You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие На пляж

Маркизы: тропический рай без туристов

Несмотря на близость к Бора-Бора — мечте любителей островного отдыха, — Маркизские острова остались в стороне от туристического потока. Поэтому путешествие туда превращается в настоящее приключение

Я много раз бывал в круизах и каждый раз чувствовал себя праздным лентяем. Команды больших и малых судов — сотни людей — обслуживали меня и  дру­гих бездельников. Доставляли из пункта А в пункт В, потом — в С, и так по всем буквам алфавита. Кормили, поили, обстирывали, развлекали. Маршрут был определен и  до минуты выверен, неожиданностей не случалось, команда и пассажиры жили своими непересекающимися жизнями на разных палубах. Голос из динамика призывал меня проследовать к шлюпке, шлюпка доставляла на берег к гиду, гид вел на экскурсию, потом обратно на пирс, я возвращался на борт, обедал, спал, снова следовал на берег, и так дней десять, а то и пару недель. Нет, я не жалуюсь, я люблю лениться и знаю в  лени толк. Да и места, куда меня доставляли круизные лайнеры, были чаще всего недоступны для другого транспорта: Аляска, Антарктика, Галапагосы, Карибский бассейн, Алеуты, Огненная Земля... Но мне всегда хотелось попробо­вать и чего-нибудь иного — притвориться членом экипажа, к  примеру. Представьте, удалось.

На Маркизах нет ни белоснежных пляжей, ни идиллических лагун — лишь скалы и волны. Это и защищает остров от массового туризма

Оказалось, что к Маркизским островам, самому удаленному от большой суши архипелагу Тихого океана, иначе как на грузовом корабле Aranui III не добраться. Можно долететь с Таити на один из тех Маркизских островов, что принимает самолеты, но как попадать на другие острова — а их полтора десятка? Только на Aranui III, единственном грузовом судне, регулярно обслуживающем острова архипелага. Это не философский пароход бездельников, а самое настоящее грузовое судно — с трюмами, кранами, рефрижераторами, с докерами, потягивающими пиво на корме в перерывах между исполнением непосредственных обязанностей.
 

Полинезийский остров Бора-Бора


Раз в три недели Aranui III выходит из столицы Французской Полинезии, города Папеэте на Таити, за двое суток покрывает расстояние в восемь сотен миль, отделяющих Таити от Маркизских островов. А потом методично в течение десяти дней обходит один населенный остров за другим, чтобы доставить почту, горючее, замороженные свиные туши, масло, бакалею, галантерею, мотоциклы, зап­части, забрать почту, кокосы, ананасы, пустую посуду и вернуться со всем этим на Таити. Чтобы начать все сначала.
 
На грузовом Aranui III есть и пассажирские каюты. Есть обычные каюты на двоих — удобные, без излишеств, похожие на номера трехзвездочной гостиницы, есть шикарные люксы — с  балконами, диванами, креслами и прочими прелестями. Есть даже президентские апартаменты: вдруг какой президент заведется среди пассажиров. А еще на Aranui III есть ресторан  с отменной едой, салон, где читают лекции о маркизанской культуре — об искусстве тату, к примеру, а также бассейн с  морской водой, площадка для рыбной ловли и бар с корпулентным полуобнаженным (нет, ниже живота он обернут в тряпочку) барменом. А кроме того, есть все возможности ссаживать пассажиров на берег на то время, пока докеры заняты разгрузкой и погрузкой товаров. 

Маяк на полуострове Point Venus на Таити построен отцом Роберта Льюиса Стивенсона, автора «Острова сокровищ»

Все поначалу шло по плану: я добрался до Таити (сначала до Парижа, оттуда рейсом Air Tahiti Nui до Лос-Анджелеса, а из Лос-Анджелеса тем же бортом, той же авиакомпанией до аэропорта Фааа; в сумме — больше суток в воздухе). Переночевал в гостиничке на берегу океана, утром приехал в порт, поднялся на борт и получил ключи от своей каюты, аккуратной «двушки» на четвертой палубе. Расположился (в  этой каюте мне предстояло провести без малого две недели), взял спасательный жилет и пошел тренироваться в искусстве покидать судно. Получилось неплохо: прямо у спасательной шлюпки я  познакомился и подружился с большой американской семьей, с которой потом проводил время за обеденным столом. А  судно меж тем, погудев, отчалило и пошло в мар­кизскую сторону. Шло, впрочем, не очень долго. Лишь солнце достигло зенита, как капитан объявил нам, что Aranui III возвращается. Вышел из строя какой-то хитрый насос, без которого капитан не хотел оказаться посреди океана.
 
