You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие Зимой путешествие Активный отдых

Ледяной отель в Лапландии

Стоит ли ехать за полярный круг, выяснил Геннадий Иозефавичус

Иозефавичус

Геннадий ИозефавичусСпециальный корреспондент

Геннадий Иозефавичус Специальный корреспондент

Строительство этого отеля сродни сизифову труду: каждый декабрь в течение последних 20 лет IceHotel строится заново, из замерзшей воды реки Торне в шведской Лапландии.

Через полгода ледяной дом снова превращается в воду. Оценивать усилия Сизифа в деревню Юккасъярви отправился Геннадий Иозефавичус.

[photos]

Путешествие в шведскую Лапландию началось с приключения. Пилот сасовского рейса SK731 Стокгольм–Москва, напуганный прогнозом погоды (обещали ледяной дождь), развернул самолет в воздухе и вернулся домой. Полторы сотни пассажиров не попали в Москву, столько же – в Стокгольм, я вдобавок пропустил свой следующий рейс на Кируну, за полярный круг. Забронированная на вечер ночевка в построенном изо льда IceHotel горела синим пламенем. Если, конечно, ночевка в ледяной избушке может гореть хоть каким-то пламенем.

В этот день в Швецию (а также в любую другую Скандинавию) больше ничего не летело, вылет завтрашним первым самолетом не помог бы, так как я опаздывал на пересадку, да и звонок в отель оптимизма не добавил. Оказалось, на три следующих дня IceHotel распродал все свои комнаты, а поездка на собаках (она была запланирована на три пополудни следующего дня) вообще не могла быть перенесена. Впрочем, дама на том конце провода сказала, что ледостроители обещали сдать пару новых комнат в ближайшие 24 часа, и в очереди на свежемороженую спальню я стою первым. Хоть какой-то свет забрезжил в этой полярной ночи.

Мобилизовав себя и интернет, я нашел поздний рейс «АэроСвита» до Киева, ранний SAS – из Киева в Стокгольм и первый из возможных – из Стокгольма в Кируну. Проведя ночь в креслах самолетов и в аэропортах, я как минимум успевал к собакам.

Так и сделал. И был в Кируне, в 200 км к северу от полярного круга, к часу дня, а в Юккасъярви, в деревне, где каждый год изо льда реки Торне строится IceHotel, – к половине второго. На то, чтобы убедиться, что мою ледяную горницу еще не построили, погоревать, залить горе горячим соком морошки, получить морозоустойчивый комбинезон, краги, балаклаву, сапоги, собрать рюкзак и сдать вещи в камеру хранения, у меня был еще час.


В каждые сани запрягают по четыре хаски

За этот час хилое заполярное солнце успело зайти (не то чтобы оно вообще выходило, но нечто похожее на сумерки было природой исполнено), и на встречу с гидом я шел уже при свете фонарей. Кроме меня к двухметровой глыбе голубого льда, у которой положено встречаться экскурсантам, подошли еще пятеро. Двое из них оказались австралийцами, еще двое – израильтянами, одна – кореянкой. Что тянуло этих людей в снега, к собакам – я так и не понял. То есть насчет кореянки и собак у меня возникли подозрения, что интерес ее чисто гастрономический, но про австралийцев, а тем более теплолюбивых израильтян никаких мыслей у меня не появилось.

Вилли, юноша-гид, раздал нам по шахтерскому фонарю (он надевается на голову), мы уселись в прицепленные к снегоходу сани и поехали на псарню. Было вроде и не холодно – градусов пять ниже нуля, без ветра, но даже за время короткого путешествия до питомника я успел замерзнуть. Комбинезон, надетый на термобелье и толстый кашемировый свитер, как оказалось, особо не греет. Хорошо, у меня с собой было. В смысле была. Пуховая куртка Duvetica, предусмотрительно запиханная в рюкзак. Вот она – согрела.

На псарне нам показали сани, коротко проинструктировали, и вот тут обнаружилось, что санями и собаками надо будет управлять самостоятельно. Пришлось понервничать, даже побояться, тем более что собаки, почуявшие дорогу, зашлись в лае, перешедшем в вой, слегка передрались и запутались в упряжи.

В каждые сани запрягли по четыре хаски: по две сучки в первом ряду, по два кобеля – во втором. Править санями полагается стоя сзади прямо на полозьях. Собственно, средством управления является только тормоз, вернее, два тормоза – «мягкий» и «жесткий». Мягкий – это резиновый коврик с протектором, жесткий – дуга с двумя зубьями. На коврик следует вставать одной или двумя ногами, на дугу – давить всем весом. Тормозами регулируется скорость и натяжение троса, к которому крепится упряжь, перемещением веса из стороны в сторону – направление движения. При этом общее направление задавать собакам не нужно: шедший первым Вилли выбирал путь, а ехавшая где-то впереди (на снегоходе) Анна, его помощница, проверяла дорогу и там, где было необходимо, прокладывала по целине новую трассу.

В этот день мы прошли караваном – по льду реки Торне, по лесам и полям под снегопадом в кромешной темноте, чуть подсвеченной огоньками шахтерских фонарей, – километров 20, пока не оказались на заимке. Сауна была уже жарко натоплена, печки в гостевых избушках – раскалены докрасна, с кухни раздавался перезвон кастрюль, но сначала предстояло распрячь уставших собак. Каждый отстегивал по одной от упряжи, снимал через голову сбрую, а потом отводил хаски в конуру. Ездовой собаке полагается по добротной конуре, больше похожей – размерами и качеством отделки – на российский дачный домик.

Наконец удалось сбросить сбрую и с себя – краги, комбинезон, сапоги-луноходы, сделать пару заходов в баню, покататься голым в снегу и отправиться в столовую.

