You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие На пляж путешествие На авто

Мертвое море и другие чудеса Иордании

Библейская река, пустыня Лоуренса Аравийского, руины и мозаики

Анна Матвеева

В Иордании два моря, библейская река, пустыня Лоуренса Аравийского и такое количество архитектурных чудес, что хватило бы еще на десяток стран. Анна Матвеева давно мечтала увидеть главное из них, Петру, и оказалась в древнем городе ровно через двести лет после того, как его заново открыли европейцы.

Самый популярный вид транспорта в Петре отличается упрямством

1 из 11

Самый популярный вид транспорта в Петре отличается упрямством

Самый популярный вид транспорта в Петре отличается упрямством
Современный путник на ослике в горахотлично вписывается в библейский пейзаж

2 из 11

Современный путник на ослике в горахотлично вписывается в библейский пейзаж

Современный путник на ослике в горахотлично вписывается в библейский пейзаж
Пустынный патруль на страже безопасности

3 из 11

Пустынный патруль на страже безопасности

Пустынный патруль на страже безопасности
Солнечным светом Сокровищница озарена всего один час в день

4 из 11

Солнечным светом Сокровищница озарена всего один час в день

Солнечным светом Сокровищница озарена всего один час в день
Именно здесь Иисус входил в воды Иордана

5 из 11

Именно здесь Иисус входил в воды Иордана

Именно здесь Иисус входил в воды Иордана
Пустынный и пустой пляж у Мертвого озера, которое все в мире называют морем

6 из 11

Пустынный и пустой пляж у Мертвого озера, которое все в мире называют морем

Пустынный и пустой пляж у Мертвого озера, которое все в мире называют морем
Из Акабы видны берега Израиля и Египта

7 из 11

Из Акабы видны берега Израиля и Египта

Из Акабы видны берега Израиля и Египта
После осмотра Сокровищницы самые стойкие туристы поднимаются по каменным ступеням к монастырю, чтобы положить камешек в общую пирамиду

8 из 11

После осмотра Сокровищницы самые стойкие туристы поднимаются по каменным ступеням к монастырю, чтобы положить камешек в общую пирамиду

После осмотра Сокровищницы самые стойкие туристы поднимаются по каменным ступеням к монастырю, чтобы положить камешек в общую пирамиду
В Петре каждый камень практически «кричит» о своей богатой истории

9 из 11

В Петре каждый камень практически «кричит» о своей богатой истории

В Петре каждый камень практически «кричит» о своей богатой истории
Мозаика в Мадабе, библейском городе, некогда захваченном племенами
Израилевыми, а ныне туристическими

10 из 11

Мозаика в Мадабе, библейском городе, некогда захваченном племенами

Израилевыми, а ныне туристическими

Мозаика в Мадабе, библейском городе, некогда захваченном племенами
Израилевыми, а ныне туристическими
Храм Геркулеса в цитадели Аммана.Точнее, то, что от него осталось

11 из 11

Храм Геркулеса в цитадели Аммана.Точнее, то, что от него осталось

Храм Геркулеса в цитадели Аммана.Точнее, то, что от него осталось

Вы едете в Иорданию?! А там безопасно?

Готова ответить всем пугливым туристам скопом: в Иордании безопаснее, чем у соседей в Израиле, и, думаю, значительно безопаснее, чем в Москве. Туристов здесь обожают и охраняют, а к тому же кто чем может, им помогает. Конечно, поначалу непривычно входить сквозь «рамку» в отель или проезжать через блокпосты – но все это исключительно для того, чтобы избежать сомнительных ситуаций. А вы как хотели? Ближний Восток все-таки. Но это единственная ложка дегтя: все прочее – сплошной мед. Со вкусом сахарного тростника. Иордания получила имя в честь реки, того самого Иордана, в котором крестился Иисус. Государство расположено на восточном ее берегу и тянется вплоть до Красного моря, захватывая часть Мертвого озера, которое тоже, впрочем, называется морем. Страна небольшая, кажется, что ее легко осмотреть за несколько дней, но это только кажется. Чтобы уложиться в неделю, надо очень рано вставать, ибо здесь до обидного быстро темнеет, а вечером любоваться пейзажами можно только с прибором ночного видения.

