You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие В город путешествие На уик-энд путешествие Для гурманов

Лакхнау: там, где время останавливается

За день в индийском Лакхнау Геннадий Иозефавичус понял: это одно из немногих мест, где время действительно остановилось

Иозефавичус

Геннадий ИозефавичусСпециальный корреспондент

Геннадий Иозефавичус Специальный корреспондент

Религиозный комплекс Бара Имамбара — архитектурная доминанта Лакхнау

 

В Лакхнау я поехал со старым приятелем Санджеем. Живет он в Дели со своей тульской женой и парой детей, подрабатывает переводами и сопровождением приезжающих русских. Не болтлив, внимателен, хороший собеседник — чего еще желать от компаньона по путешествию? На этот же раз Санджея явно несло. Едва мы приземлились в Лакхнау, обычно сдержанный товарищ стал возбужденно травить небылицы, напоминающие апокрифические истории о дачном кооперативе «Озеро»: о Маявати, бывшей правительнице штата Уттар-Прадеш, построившей монументы самой себе, о миллиардах освоенных ею бюджетных рупий, о городе, который живет не в XXI веке, а застрял в эпохе набобов.

Я слушал Санджея и думал о том, что в воздухе Уттар-Прадеша, видимо, распылено нечто запрещенное: никогда еще мой спутник не был столь возбужден и многословен. Я кивал головой и ждал момента, чтобы посмеяться над словами друга. Мы уже были в Лакхнау, и никаких миллиардов я не видел. Но тут мы проехали под огромной триумфальной аркой и понеслись по дороге, огражденной монументальными заборами. «Справа канал и парк, ведущие к статуе Будды: Маявати как-то решила, что она буддистка, и стала повсеместно ставить Будд,  — сказал Санджей. — Слева — территория мемориала в честь гуру Маявати, Канши Рам». Справа я действительно увидел Будду, а рядом с ним — беломраморную женщину. Кивнув на нее, Санджей подтвердил мою догадку: «Да, это и есть Маявати. Вровень с Буддой. Хорошо, не больше». Слева был виден огромный, ослепительно сверкающий купол здания размером с Конгресс США.

Монументальные ворота Руми Дарваза — один из памятников эпохи Великих Моголов

Пускай после двух перелетов мои мысли были прежде всего о горячем душе, проехать мимо такого я не мог, а потому попросил водителя остановиться у «конгресса». Мы въехали в циклопические ворота, спешились и прошли на территорию комплекса. Прямо перед собой, на расстоянии в полкилометра, я увидел грандиозное здание с куполом, как у собора Святого Петра. К зданию вела аллея с гигантскими слонами, символизирующими BSP — ведомую Маявати партию далитов, то есть представителей низших слоев общества. Санджей тут же рассказал, как на каждых выборах этих слонов пеленают в слои ткани (иначе получается неприкрытая предвыборная агитация, а так — вроде как прикрытая). Чем не арт-проект художника Христо, упаковавшего в 1995 году здание Рейхстага в километры ткани?

Ресторан Oudhyana

Все пространство, покуда хватало глаз, было погребено под сияющими на солнце полированными мраморными плитами. Санджей снова прокомментировал: «Карьер в Раджастане и фабрика, на которой режут и шлифуют мрамор, принадлежат Маявати». Пройдя меж слонами, мы поднялись по ступеням и вошли внутрь. В огромном прохладном зале под куполом стояли две бронзовые фигуры, метров по десять каждая. Одна из них, естественно, Маявати (с бронзовой сумочкой Gucci), «чудо демократии», как прозвали ее в Индии за то, что из самых низов она пробилась в политический космос. По левую руку — статуя Канши Рама, учителя, гуру, человека, создавшего партию BSP и научившего Маявати всему. Все стены мемориальных залов покрыты скульптурными изображениями борцов за права бедняков, прежде всего — самой Маявати. Никакие рассказы Санджея теперь не казались мне неправдой или преувеличением, мой друг даже недооценил масштабы.

 

Поэзия здесь так расцвела, что Лакхнау стали называть «Ширазом Индии»
 

Мы вернулись на дорогу и поехали вдоль бесконечного монументального забора в отель. Казалось, поразить меня ничего уже не сможет. Однако, миновав забор, армейские бараки (в Лакхнау базируется штаб Центрального округа индийской армии) и Старый город, мы снова вырулили к чему-то гигантскому: к мостам, аркам, триумфальным аллеям со слонами по обеим сторонам, заборам, башням, к рукотворному кургану с монструозной ступой посреди парка. И все это было еще больше, еще мраморнее, еще дороже.
 