Забавно, что даже на заимке, в лесу, в 20 км от ближайшей деревни гидам удалось сварганить потрясающий ужин и красиво его подать. Сначала мы получили вяленую оленину на полярном хлебе, потом – жареного гольца, в финале – пирог с черникой. В Скандинавии все просто, иногда – аскетично, но всегда – со вкусом.


В IceHotel даже светильники сделаны изо льда

Наутро на рассвете, больше похожем на сумерки, после обильного завтрака (деревенские яйца, оленина, свежее масло, хрустящий хлеб) мы отправились обратно в Юккасъярви. Собаки рвались домой. Часам к одиннадцати стало почти светло, и двухчасовой путь по засыпанному снегом лесу и льду Торне показался куда более коротким, чем накануне. Трасса при пусть тусклом, но свете дня выгодно отличалась от той, что я видел накануне в свете фонарика.

В IceHotel меня ждала добрая весть: мою ледяную комнату строители-ледорубы только что построили: и ледяную кровать, и ледяные кресла с ледяным столиком, и даже ледяной торшер. Кровать устлали оленьими шкурами, и в общем все было готово, спасибо стахановцам!

Но до вечера, вернее до ночи, при минус пяти за бортами спальника, надо было еще дотерпеть. В ледяном кресле, понятно, день не проведешь, иначе и сам ты, и твоя книжка тоже превратитесь в ледышку.

Отель предлагает множество опций – дневной поход на собаках, оленях или снегоходах, кормежка в двух ресторанах, посещение ледяного бара, местной церкви (не ледяной, деревянной; ледяную к моему приезду еще не доморозили), магазина сувениров. В IceHotel надо приезжать не раньше января; в декабре, когда был я, половина отеля даже не была достроена (ледяной бар, к примеру, ютился во временном ангаре), а большая часть развлечений (вроде вождения автомобиля по льду или подледной рыбалки) – еще не разрешена по тем или иным причинам. Да и темновато там, за полярным кругом, в декабре – практически полярная ночь, длинная и беспощадная.

С саней, запряженных собаками, я только сошел, снегоходы – не люблю, в церковь начала XVII века – сходил, вот и остались мне из развлечений только гастрономические и алкогольные. Ну и разглядывание номеров отеля. Холодные закуски в ресторане подаются действительно холодными – на льду. Тартар из гольца, маринованная утиная грудка с морошкой и прочие северные деликатесы. А вот горячее (я попробовал зайца, обладавшего столь специфическим «диким» запахом, что хотелось обозвать его «потным») – на обычных тарелках.

В IceBar исключений нет. Любые коктейли или, к примеру, шампанское – в ледяной посуде. Коктейли делаются на основе водки Absolut. Из чего же еще в Швеции мешать напитки? Source of Life, к примеру, состоит из обычной водки и сока морошки, а «Ледокол» – из перечного Absolut, гранатового сока, гренадина и кисло-сладкого виноградного ликера. Выносить коктейли или пустые ледяные стаканы за стены бара запрещено. Об стену такой стакан грохнуть можно, а вынести на улицу – нельзя. Правила такие.

Сам IceHotel возводится на берегу Торне уже двадцатый год. Из речного льда вырезают кубы по тонне каждый, их доставляют на стройплощадку и в мастерскую резчиков, кроме того, из смеси льда и снега (snice на английском новоязе) делаются кирпичи; и из всего этого возводятся номера, гостиные, бар и церковь. Так называемые Art Suites, номера «повышенной категории», создают по эскизам более или менее известных художников, у каждого такого номера есть название (вроде Source of Life или Frozen Love – эти же имена даются коктейлям в IceBar), а «простые» IceRooms делаются по шаблону. И в тех, и в других температура не поднимается выше минус пяти. Но и не опускается ниже. Спать полагается в термобелье в спальных мешках (одно- или двухместных), в восемь утра выживших будят горячим морсом и предлагают погреться в сауне.

Понятно, что все удобства (туалеты, душевые, камеры хранения) находятся в тепле, в отдельном здании, поэтому ночной поход в туалет превращается в целое приключение. Из мешка надо вылезти, засунуть ноги в холодные сапоги, накинуть куртку, пробежаться по ледяным коридорам ледяного отеля, пересечь двор (температура на котором может опускаться до вполне критических отметок), вбежать в дом с удобствами, сделать все дела, а потом совершить все в обратной последовательности. Так что на ночь в IceHotel лучше не пить. Даже коктейлей в IceBar. Дороже встанет.


В ресторанах IceHotel ужин накрывается дважды за вечер

Зачем все это нужно постояльцам IceHotel – вопрос сложный. Наверное, даже безответный.

Будем считать, что ночевка в сугробе – это такой способ испытать себя. Недешевый, заметим, способ.

Гид: Лапландия

Авиакомпания SAS (от 8 тыс. рублей в одну сторону) дважды в день (совместно с «Аэрофлотом») летает из Москвы в Стокгольм, и трижды – из Стокгольма в Кируну, ближайший к IceHotel аэропорт. Перелет (с ожиданием в Стокгольме) занимает 6 часов. Каждый рейс SAS из Стокгольма в Кируне встречает гостиничный автобус. Такси от аэропорта до IceHotel – 405 SEK (10 SEK=$1). На сайте отеля указаны все опции, даты и цены.

Art Suite – от 4 300 SEK за ночь, Ice Room – от 3 700 SEK, поездка на собаках с ночевкой на заимке – от 5 650 SEK. Можно остановиться в «теплой» комнате или шале – от 2 500 SEK.

Снимите комнату, если не уверены, что сможете в холоде провести всю ночь. Или за 200 SEK можно занять кабинку со скамьей и вешалкой.

Фото: Courtesy of Icehotel; из личного архива; Diomedia.


первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+