Старт всех туров по Иордании – в Аммане, современной столице, прежде библейском городе древних аммонитян. У аммонитян он назывался Раббат-Аммон, а у древних римлян и вовсе Филадельфия. Улицы холмистой иорданской столицы или кривые, как сабля, или полукруглые, как месяц. Если въехать на арендованной машине в город, чтобы добраться до примечательных мест, у нас еще худо-бедно получилось, то покинуть гостеприимный Амман оказалось сложной задачей. Большинство указателей – арабской вязью (таблички на «родном английском» встречаются далеко не везде, где нужно), и после очередной попытки выехать на трассу, ведущую к Мертвому морю, мы с мужем попросили местного таксиста стать нашей путеводной звездой. Он с радостью согласился за каких-то 10 динаров.

Но прежде, днем, еще не подозревая, что строки «Вновь я посетил» скоро обретут для нас актуальное звучание, мы с наслаждением бродили по Амману, изучая его закругленные улочки и закоулки. Бросив машину на громадной бесплатной парковке неподалеку от голубокупольной мечети короля Абдаллы, подивились сразу двум православным храмам, выстроенным напротив и старательно украшенным фресками. Особенно понравились имена христианских святых, выписанные все той же вязью. В мечети меня нарядили в черный хиджаб и только тогда пустили на территорию. Кстати сказать, хиджаб – на редкость удобная одежда: в нем не жарко, не холодно, он хорошо скрывает все, что надо скрыть, и отлично подчеркивает то, чего скрывать не надо. Внутри мечеть устроена точно так же, как любая другая – но впечатляет размах: для общей молитвы здесь может собраться сразу 7000 верующих. Увы, хиджаб пришлось вернуть на выходе.

По дороге к римскому амфитеатру, важной примете Аммана, остановились возле уличного прилавка, где торговали свежевыжатым соком сахарного тростника. Один продавец закладывал стебли в отверстие огромной машины, другой разливал чистую глюкозу по одноразовым стаканчикам. Очень вкусно! Как и сочная, порезанная на кусочки вареная кукуруза, и подсоленный нут, и местный кофе, который иорданцы с гордостью называют экстра-кардамоном. Что до римского театра, то в свои лучшие годы он вмещал почти столько же тысяч людей, что и мечеть короля Абдаллы. Его глубокая мраморная чаша грандиозно выглядит как издалека, так и внутри. Правда, ступени здесь круты и местами так стерты, что подниматься страшновато. Ну и еще один пункт, в котором следует отметиться гостям бывшей Филадельфии, – нависающая над городом цитадель с развалинами храма Геркулеса и трогательным археологическим музеем.


Иордания - святая земля

К Мертвому морю мы приехали поздним вечером, но все равно пошли на пляж – мимо бассейнов, ресторанов, сонного верблюда с привязанным к заду пластиковым пакетом. Я сунула в воду руку, а потом, да, конечно, облизала палец. На вкус вода была похожа на коктейль из химических реактивов. Отплевавшись, вернулись в отель, отрекомендованный booking.com как «Праздник ИНН». Переводческий шедевр! Того и гляди в Dead Sea Holiday Inn потянутся российские бухгалтеры и налоговики.

Наутро мы снова были на пляже – искали грязь, о которой слышал даже ленивый, и он же видел фотографии, на которых чумазые туристы лежат в воде Мертвого моря, как на диване, читая газету. Нашли, намазались, подождали полчаса, а после того как стянуло кожу, полезли в мертвую воду. Больше всего она смахивает на соус для салата, в который добавили оливковое масло. Окунулись и тут же всплыли, как Буратино! Служащие отеля приносят прессу (на арабском, разумеется), чтобы дорогие гости позировали друг другу в классической курортной позе. А потом цикл повторяется – грязь, море, грязь, море. После процедуры следует принимать еще и душ – местная вода настолько богата ценными минералами, что не всякий организм выдержит.