И мы вернулись на Таити. Что оказалось благом: мы посмотрели остров и посетили Всеполинезийскую конвен­цию  мастеров тату. А еще заработали бонус — на обратном пути компания, владеющая Aranui III, в качестве извинения за задержку организовала заход судна на Бора-Бора, главный курорт Французской Полинезии. Что же касается программы на Маркизах, так она не изменилась: все те острова, что Aranui  III надо было посетить, судно посетило — другого выхода не было. Просто докеры работали в чуть более бодром темпе, чем обычно. 

Винт теплохода тоже соответствовал ситуации, делая больше оборотов в минуту, чем привык. Не через двое суток, а уже вечером следующего дня после выхода из порта Папеэте Aranui III оказался у причала в Таиохае — столичной деревне на самом большом острове архипелага Нуку-Хива. Площадь Нуку-Хива — почти четыреста квадратных километров, живет на нем около двух с половиной тысяч человек.

Местные жители относились к Туру Хейердалу неприязненно — из любопытства ученого он тревожил дух предков

Из темноты остров огрызался черными острыми скалами, на тропический рай с картин Гогена все это похоже не было. Вообще Маркизы не похожи на другие острова Французской Полинезии. Никаких рифов, защищающих от волн,
никаких белоснежных пляжей, никаких идиллических лазурных лагун. Только скалы и волны, только хардкор. Это защищает Маркизы от развития массового туризма — от строительства отелей с хижинами на воде, от шума аквабайков,
от появления пиццерий и гамбургерных, от пройдох и жуликов. Это же превращает путешествие на грузовом Aranui III в уникальный опыт. Вот приходит судно, привозит пенсии и мороженых поросят, все радуются — в том числе и тебе: ты же помог привезти пенсии и свинину, да еще заплатил за экскурсии и обед, а это дает местным заработать. В деле обслуживания пассажиров Aranui III заняты, кажется, все жители островов. Утром мы увидели на пирсе полсотни внедорожников, украшенных гербариями, флагами и разноцветными лентами. Пятьдесят надраенных автомобилей, ждущих вас на пирсе острова, население которого можно собрать в московском кинотеатре «Октябрь», — впечатляет, согласитесь.

Маркизские острова не окружены рифами, поэтому море даже в закрытых заливах неспокойное.


С пирса, рассевшись по машинам, мы поехали к  боль­шому баньяну через перевал. У священного дерева нам должны были рассказать о верованиях маркизанцев. А еще показать «храмовый» комплекс тохуа (он оказался мощеной ­площадкой с террасами из валунов), петроглифы и немного попугать боевыми кличами и танцами. Тур Хейердал, попавший на Маркизы в 1930-х, считал местных жителей потомками выходцев из Южной Америки, добравшихся до островов на бальсовых плотах (и блистательно доказал эту версию, переплыв океан на «Кон-Тики»). На самом деле версия оказалась неверной. По данным современных лингвистических и  генетических исследований, островитяне попали на Маркизы с тихоокеанских островов Тонга и Самоа, куда, в свою очередь, мигрировали чуть ли не с Формозы, современного Тайваня.
 
Кстати, когда Тур Хейердал впервые оказался на Маркизах, на острове Хива-Оа (том самом, где жил и умер Поль Гоген), местные жители отнеслись к нему неприязненно. Хейердал из любопытства ученого стал тревожить дух предков. Дело в том, что дух — вместе с черепами и костями — обитает как раз на таких огромных баньянах, как тот, к которому нас привезли на острове Нуку-Хива. Умерших хоронили в ветвях, потому что баньян прирастает новыми стволами и тем самым надежно скрывает кости в лабиринте своих отростков.

Тур Хейердал считал жителей Маркизских островов выходцами из Южной Америки и в доказательство переплыл Тихий океан на плоту

В общем, Хейердал с женой тогда еле ноги унесли с  острова, иначе не было бы ни «Кон-Тики», ни «Ра». Хейердалу повезло дважды: незадолго до бегства он познакомился со швейцарцем, коллекционером всего полинезийского. Тот прожил на островах большую часть своей жизни, насобирал много разных вещиц, среди которых Хейердал приметил ружье с резным прикладом. Оказалось, ружье украсил резьбой не абориген, а... Поль Гоген. Путешественник попросил продать ему оружие. На что швейцарец, которому ружье подарил сам Гоген, передарил его Хейердалу. На границе жандарм попытался ружье отобрать: с оружием на самолет уже тогда пройти было нельзя. Норвежец просто отделил приклад и улетел с ним, оставив жандарму не столь нужные ствол и затвор. Приклад теперь хранится в музее Хейердала в Осло. 

