You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие По России путешествие Геннадий Иозефавичус

Место силы: путешествие по Горному Алтаю

Геннадий Иозефавичус избавился на Алтае от злых духов, промчался верхом по горным лугам, принял пантовую ванну, съел куропатку и понял: с этого и нужно начинать тем, кто никак не решится отдыхать в России

Иозефавичус

Геннадий ИозефавичусСпециальный корреспондент

Геннадий Иозефавичус Специальный корреспондент

С вертолета алтайская тайга выглядит бархатной тканью


Василий Иванович приказал мне встать, подойти к нему 
и замереть. Я сделал, как было велено, и Василий Иванович, вынув из-под кучи тряпья огромный черный тесак 
и, примерившись, хватил меня им по лбу. Кровь не брызнула. Тесак вообще не оставил следов – не по волшебному велению, но из-за того, что никогда не был наточен. Бормоча, Василий Иванович, что маньяк из фильма, принялся «резать» меня на куски.

 Ароматы кедра и трав, шум горных рек сводили с ума. Про виды я не говорю – за пять дней на Алтае я ни разу не вышел в интернет

Заклинания на алтайском перемежались с фразами на русском: шаман хотел, чтобы мне было понятно происходящее, русский перевод был мне подспорьем. После операции по извлечению из меня дурного духа пришло время «медикаментозного» лечения. Василий Иванович поднес мне плошку
с молоком, налитым из обычного тетрапака. Молоко полагалось пить в четыре приема, каждый раз поворачиваясь в одну из сторон света. Последним глотком, самым длинным, надо было осушить чашу до капли. Впрочем, какие-то капли на стенках все же остались, и Василий Иванович вылил их в костер, разведенный прямо посреди шаманского жилища.
 
Костер, кстати, во всем ритуале играл значительную роль: в самом начале, диагностируя меня, шаман вылил в огонь стакан водки. Пламя поначалу разгорелось, а потом погасло. То, что оно погасло, и было интерпретировано как отсутствие у меня жизненных сил, победу дурного духа и черной зависти.
 
Одет был шаман в партикулярное: черные мешковатые брюки, синюю клетчатую рубашку с короткими рукавами
и в серебряные кольца. Никаких там рубищ, беличьих хвостов, перьев. Никакой крови, настоев на внутренних органах, окуривания волшебной смолой, битья в бубен. Из потустороннего – лишь общение с предками и духами, все остальное – вполне себе материалистического свойства, как и положено Яндикову Василию Ивановичу, чье ИП, осуществляющее «прочую уставную деятельность в области культуры», зарегистрировано, учтено и внесено в реестры.
 
Записываться на прием к ИП Яндикову надо сильно заранее, как в мишленовский ресторан. Я, впрочем, попал к шаману по блату, без очереди: позаботился консьерж «Алтай Resort», гостиницы, в которой я поселился, приехав на Алтай. Единственным условием было добраться до деревни Бешпельтир, где принимает шаман, как можно раньше, еще до прибытия туристических икарусов.
 
Пришлось встать до рассвета и, подхватив у сторожа на выезде пакет с завтраком, отправиться в неблизкий путь: надо было вернуться из Урлу-Аспака – селения, возле которого построен «Алтай Resort», – в Горно-Алтайск, там встать на Чуйский тракт и вдоль Катуни, по очень приличной дороге, поехать на юг, в сторону Чемала, не доезжая которого свернуть в горы, на Бешпельтир. Все вместе – полторы сотни километров, но ехать пришлось часа четыре.
 
Во-первых, кусок дороги от Урлу-Аспака до трассы ремонтировался, а во-вторых, на Алтае быстро не ездят. Спешить тут некуда. И незачем.
 
Поблагодарив Василия Ивановича (купюры было велено оставить на тумбочке) и распрощавшись с шаманской женой Марией Николаевной, я отправился в райцентр в Чемал. Село это примечательное: первые православные переселенцы – три десятка бийских крестьянских семей – появились здесь в середине ХIХ века. Вместе с крестьянами пришли миссионеры, которые построили скит на катунском острове, названном греческим именем Патмос (сегодня разрушенны в годы революции храм Иоанна Богослова восстановлен, к нему ведет подвесной мост).
 
К концу XIX века в Чемале была обнаружена лечебная грязь, и сюда зачастили курортники со всей Сибири. К примеру, писатель Шишков, автор «Угрюм-реки», и профессор Сапожников, ректор Томского университета и министр образования у Колчака, наведывались в Чемал довольно часто. А в 1931-м сюда из Москвы сбежала Екатерина Йогановна Лорберг, жена всесоюзного старосты Калинина. При ее участии в Чемале появились санаторий, совхоз и банно-прачечный комбинат.
 
