You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие С семьей

Марокко с детьми

В Марокко Алексей Тарханов ощутил, что это - отличное место для детей, даже если они не любят экзотику

Алексей Тарханов


Океанский фасад Эс-Сувейры, город делит рыбу с залетными чайками

У нашего путешествия по Марокко было три цвета. Первый — красный, цвет имперского Марракеша. Второй — голубой, которым раскрашена океанская Эс-Сувейра. И третий — зеленый, цвет полей на берегу Атлантики в новом туристском раю, который строится здесь именем короля Мухаммеда Шестого, страстного игрока в гольф.

Рыбу на обед дети выбирают сами, понимая, что ее всяко придется съесть

1 из 6

Рыбу на обед дети выбирают сами, понимая, что ее всяко придется съесть

Рыбу на обед дети выбирают сами, понимая, что ее всяко придется съесть
Дом Жака Мажореля, стоящий посреди ярко-красного города, окрашен в ярко-синий bleu Majorelle

2 из 6

Дом Жака Мажореля, стоящий посреди ярко-красного города, окрашен в ярко-синий bleu Majorelle

Дом Жака Мажореля, стоящий посреди ярко-красного города, окрашен в ярко-синий bleu Majorelle
Мавританские сады в Royal Mansour — город в городе, и при этом абсолютно безопасный для детей

3 из 6

Мавританские сады в Royal Mansour — город в городе, и при этом абсолютно безопасный для детей

Мавританские сады в Royal Mansour — город в городе, и при этом абсолютно безопасный для детей
Поднимаясь в гору, ослики никуда не спешат, пережевывая каждый встреченный кустик

4 из 6

Поднимаясь в гору, ослики никуда не спешат, пережевывая каждый встреченный кустик

Поднимаясь в гору, ослики никуда не спешат, пережевывая каждый встреченный кустик
В полет на воздушном шаре не пустят совсем маленьких — им не выглянуть из корзины

5 из 6

В полет на воздушном шаре не пустят совсем маленьких — им не выглянуть из корзины

В полет на воздушном шаре не пустят совсем маленьких — им не выглянуть из корзины
Батарея форта, где Орсон Уэллс снимал «Отелло»

6 из 6

Батарея форта, где Орсон Уэллс снимал «Отелло»

Батарея форта, где Орсон Уэллс снимал «Отелло»

Касабланка — ворота в Марокко из России. Royal Air Maroc избавила жителей России от пересадок, но все равно шесть часов придется провести в самолете, как отдать. В самом городе делать нечего. Дети обожают фильм «Касабланка» Майкла Кёртица, но знают, что он снимался в павильонах Голливуда. Жизнь подражает искусству, конечно, и в нынешней Касабланке есть Rick’s Cafe, но открыл его не Хамфри Богарт, а американец-экспат и всего семь лет назад.


Заклинатель змей на площади Джама-эль-Фна

До Марракеша два с лишним часа на машине. Это не главный (королевская штаб-квартира сейчас в Рабате), но заглавный город Марокко. На него, не боясь наскучить детям, можно потратить два дня. С утра пораньше — в сады Мажореля. Художник Жак Мажорель приехал во французское тогда Марокко в 1919 году и страшно увлекся созданием этих садов, которые после войны открыл для публики. В 1962-м, когда он уехал умирать домой во Францию, парк купили и спасли Ив Сен-Лоран и Пьер Берже. Это один из главных городских аттракционов, так что опаздывать нельзя — через час после открытия здесь не протолкнуться. В сад вас повезут в запряженной лошадьми коляске, которую зовут на французский манер caleche.

Вторая половина дня уйдет на марракешский сук — старый базар Медины, который велик и запутан, хотя и не так внушителен, как Большой базар Стамбула. Увы, но это место не для покупок. Идти на базар и не покупать? Дело ваше, но когда ты понимаешь, что во всех лавочках продаются одни и те же лампы, шкатулки, сумки и пряности, перестаешь интересоваться товаром и начинаешь радоваться виду, запаху и цвету.