Красный «райский» банан с Маркизских островов

Насладившись плясками и рассказами о духах предков у баньяна, мы спустились с гор в прибрежную деревню Хатинё, где в заведении «мамаши Ивонн», местной мэрши, нас угостили эталонным маркизанским обедом: поросенком, запеченным в банановых листьях в земле, томленой козлятиной и  севиче, заправленным кокосовым молоком. Потом на каждом следующем острове — хоть они были весьма не похожи друг на друга — наши обеды в точности повторяли этот. Поросятина, козлятина, севиче с кокосовым молоком, батат, десерт из красных «райских» бананов, фрукты. И местное пиво Hinano.

Ну а на острове Хива-Оа мы поднялись горной тропой туда, где бельгийский бард Жак Брель незадолго до смерти выбрал участок для строительства своего дома. И для взлетно-посадочной полосы — Брель был пилотом-любителем, развлекавшим местную детвору полетами над архипелагом. С расчищенной площадки открылся фантастический вид: заросли пиний, спускающиеся к берегу; синий, как небо, залив; белый пароход, дожидающийся своих пассажиров, пока докеры выгружают мороженых поросят и загружают копру.
 

Что нужно знать

На территории Полинезии действуют законы Франции, но  обычная шенгенская виза для посещения островов не подойдет. Нужна специальная «заморская», французская виза — ее ставят в консульствах Франции.
Денежная единица – тихоокеанский франк (120XPF равны €1).
Разница во времени с Москвой — минус 14 часов летом и минус 13 часов зимой.
Добираться до Полинезии долго, поэтому планировать путешествие надо на три недели, не меньше. Кроме Маркизских островов стоит посетить Бора-Бора, самый большой в мире атолл Рангироа (родину черного жемчуга), а также провести несколько дней в поездках по Таити.
На островах Французской Полинезии с  декабря по февраль жарко и влажно, более сухо — с марта по ноябрь. На Маркизских островах стоит побывать в декабре, когда там проходит ежегодный фестиваль искусств.

Как добраться

Авиакомпания Air Tahiti Nui летает на Таити из Парижа с остановкой в  Лос-Анджелесе (билет €3 000, в пути — около 23  ч). При перелете из Парижа вам понадобится американская виза — за те два часа, что самолет стоит в аэропорту Лос-Анджелеса, необходимо пройти американский иммиграционный контроль.

Где жить на Таити

В ожидании круиза стоит остановиться в отеле Le Méridien Tahiti. Он расположен в 10  минутах езды от аэропорта. Есть 150 номеров с видом на океан и бассейн-лагуна с песчаным дном (номера от €200).

Где жить на Бора-Бора

Бора-Бора — самый светский остров Французской Полинезии, местный аналог Сен-Тропе. Добраться до него с Таити можно рейсом Air Tahiti Nui (билет €300, время в  пути — 50 мин) или на скоростном катере за 4  часа. Из развлечений на Бора-Бора — кормление скатов и акул, ныряние и купание, талассотерапия. На  ост­рове находится десяток отелей международных сетей, в том числе St. Regis (номера от €2 108)

Как добраться на Маркизы

К Маркизам раз в  три недели отправляется круиз на грузопассажирском судне Aranui III. Будущей зимой его сменит новое, 8-палубное Aranui V с  более комфортабельными и вместительными каютами. Обещано, что во многих будут балконы, 103 каюты будут оформлены в  полинезийском стиле.
Круизный сезон во Французской Полинезии начинается в  апреле и  длится до конца осени. За 16  дней судно проходит по маршруту г. Папеэте (Таити) — Такапото  — Нуку-Хива — Уа-Пу — Хива-Оа  — Тахуата  — ­Уа-Хука — Нуку-Хива — Рангироа — Бора-Бора  — г. Папеэте.
Круизы к Маркизским и  другим островам Французской Полинезии организует российское агентство Global Village (размещение в двухместной каюте на Aranui V —
от €4 416 с чел.; в стоимость входят трехразовое питание и все экскурсии)
.

Что привезти

Каждый остров Полинезии специализируется на своих сувенирах. На Таити это украшения из черного жемчуга и ликер из манго, на Бора-Бора  — парео, расписанные вручную, и кокосовое масло. А с Маркизов стоит везти украшения из кости, изделия из «цветочного» камня с острова Уа-Пу, поделки из резного дерева, плетеные шляпы.

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+