Сегодняшний Чемал – село зажиточное. Сотни богатых дворов, почти на каждом – объявление о сдаче комнат
 и летних домиков туристам. В окрестностях – десятки турбаз и кемпингов: по Катуни сплавляются на плотах, в горы уходят пешком и на лошадях. А от ближайшего села Элекмонар на «шишигах» (так тут называют ГАЗ-66) возят на Каракольские озера – каскад из семи соединенных ручьями озер: верхнее – на высоте 2097 метров над уровнем моря, нижнее – на 1820 метрах. Все семь озер разной величины, разного цвета (вода каждого насыщена разными минералами – от железа до серебра), разной температуры. В общем, чудо природы.

Чуйский тракт и другие дороги Алтая содержатся в порядке, но передвигаться по горам все же лучше на полноприводном автомобиле. Например, на Volvo XC90 – в его семиместную версию вдобавок отлично умещаются тройка объемистых чемоданов, пара палаток для походов и хорошая компания друзей


На самом деле даже на «шишиге» до Каракольских озер не доехать: за два часа пути ГАЗ-66 преодолевает лишь двадцать километров бездорожья, еще десять надо пройти пешком. Правда, постояльцы «Алтай Resort» могут добраться до озер прямо из гостиницы часа за четыре – на квадроциклах. Расстояние от Урлу-Аспака до каскада куда меньше, чем от Элекмонара, вот только дороги нет вовсе, поэтому поездка на мотовездеходах становится еще и сеансом брутального массажа. Такого массажа я, признаться, не хотел, а потому выбрал третий путь, по воздуху.

Одно озеро было изумрудным, другое – словно выкрашенным синькой, третье – серебряным. Я видел настоящее чудо природы


В назначенный час, незадолго до заката, на гостиничной площадке приземлился вертолет. Я залез в салон, пристегнулся, напялил наушники, 
и мы полетели над бархатом заповедных лесов, между сопками. Вскоре, минут через десять полета, показались озера: одно – изумрудно-зеленое, другое – словно выкрашенное синькой, третье – серебряное, как спинка только что выловленной рыбины, еще одно – черное, как разлитая смола. Низкое солнце отражалось в этих разноцветных зеркалах, слепило. Никакие «рэйбэны» не помогали.
 
Пилот сделал круг над каскадом, поднялся еще выше, перевалил через хребет и вскоре приземлился у голых скал, торчащих из ровного плоского плато и похожих на разрушившиеся от времени башни рыцарских замков. Оказалось, местные жители издавна эти скалы-останцы так и называют: «замки горных духов».
 
Связаны с ними многочисленные легенды, по одной из которых путники, застигнутые темнотой или непогодой у скал, засыпали и уже не просыпались. Причем умерших находили без каких бы то ни было признаков насильственной смерти. Материалисты объясняли феномен особой частотой звуков, которые выдувались при сильном ветре из «труб» этого природного органа. Поборники антинаучных версий винили в смертях древних и, видимо, не очень гостеприимных духов.
 
Так или иначе, во времена Гражданской войны скалы были полуразрушены взрывом. И люди, заночевавшие у них, перестали умирать.
 
Вместо духов мы с пилотом встретили у останцев лишь группу всадников, не первый уже день путешествующих по Катунскому краю. Наверное, такой способ познавать Алтай – верхом на крепкой монгольской лошадке – самый верный.
 Я тоже попробовал: на конюшне «Алтай Resort» мне подобрали спокойного каурого конька.

 

Извиваясь огромной змеей, по всей территории Республики Алтай течет Катунь 

Верхом я в сопровождении проводника взобрался в гору и оказался на прекрасном цветущем лугу, от ароматов которого, кажется, с ума сошли мы оба –
и я, и конь. У меня закружилась голова, очертания гор стали двоиться. Конь начал ржать, махать из стороны в сторону гривастой головой, перестал слушаться команд – уважение его ко мне, и так находившееся на неподобающе низкой отметке, стало вовсе исчезать.
 
Хорошо, на помощь пришел проводник. Гортанно выкрикнув какое-то подходящее случаю алтайское проклятие, конюх привел животное в рабочее состояние. Прошел морок и у меня – вместе с идеей провести в седле не четыре часа, а четыре дня. Да и конституция моя, как я понял спешившись, больше приспособлена к сидению на мягком диване,
 но не в седле. Хорошо, что прямо после прогулки у меня был запланирован массаж.
 