Красный обязателен в Марракеше, который когда-то строился из красной глины, а теперь приукрашивает даже пластик и бетон. Забавно смотреть, как устроена общественная пекарня, куда приносят из дома сырой хлеб на всю семью, помеченный особым знаком, а потом забирают готовый. По сходному принципу работают уличные рестораны, в которые ты несешь то, что хотел бы съесть. Платишь только за готовку. Но это на любителя и точно не для детей. Не для них и обжорные ряды на главной площади Медины Джама-эль-Фна, где едят местные жители и самые храбрые из туристов. Зато здесь можно сделать татуировку хной или сфотографироваться со змеями у заклинателей за малую мзду.



Обед в ресторанах Янника Аллено проходит на свежем воздухе под пальмами — на аппетит дети не жаловались

Главных отелей в Марракеше два: культовый La Mamounia, приведенный ныне декоратором Жаком Гарсией к его обычному и среднеарифметическому, который всего-навсего отличный отель, особенно для путешествующих взрослой компанией. Много лет подряд она была лучшей гостиницей, пока не появился изменивший весь табель о рангах Royal Mansour, отель удивительный. Он состоит из трехэтажных домов-номеров традиционных риядов, украшенных ничуть не менее талантливыми, но менее эгоцентричными французскими декораторами в марокканском стиле. Поскольку Мансур — маленький город за стеной со свежепосаженными четырехсотлетними пальмами, арыками, фонтанами, бассейнами, в нем можно провести еще день. Обедать-ужинать стоит здесь же. В «Мансуре» два ресторана, которые ставил на ноги Янник Аллено из парижского Le Meurice и которые теперь отлично устоят и без него. Подарок французской культуры и чистая детская радость – La Religieuse, «Монашка». Не роман Дидро и не песня Селин Дион, а десерт, род эклера с изумительным кремом.


Улицы из белого камня

Из Марракеша мы отправились в два путешествия. Сначала в берберскую деревушку в Атласских горах. Вверх взбирались на осликах, которых привели хозяева-берберы, самые древние жители этих мест. Ослики послушны, седла-попоны удобны, держаться в них помогают две петли на седле спереди и сзади — в зависимости от того, идет ваш ослик в гору или спускается с горы. Мы поднимались минут тридцать, а потом на дощатой лоджии, висящей над долиной, нас угощали лепешками, которые очень понравились детям (называются «псымын» или crepes marocaines), и сладким чаем, который льют в стеклянную стопку с высоты, чтобы поднялась пенка, как на капучино. Мы смотрели на горы и на детей, с их прозрачными фарфоровыми лицами похожих на драгоценных кукол. А они смотрели на нас. Вежливый мальчик по обычаю поздоровался, поцеловав гостям руки.

А наутро мы поднимались на воздушном шаре, хозяин которого гордится тем, что он — первый воздухоплаватель Марокко (соседскими шарами управляют французы). Плавное движение по воле ветра похоже на плавание с аквалангом над морской равниной, то же ощущение левитации, безо всяких «пристегните ремни». Единственное ограничение — детей в корзину пускают только с шести лет. Нам повезло — полеты иногда отменяют. При сильном ветре, например, или если в Марракеше гостит король.

Эс-Сувейра совершенно не похожа на Марракеш. Построенная из светлого камня, она кажется европейским городом, захваченным и заселенным его нынешними жителями. На самом деле все ровно наоборот: этот белый город на берегу Атлантического океана расчертил по заказу султана Мухаммеда бен Абдаллаха архитектор Теодор Корню, француз, ученик Вобана. После него город, который берберы звали Амогдул («хорошо защищенный»), стал называться Эс-Сувейра — «хорошо спланированный». Камень, резные порталы, космополитический характер построек, где смешались европейские, африканские и еврейские крови (в Эс-Сувейре существовала большая еврейская община, которая занималась торговлей с иностранцами по поручению султанов), влияют на самоощущение горожан.