Еще накануне мы заметили указатель Baptism Site – место крещения Иисуса Христа. Мечталось: пятнадцать минут езды – и мы на берегу реки Иордан. А вот и нет! Машину велят оставить на парковке, просят купить билет и усесться в микроавтобус. Место крещения – национальный памятник государства, и не важно, что государство исламское. Туристам дают наушники – аудиоэкскурсия, кстати, очень толковая. К Иордану выводит гид, извиняясь за то, что речка за две тысячи лет изрядно обмелела, а в историческом месте и вовсе высохла – русло ушло в другую сторону. «И, кстати, кусты на том берегу – израильские», – добавляет он. До них можно рукой дотянуться. Никогда еще я не подступала так близко к Святой земле. Впрочем, и в Иордании этот район называется Святой землей: место благостное, намоленное – из тех, которые трудно покидать. Но у нас сегодня по плану еще гора Небо и город Мадаба, упомянутый в Ветхом Завете. Такой вот «библейский» день.

Как бы ни хотелось сказать «гора Нéбо», она все-таки «Небó». Именно отсюда Моисей перед самой смертью увидал Землю обетованную. Сейчас на вершине построена базилика, а со смотровой площадки можно полюбоваться теми самыми библейскими видами. От Небо до Мадабы десяток километров – ее гордое имя упоминается в Библии среди городов, захваченных племенами Израилевыми. Но сегодня Мадабу больше знают как город мозаик. Главная – знаменитая «карта» времен императора Юстиниана, где изображены Мертвое море, град Иерусалим, Вифлеем, Иерихон. Храм Святого Георгия, где выложена эта картина, чаще называют «церковью карты». Но нас, честно говоря, больше поразили мозаики Археологического парка со всяческой живностью, плодами и древними богинями. Возможно, потому что по парку с нами гулял специальный человек, протиравший мокрой губкой самые интересные фрагменты мозаик, отчего они тут же наполнялись цветом и светом!

День, который мы решили посвятить Петре, не хотелось разбавлять посторонними впечатлениями. В конце концов именно ради Петры – одного из семи современных чудес света – мы и поехали в Иорданию. Автопробег с берегов Мертвого моря к алому городу мы начали ранним утром и довольно скоро оказались в... горячих источниках Зарка-Маин. Плюс 60 С, дымящаяся вода, целебные водопады и полное отсутствие других купальщиков. Потом, правда, они набежали – иорданцы специально приезжают сюда с лечебными целями. Вторую остановку сделали близ развалин замка Ирода на высокой горе – здесь Саломея танцевала с покрывалами и несли во дворец голову Иоанна Крестителя. Потом прибыли в замок крестоносцев Керак, где нас тут же взял в оборот арабский гид. Отец десятерых детей, о чем он с гордостью сообщил (мы со своими тремя стыдливо промолчали), показал все тайники и тюрьмы, провел к смотровой площадке и придал изрядной скорости: он так быстро передвигался по замку, что было неловко отставать от пожилого человека. И все равно пробегали часа два – крестоносцы строили с размахом, да и турки-мамлюки от них не отставали. В общем, в городок Вади-Муса, где, собственно, находится Петра, мы приехали лишь к ночи. В небесах над крышей отеля Petra Moon сверкал перевернутый мусульманский месяц.

Рассматривая гравюры Робертса и комикс о Тинтине, я бы никогда не поверила, что однажды тоже увижу архитектурный шедевр набатеев – обласканный ветрами, водой и временем ало-розовый храм в скале с пляшущими фигурами амазонок между колонн. Красота несравненная, но все же Петра – не только фасад Сокровищницы, или Казны. Это еще и колоссальный парк археологических находок, величественный город, забытый на долгие годы и заново обнаруженный путешественником Иоганном Буркхардтом лишь в начале XIX века. Ровно 200 лет назад, в 1812 году, Буркхардт гулял здесь с немногочисленными спутниками, а вот современному туристу придется делить впечатления с очень многими коллегами по отдыху. Именно поэтому мы подошли к Петре задолго до открытия – чтобы не начинать со стояния в очереди. С первых же минут пути по долине Баб-эль-Сик и ущелью Сик, петляющему среди скал, мы ждали, когда впереди появятся розовые колонны, и замирали перед каждым новым поворотом. Только один час, с 9 до 10 утра, грандиозный фасад освещен ярким светом, весь остальной день он нежится в тени. Лично я уходила от него шагом назад, чтобы как можно дольше наблюдать стены Казны в обрамлении причудливых скал ущелья. От Сокровищницы дорога ведет в широкую долину, где улица древних гробниц сменяется ступенями римского амфитеатра, а крепости и дворцы – церквями с византийскими мозаиками. Творения рук человеческих на протяжении столетий дорабатывала сама природа – и камень превратился в переливчатый красно-розовый шелк.