Массаж, а также прочие процедуры, я посещал регулярно. В первую очередь, понятно, пантовые ванны. Их тут, вообще-то, делают на каждом шагу: в том же Чемале и окрестностях в любом доме можно было не только остановиться на ночлег, но и пройти самую известную алтайскую бьюти-процедуру.
 
Делается она так: свежие рога марала (срезаются они в мае–июне) вываривают до состояния концентрированного бульона. Его перед процедурой смешивают с горячей водой прямо в ванне. Залезаешь в нее и лежишь четверть часа. И так десять–двенадцать раз. Улучшается, как говорят, практически все – от сердечно-сосудистой до мочеполовой системы. Кожа становится гладкой. Потенция подскакивает до уровня «молодежный». Воля к победе возрастает до олимпийских высот.
 
Но... все это случается лишь в период заготовки пантов, когда они еще свежие и кровь практически капает со срезов. 
То есть всего лишь несколько недель поздней весной и в начале лета. Что же делать в другое время? Ждать следующего года: часто артельщики консервируют бульон или высушивают панты, отчего бульон из них теряет часть своей силы.
 
Хотя продвинутые хозяйства, вроде маральника, который работает при «Алтай Resort», свежие панты подвергают глубокой заморозке – бульон для процедур в результате варится из размороженных пантов, вновь сочащихся кровью. Конечно, ванны в таких заведениях стоят в несколько раз дороже, чем те, что предлагаются предприимчивыми чемальцами в придорожных спа. Ну так в «народных» санаториях и бульон используется
не один раз, и панты – сомнительного происхождения.
 
Само по себе ощущение от процедуры неоднозначное: ты залезаешь в кровавую жидкость, пахнущую кровью, температуры крови, рождающую во рту металлический привкус крови, – жуть, в общем! Но эффект поразительный. Особенно если после ванны тебя ожидает приличный массаж.
 
Или вкусный и здоровый ужин. Скажу честно, кроме пирожков, купленных у лоточницы в селе Манжерок (том самом, которое «Расскажи ты мне, дружок, что такое Манжерок...» из песни Эдиты Пьехи), куда я заехал на обратном пути от шамана, ничего за пределами «Алтай Resort» я не пробовал.

Как забыть алтайскую строганину из муксуна! А омуль, а грузди со сметаной! И конечно, воздух, который здесь можно пить!

В обоих гостиничных ресторанах кормили прилично, хотя итальянскую стряпню «Адаманта» всегда хотелось променять на что-то более местное, из репертуара «Пилигрима». Особенно когда готовить приехал барнаульский повар Евгений Петенев. Приготовленных им на открытом огне перепелок я не могу забыть по сей день – есть их можно было целиком, прямо с косточками, заедая обожженными перцами. А какая была строганина из муксуна! А слегка подсоленный омуль! А грузди со сметаной! А гурийская капуста!
 
Вот за этим всем я снова поехал бы на Алтай. Как, впрочем, и за воздухом, который можно пить. И за сводящими с ума ароматами луговых трав и запахом кедра, из которого срублены гостиничные коттеджи. Про виды я даже не говорю. За пять дней, что я провел на Алтае, телевизор не был включен ни разу. Да и без интернета я как-то спокойно обходился. Нет, интернет был, весьма быстрый к тому же, но шум Катуни, бормотание горных рек, позывные маралов, птичий гомон – все это вполне заменяло виртуальные образы.
 
Но много чего я на Алтае сделать не успел: не нанес визита «Алтайской принцессе» (мумия Ак-Кадын, молодой женщины, найденная при раскопках могильника Ак-Алаха, хранится
 в Национальном музее в Горно-Алтайске), не съездил на Телецкое озеро, местный Байкал, не выловил из горной реки какую-нибудь прекрасную рыбину. Впрочем, известно, что в местах, которые полюбились, надо оставлять дела про запас, на следующий раз.

Когда ехать

Лучшее время для посещения Горного Алтая – поздняя весна, лето и начало осени. Средняя температура в это время – около +20 °С, зимой –10 °С.

Как добраться

Из Москвы до столицы Республики Алтай Горно-Алтайска летает S7 (летом – ежедневно, в остальное время – два-три раза в неделю, 27 000 руб., время
в пути – 4,5 ч)
.