Старый Лакхнау взят всеми этими мемориалами в кольцо. В XIX веке местную британскую резиденцию брали в осаду восставшие сипаи, теперь город окружен мраморными истуканами Маявати. От восстания сипаев остались только руины резиденции, а плоды деятельности Маявати обречены на вечность. Во всяком случае по уверениям строителей: те гарантировали, что дворцы и ступы простоят пять веков, не меньше. Даже у Хумаюна, императора Великих Моголов, присоединившего Лакхнау к своей империи в 1555 году, амбиции были куда скромнее. Ему надо было оставить наследникам великую страну, а не только стены и пустую казну.  Лакхнау вошел в империю в составе одной из субпровинций — Аудской и вскоре стал ее центром. В период заката империи Великих Моголов набоб Лакхнау Саадат Али-Хан провозгласил независимость, и суба превратилась в королевство Ауд. Впрочем, после поражения при Буксаре в 1764 году от войск Ост-Индской компании Ауд перешел под британский протекторат, а в начале XX века и вовсе стал частью Соединенных провинций Агры и Ауда. Даже тогда богатству набобов Лакхнау мог бы позавидовать и британский монарх. А может, и завидовал: после перехода под протекторат набобы были лишены большинства своих полномочий, да и земель стало много меньше. Зато появилось время, которое — вместе с оставшимися немалыми средствами — правители стали тратить на искусства и кулинарию.

Бассейн отеля Gomti Nagar

Поэзия (на языке урду) здесь так расцвела, что Лакхнау стали называть «Ширазом Индии». А так как кроме любви к поэзии набобы Ауда переняли из Персии еще и шиизм, одно из двух основных течений ислама, в Лакхнау наряду с мечетями стали строиться величественные имамбары — храмовые комплексы, предназначенные для проведения религиозных церемоний в память имама Хуссейна (внука пророка Мухаммеда и главного шиитского святого). Бара (то есть «большая») Имамбара, к примеру, славится неимоверных масштабов главным залом в тысячу квадратных метров с пятнадцатиметровым потолком, не поддерживаемым ни единой колонной или балкой. И надо всем этим — удивительный лабиринт: восемь комнат соединяются коридорами, в которые ведут почти пять сотен идентичных дверей. Блуждающие по лабиринту неожиданно оказываются на крыше здания или на галерее, опоясывающей главный зал под самым потолком, но чаще — в тупиках, которых в лабиринте множество.

К вечеру, когда жара спадает, на лужайки и балюстрады Бара Имамбары приходят местные жители

Другая имамбара — Чхота — славится коллекцией хрустальных люстр, освещающих главный зал. Имамбары — помимо главной цели — служат еще и усыпальницами своим строителям. В Бара Имамбаре покоится набоб Асаф-уд-Даул, в Чхоте — Мухаммед-Али-шах. Интересно, будет ли Маявати похоронена в одном из возведенных ею мемориалов? Как буддистка, вроде не должна, но ведь никто не мешает ей еще раз поменять веру (рождена она была в индуизме).

 

В рецепте местных кебабов полторы сотни ингридиентов, поэтому они тают во рту
 

Кстати, с набобами Маявати роднит не только любовь к грандиозному, но и подходы к решению проблем занятости. При возведении Бара Имамбары Асаф-уд-Даул использовал вполне кейнсианские методы борьбы с безработицей: днем бедняки строили, а ночью аристократы разрушали построенное, чтобы продлить процесс и задействовать на работах как можно больше подданных. Примерно так же происходило при строительстве мемориала Амбедкар, возведенного в ознаменование победы далитов. Пока Маявати руководила штатом, работы шли, и мрамор из Раджастана завозился исправно. А стоило ей покинуть офис после проигранных выборов, работы останавливались, мрамор трескался, между плит вырастала трава. Потом BSP и Маявати возвращались к власти, работы возобновлялись, старый мрамор менялся на новый. Строители всегда были обеспечены работой: Маявати была премьер-министром штата четыре раза.
 

Из Лакхнау нельзя было уехать, не попробовав знаменитых местных кебабов — необычайно мягких бараньих котлеток: в фарш добавляют полторы сотни ингредиентов. Оригинальные кебабы впервые были приготовлены для набоба Асаф-уд-Даула. К концу жизни он потерял зубы, но не любовь к мясу, и придворный повар придумал рецепт тающих во рту кебабов, которые монарх мог бы не жевать. Как водится, повар должен был унести рецепт с собой в могилу, но перед смертью исповедался помощнику, который передал его по наследству сыну, тот — своему, а потом семья, ведающая секретом, открыла на городском рынке ресторан Tunday Kababi. Теперь там на очагах у входа стоят огромные сковороды, а в них десятками жарятся аппетитные кебабы.

«Тающие во рту» кебабы делают с конца XVIII века

Из баранины в Лакхнау вообще делают нечто поразительное: отменный бирьяни (местный аналог плова) и нихари — мясо, тушенное в течение ночи в остром соусе и к утру едва не растворяющееся без следа. Едят нихари утром, с лепешкой-кулчей: с помощью хлеба куски баранины достают из соуса. Вот и я в конце длинного дня сидел в ресторане Oudhyana при отеле Gomti Nagar и пробовал все подряд. Официант приносил самое лучшее: баранью чорбу, мягчайшие кебабы, ягнятину со шпинатом и кумином, лепешки с ароматом кешью, чечевицу. Сам отель был недавно построен в стиле империи Великих Моголов: золотой купол, широкие беломраморные лестницы, обширный сад. Еда в Oudhyana этому стилю соответствовала: была в меру острой, ароматной, отменно приготовленной.
 