По неписаным правилам из Петры надо ехать в пустыню Вади-Рам, а потом – загорать в Акабу, на Красное море. И вот открытый старый джип системы «Лоуренс Аравийский» мчит нас по красным пескам Вади-Рам, а замотанный до бровей бедуинский дедушка приносит только что испеченные лепешки и заваривает особый чай с травами. «Здесь был дом Лоуренса. Вот источник, у которого он отдыхал. А тут песчаная дюна, поднимайтесь!» Мы послушно поплелись вверх. Проводник дождался, пока мы уползем как можно дальше, и встал на колени лицом к Мекке. Время намаза! С вершины дюны мы увидели его фигурку. Вади-Рам – воплощенное величие. Природа здесь такая, что с ней неловко быть на ты. Фильм о семи «Оскарах» с Питером О’Тулом снимался именно здесь, в красных песках Вади-Рам.


Указатель на смотровой площадке мертвого моря

В Акабе совсем другое кино – о безмятежной курортной жизни на пляже, с которого видны берега Израиля и Египта. Здесь коралловые рифы, расчудесные рыбы, и вообще Акаба – единственный иорданский выход к морю. Настоящему морю. Хотя лично мне больше понравилось ненастоящее Мертвое озеро. И, кстати, раз уж затронули тему «нравится – не нравится», должна сказать, что больше всего в Иордании нас удивили, поразили и обрадовали люди. Очень разные: от простого бедуина до хитроумного торговца старинными денежками в Аммане, от стремительного таксиста до сотрудницы прокатного бюро в аэропорту, от военного на блокпосту, расплывшегося в улыбке при слове «russian» до занятого дяденьки, бросившего дела и показавшего нам выезд на трассу в Мадабе (ну да, там мы тоже заблудились)... Все они, каждый по мере сил, пытались помочь чужеземцам, порой бестолковым, порой надоедливым, и каждый добавил красок и полутонов к портрету своей прекрасной страны.

Гид: Иордания

Royal Jordanian  или «Сибирь», летают из Москвы до Аммана напрямую, время в пути чуть меньше 4 часов, от 19 500 руб.

Валюта Иордании – динар, приблизительный курс $1 = 0,7 динара. Менять деньги лучше в аэропорту. Банкоматы есть далеко не везде, но кредитные карты принимают практически всюду, кроме пустыни Вади-Рам.

Прокат машины класса Toyota Corolla – $400 в неделю. Будьте особенно внимательны за рулем в Аммане и на подъезде к крупным городам. Арабский стиль вождения предполагает изрядное пренебрежение правилами движения. Мигание фарами означает не «я тебя пропускаю», а «я еду, подожди!» Поворот среди трассы, парковка на встречной полосе – в порядке вещей. Как ни странно, аварий при этом меньше, чем в России. Возможно, правда, потому, что меньше самих машин.

Golden Tulip Airport Amman единственный отель на территории аэропорта Queen Alia, удобный старт и финиш путешествия, от €93.

Holiday Inn Dead Sea. Частный пляж, три бассейна, spa и бесплатная парковка, от $100.

Petr a Moon Hotel ближе ко входу в Петру только сама Петра, от €86.

Radisson Blu Tala Bay Resort недалеко от границы с Саудовской Аравией. Здешний шеф-повар – художник и трудоголик, от €97.

Упакованная грязь Мертвого моря, косметика на ее основе, а также кофе с кардамоном, абрикосовый мармелад, мозаика из Мадабы.


первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+