После полета детям выдали диплом воздухоплавателей; жаль, что им нельзя будет пользоваться в московских пробках

Как и правильное пересечение улиц, триумфальные арки и мощные укрепления — пушечная батарея, которая не спасла город от французской эскадры в 1844 году, зато стала в 1949-м декорациями для «Отелло» Орсона Уэллса. На батарею пускают по билетам, если идете направо. Если налево — то же самое, но даром.

Самое душевное место — рыбацкий порт с ослепительно голубыми лодками. Он пахнет рыбой, причем свежей, за которую соперничают люди, кошки и чайки. Иностранца с детьми обязательно подхватит кто-то из местных жителей и прочтет лекцию про сардину, которой живут рыбаки сейчас, про черных рабов, которых продавали тут раньше, про Джимми Хендрикса, который провел здесь немало времени, и про Пурпурные острова напротив, где римляне красили свои пурпурные тоги. Пять евро стоит эта лекция, два – примут, но с обидой.


Уверенно держать клюшку научат даже ребенка

В порту надо обедать. В соседнем скверике стоят киоски со свежайшей рыбой и накрытые клеенкой столы. Повара пекут и жарят на решетках все, что вы выберете в корзинах. Советую условиться о цене заранее и не льститься на креветок, сибасов и дорад, которые стали привычными, как курицы с колхозных рынков. Ешьте местное — сардин, мурен, красноперок. А вот для ужина — ресторан After Five (найденный случайно, но оказавшийся одним из лучших в городе) с отчетливым европейским акцентом и хорошим местным вином, которое правильно выбирают молодые прекрасные официанты.

И наконец — два дня отдыха от впечатлений на берегу Атлантического океана — в отеле Mazagan с семи километровым пляжем, три из которых занимает лучшее в стране поле для гольфа на 18 лунок. Его спроектировал мощный старик Гари Плейер. Легендарный гольфист, тридцать лет никому не отдававший Кубок Британии, родился на другом конце Африки, в Йоханнесбурге. Он-то уж точно все понимает в полях, и зеленый ковер на прибрежных дюнах содержится гринкиперами в образцовом порядке. В Mazagan Golf Club с удовольствием занимаются с детьми, и этим стоит воспользоваться. Если вы не боитесь, что они навсегда заболеют гольфом — как это и произошло с моими.


Гид: Марокко

Royal Air Maroc (от 13 840 руб.) летает из Шереметьево в Касабланку, время в пути около 6 часов.

Royal Mansour (rue Abou Abbas El Sebti, +212 (529) 808 080, от € 2 047). 

L’Heure Bleue Palais & Spa (2 rue Ibn Batouta Bab Marrakech, +212 (524) 783 434, от €300). Отель, который по виду и шарму я уверенно отнес бы к счастливым временам «Восточного экспресса», открылся только семь лет назад. В позапрошлом веке здесь был дворец каида (нечто вроде губернатора), в 70-х заброшенный и простоявший без дела и хозяина более 30 лет. L’Heure Bleue во всех подробностях придуман заново – и замечательно придуман.

Путешествие на воздушном шаре (185 Lalla Haya Targa, +212 (652) 129 721). Час полета – 1 990 дирхамов (10 MAD = $1,25), или примерно 200 с человека (тема для обсуждения). Забирают, катают, привозят. После полета – берберский завтрак и катание на верблюде, если показалось мало.

After Five (5 rue Youssef El Fassi, +212 (524) 473 349). В выборе местных блюд и вина доверьтесь официантам. От 160 MAD.

Гиды в Марракеше и в Эс-Сувейре Джамиль – спросить у консьержа в Royal Mansour (русский, французский, английский).

Рашида – спросить у консьержа в L’Heure Bleue, или +212 (66) 172 83 88 (французский, английский).

Mazagan Golf Club (El Jadida, +212 (523) 388 000, от $56 в день). В часе езды от Касабланки на территории отеля Mazagan Beach Resort с казино, пляжами и спа, открытого три года назад.

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+