В Лакхнау было просто потеряться во времени, и я терялся. Набобы, Моголы, Маявати — в категориях вечности они были неразличимы. Все они возводили мраморные храмы, все тратили немыслимые деньги. И все ели мягчайшие бараньи котлетки.

Гид: Лакхнау

Лучшее время для поездок в штат Уттар-Прадеш — с октября по апрель. В летние месяцы в Лакхнау и окрестностях слишком жарко. Для поездки в Лакхнау необходима индийская виза, оформление которой производится через визовые центры Республики Индия (moscowru.blsindia-russia.com, +7 495 638 5654). С октября этого года власти Индии планируют начать выдачу туристических виз гражданам России прямо на границе.
 

Из Москвы в Дели летает «Аэрофлот» (ежедневно, aeroflot.ru, билеты — от 15 000 руб.). От Дели до Лакхнау можно добраться на поезде (indianrail.gov.in, билеты в купе — от $5, время в пути — 5 ч 20 мин) или рейсом местных авиакомпаний Jet Airways (ежедневно, jetairways.com, билеты — от $312) и Go Air (ежедневно, goair.in, билеты — от $50; время в пути на самолете из Дели — 45 мин).

Где жить:

Gomti Nagar

Лучший отель в Лакхнау: высокий купол над лобби, широкие мраморные лестницы, прекрасный сад с фонтанами и прудами, 110 столь же богато декорированных номеров. Vipin Khand,Gomti Nagar, +91 522 671 1000, vivantabytaj.com/gomti-nagar-lucknow, номера — от $150.

Где есть:

Tunday Kababi

Считается, что именно в этом заведении «тающие во рту» кебабы готовят по оригинальной рецептуре. Наряду с традиционными, из баранины, подают и кебабы из говядины. Vivek Khand 2, Gomti Nagar, +91 522 410 8929, кебабы — от $1  за порцию.
 

Mubeen’s

«Настоящая» кухня Моголов: курица в миндальном соусе ($2,30), нихари (подается с костным мозгом; $2,50), бирьяни (местный аналог плова) с бараниной ($2,50), кебабы (по $0,25 за порцию). Hakim Abdul Aziz Road, Chaupatiyan, +91 983 918 8231, themubeens.com.
 

Raheem

У Рахима — лучшее в городе нихари. Баранину тушат в запечатанных горшках всю ночь и подают с лепешкой-кулчей. Akbari Gate, Chowk Bazar, +91 993 681 2076, нихари — $1, лепешка — $0,15.
 

Oudhyana

Огромное меню с традиционными блюдами королевства Ауд. Хороши баранья чорба с травами ($4,50), нукти-кебаб (куски баранины, замаринованной в специях; $12), палак (рубленая баранина со шпинатом и кумином; $11). Отдельного внимания достоин свежий хлеб (от $1,50 за порцию). Vipin Khand, Gomti Nagar, +91 522 671 1000, vivantabytaj.com/gomti-nagar-lucknow.
 

Античные герои на крыше колледжа Мартиньера

Что посмотреть:

Бара Имамбара

Грандиозный шиитский религиозный комплекс. Потолок в главном зале свободно висит без поддержки на 15-метровой высоте. На втором этаже — настоящий лабиринт с пятью сотнями дверей. Machchhi Bhavan Lucknow,  +91 522 230 8916, открыт для посещения ежедневно, кроме пн., с 6:00 до 17:00.
 

Руми Дарваза

В переводе — «Турецкие ворота». Были возведены набобом Асаф-уд-Даулом в 1784 году и являются входом в комплекс Бара Имамбара, открыты круглосуточно.
 

Колледж Мартиньера

Школа для мальчиков была открыта в 1845 году. Позже памятник архитектуры подарили городу, но посещение возможно только по разрешению персонала колледжа. La Martiniére Road, Martin Purva, +91 522 223 5415, lamartiniere-lucknow.org.
 

Мемориал Канши Рам

Удивительный образец градостроительства Маявати — четырежды премьер-министра Уттар-Прадеш. Посвящен индийскому реформатору Канши Раму.

Тушеная баранина нихари

1 из 5 Тушеная баранина нихари

Тушеная баранина нихари
Любимая индийская жвачка пан: раскрошенный орех бетеля смешивается с мелом и специальной пастой и заворачивается в листья бетеля

2 из 5 Любимая индийская жвачка пан: раскрошенный орех бетеля смешивается с мелом и специальной пастой и заворачивается в листья бетеля

Любимая индийская жвачка пан: раскрошенный орех бетеля смешивается с мелом и специальной пастой и заворачивается в листья бетеля
Интерьеры колледжа Мартиньера

3 из 5 Интерьеры колледжа Мартиньера

Интерьеры колледжа Мартиньера
Shahi Tukda, местный специалитет, в ресторане Oudhyana

4 из 5 Shahi Tukda, местный специалитет, в ресторане Oudhyana

Shahi Tukda, местный специалитет, в ресторане Oudhyana
Мемориал Канши Рам

5 из 5 Мемориал Канши Рам

Мемориал Канши Рам

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+