился изучать остров — в скиты, на гору Секирку с церковью-маяком на вершине, в ботанический сад и на дачу архимандрита. Пообедал в обители: купил в монастырском ларьке пару пирожков с капустой и картофелем, рыбник с треской и бутылку кваса. Вся трапеза обошлась рублей в двести. Светило северное солнце, благоухали клумбы ботанического сада, озера и прорытые монахами каналы слепили золотом. Красота и снизошедшее спокойствие никак не могли состыковаться в моей голове с мерзостью и ужасами, творившимися здесь в двадцатых и тридцатых.

Ах как хочется вернуться

Вернувшись вечерним «Сапфиром» в Беломорск, а оттуда автобусом в Сосновец, я снова оказался в каюте «Крылова» среди пледов и книг, с чашкой улуна в руках и с Эллой Фицджеральд в наушниках. Теплоход отшвартовался и отправился в обратный путь. Мы снова прошли Беломорканалом череду озер, вошли в Онегу и наутро оказались у Кижского погоста, одного из самых растиражированных образов России. Из Петрозаводска к Кижам ходят «Ракеты», у причала — множество круизных кораблей. Так что туристов — не протолкнуться. Но, как оказалось, и здесь легко можно избавиться от преследования — достаточно договориться с лодочником, который устроит тебе «круиз» вокруг острова и покажет места, куда не доходят туристы.

Вознесенская церковь с куполом-маяком на Большом Соловецком острове

После Кижей «Крылов» сделал пару необязательных остановок в Вытегре и Череповце, одну совершенно обязательную — в Угличе и одну красивую — возле торчащей из волжской воды колокольни Никольского собора у Калязина. С каждым часом встречалось все больше судов, распугивая ночную тишину, стали носиться катера и гидроциклы, появились мосты, электростанции, большие города. А мне хотелось назад — в невероятные белые ночи, к солнцу, золотящему черные воды озер и монастырские купола.

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+