Где жить и есть

«Алтай Resort»
Гостиница-деревня, занимающая 80 гектаров алтайских склонов. В швейцарских шале и русских избах устроены 78 номеров, которые декорированы в классическом стиле
и обставлены итальянской мебелью.
 На территории есть 2 ресторана: итальянской («Адамант») и русской («Пилигрим») кухни, а также клиника, спортивный комплекс с 25-метровым крытым бассейном, несколько искусственных прудов, стрельбище
 и лесной парк развлечений.

Турбюро отеля организует поездки на квадроциклах
 и полеты на вертолетах на Каракольские озера, на автомобилях на Телецкое озеро
 и в долину реки Катунь, конные прогулки
 в горы, рыбалку и охоту на пятнистого оленя и марала, экскурсии по Горно-Алтайску. Из Горно-Алтайска до отеля можно заказать такси.

С. Урлу-Аспак, altayresort.ru, 5 800 руб.

«Корона Алтая»
Отель в 20 минутах езды на такси от аэропорта Горно-Алтайска. Стоит на острове посреди реки Катунь.
 Есть 39 номеров в классическом стиле, каждый – с балконом, откуда открывается вид на реку и горы. На территории работают крытый и открытый бассейны, детская площадка, русская, римская и финская бани, а также 2 ресторана русской
 и европейской кухни.
Пос. Катунь, остров Пихтовый, korona-altaya.ru, 3 300 руб.

 

Чем заняться

Национальный музей Горно-Алтайска
Три с половиной года назад пережил полную реконструкцию – к главному зданию пристроили курган, где можно увидеть саркофаг с мумией «Алтайской принцессы». В постоянной экспозиции – предметы быта народов Алтая, артефакты, найденные на самой древней стоянке первобытных людей на территории России, «Пещера древнего человека», а также работы алтайских художников
и скульпторов.

Горно-Алтайск, Чорос-Гуркина, 46, открыт ежедневно с 10:00 до 18:00, кроме пн. и вт., вход для взрослых – 250 руб.

Телецкое озеро
Крупнейшее озеро Горного Алтая: протянулось на 80 километров среди гор и местных поселений. Внесено 
в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО. На правом берегу расположен Алтайский государственный заповедник – добраться до него можно только по озеру: на теплоходе или моторной лодке из села Иогач (до него – 2,5 ч на машине из Горно-Алтайска).
Прогулки по озеру на теплоходе «Пионер Алтая» осуществляются со 2 мая по
 18 сентября, билеты – 1 000 руб. за 4,5 ч.

Гора Белуха Высшая точка Алтая (4509 м). Получила свое название за обильный снежный покров на двух ее вершинах – Западной и Восточной. На последнюю можно взойти в сопровождении инструкторов.
altai-tourist.ru, 11-дневный тур – 29 900 руб.

Каскад Каракольских озер
Семь высокогорных озер, соединенных между собой. На берегу одного среди вековых кедров работает турбаза «Каракольские озера»: можно переночевать в альпийских домиках и попариться в русской бане. Каскад расположен в 36 километрах
 от села Элекмонар – от него до озер можно доехать на машине, квадроциклах и верхом.

«Замки горных духов»
Нагромождение причудливых скал высотой 20–30 метров на горном плато в 5 километрах от Каракольских озер. Местные жители верят в мистическую силу этого места.


Долина реки Катунь
Крупнейшая алтайская горная река берет начало
в леднике Геблера на южных склонах горы Белуха. Оттого вода на всем протяжении реки – молочно-белого и бирюзового оттенков. Любителям рафтинга стоит сплавляться по Катуни летом, от села Тюнгур в 6 часах езды от Горно-Алтайска.
altai-tour.ru, рафтинг-туры проводятся с мая по сентябрь , 7-дневный тур – 20 000 руб.

Пантовые ванны Считается, что именно панты (молодые рога) алтайского марала обладают наибольшей эффективностью при лечении нервных расстройств, заболеваний мочеполовых органов и сердечно-сосудистой системы. Панты вываривают
и добавляют небольшое количество бульона в горячую ванну, которую нужно принимать 10–15 минут (таких сеансов, как правило, требуется минимум шесть). Около 90 % алтайских пантов экспортируются, в основном в азиатские страны. Но при отеле «Алтай Resort» есть собственный маральник – огороженный участок тайги, на котором содержится стадо.

Сеанс пантовых ванн в клинике при отеле «Алтай Resort» – 4 000 руб., в кемпингах и на турбазах Горного Алтая – от 600 руб.

Комментарии

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+