You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие На уик-энд

Опасные связи

Что такое цифровой детокс и к чему может привести постоянная «оцифрованность»

Virginia Morell, Monica Kim

Отдых, безусловно, улучшает и здоровье работника, и эффективность его работы. Однако благодаря технологиям и зависимости от них уйти в полноценный отпуск – миссия почти невыполнимая. Condé Nast Traveller попытался выяснить, к чему может привести постоянная «оцифрованность» и возможен ли цифровой детокс.


Это ваш последний шанс отправить имейл или позвонить по мобильному», – объя­вил Карлос Кампа мне, моему мужу и еще одной паре отдыхающих, укрывшимся от прожигающего кожу коста-рикан­ского солнца в тени акации. Потягивая любезно предложенные нам пина-колады, мы рассказывали друг другу, что нас привело на полуостров Оса, в экопоселок Лапа-Риос, до которого еще оставалось 45 минут езды. Как только поселочный внедорожник с нами на борту окажется в ливневом лесу, мы будем отрезаны ото всех видов цифровой связи – никаких имейлов, интернета, ТВ и телефонных звонков. «У вас будет настоящий отпуск», – просиял в заключение Карлос. Я хоть и знала заранее, на что иду, помрачнела: уже почти сутки, с тех пор как выехала из дома, я не могла проверить почту. Меж тем непосредственно перед выездом я отправила своему издателю рукопись книги, едва вписавшись в дедлайн. А что если он ее не получил? Я в отчаянии терзала смартфон.

«Хотите проверить почту у нас в офисе?» – предложил Карлос, когда мой муж изложил ему суть дела. Спасена! Увы, в офисе я долго сверлила взгля­дом чужой экран с лого Gmail на нем, силясь вспом­нить недавно смененный пароль. Испробовав несколько казавшихся верными комбинаций, я за­с­тыла в сту­поре. «Все?» – спросил Кампа. «Все», – глухо отозвалась я, безвольно уронив руки на колени. «Отлично! Теперь вы в отпуске!»

Начиная как минимум с XVIII века врачи точ­­но знают, что человеку необходимо прерываться на отдых от работы. Поначалу регулярные периоды полноценного отдыха от всех рабочих обязанностей были привилегией исключительно высшего класса. Но в XIX веке с распространением железных до­рог и развитием инфраструктуры приморских курортов в Европе и Америке отпуска начали становиться привычной реалией жизни всех страт общества. В XX веке подтянулся и остальной мир. 

Ученые продолжают предупре­ж­дать, что нам жизненно необходимы «периоды пси­холо­гической отстраненности», когда мы можем сбросить груз служебных обя­занностей и восполнить ментальные ресурсы, выхолощенные работой. Результаты мно­жества изысканий указывают на то, что пренебре­га­ющие отпусками люди находятся в груп­пе риска. Cогласно данным фре­мингем­ского ис­следования по проблемам сердца, вероятность сердечного приступа у женщин, берущих отпуск раз в шесть лет и реже, в восемь раз выше, чем у тех, кто отдыхает пару раз в год. Мужчины тоже не желез­ные: девя­тилетние наблюдения выявили, что у мужчин, трудя­щихся без отпуска, на 21 % выше риск смерти по лю­бой причине и на 32 % выше – от сердечно-сосудистого заболевания, чем у тех, кто хотя бы раз в год отрывается от работы. В дополнение к сказанному: те, кто оставляет работу на неделю, возвращаются такими посвежевшими, в частности, потому, что наконец высыпаются; результаты стандартной физической реакции этих людей были выше на 30–40 %.

Сейчас, в век цифровых технологий, мы в отпуск вообще не уходим, даже если формально берем его и отправляемся за тридевять земель – работа не отпускает. Держит нас крепко смартфонами, планшетами, лэптопа­ми и прочими гаджетами. Опрос, проведенный American Express в 2011 году, выявил, что 79 % отдыхающих не могут обойтись без цифровой связи. Многие из нас стали настолько зависимы от своих телефонов, что слышат их дребезжание, пение и дрожание, даже когда те находятся в состоянии полного покоя. Такого ро­да галлюцинации уже получили научное название: синдром фантомных вибраций.

Все это свидетельствует о том, что нам всем позарез надо в отпуск, причем в такой, где мы будем отрезаны от телефонной связи. Нашему мозгу срочно тре­буется цифровой детокс, так же, как телу спа и разгрузочные дни (правда, тут возникает новая проблема: цифровые сети плотно окутывают почти всю нашу планету и сегодня крайне сложно найти место, где утомленному есть чувству уголок).

Наши читатели:

64 % работают иногда даже во время неделовых поездок.


«Страшно подумать, но мы и впрямь эволюционировали до состояния, когда кажется, что нам ни на секунду нельзя остаться без связи», – говорит Глория Марк, исследователь из Университета Калифорнии в Ирвине, изучающая социальную сторону вза­имо­отношений человека и компьютера. В одном из своих экспериментов она замеряла, сколько времени люди тратят на выполнение пря­мых рабочих обязанностей, прерываясь на проверку электронной почты, – это один из самых распространенных видов мультитаскинга. И выяснила, что люди, только приступив к работе, в среднем уже через три минуты лезут в почтовый ящик. Когда доступ к имейлу на работе был заблокирован, работники фокусиро­вались на своих основных делах 10,5 минуты. «Тоже не густо», – признает ученая, но с точки зрения здо­ровья то, что люди ре­же пре­ры­вались, уже значительно понизило их уровень стресса.

Марк с особенной настойчивостью рекомендует забыть об электронной почте во время отпуска. Ведь она создает два типа стресса: стресс скачков мысли с одного занятия на другое и стресс непрерывной необходимости работать. Если вы, находясь в отпуске, ведете переписку по рабочим вопросам, это значит, что ни в каком вы не в отпуске.

Впрочем, интернет и цифровые девайсы не являются абсолютным злом для здоровья, если пользоваться ими умеренно. Выявлено, что они увеличивают число нейронных связей в мозгу – подобный эффект производит любое новое умение, которым мы овладеваем, ибо человеческий мозг – крайне пластичный орган. Он с готовностью выдаст свежие нейроны, даже если мы дождемся 80-го дня рождения, чтобы начать учить новый язык или завести страницу в Facebook.

В 2009 году нейрологи из университета Калифорнии в Лос-Анджелесе сделали магнитно-резо­нансную томографию мозга людям среднего и стар­шего возраста в то время, когда они учились пользоваться интернетом. «Сканы показали усиление работы участков мозга, отвечающих за принятие решений и сложные мыслительные процессы», – рассказывает Гэри Смолл, ответственный за тот опыт нейролог. Но, предупреждает он, в отличие от изучения иностранного языка пользование интернетом может ослабить какие-то участки мозга, особенно у тех из нас, кто грешит мультитаскингом. «Все эти прыжки мыслью по сети повлияли на наш мыслительный процесс, – предупреждает он, – мы мало фокусируемся на чем-либо, думаем урывками; процесс этот менее упорядочен, чем прежде, и менее эффективен вопреки нашей уверенности в обратном», что в конце концов «приводит к туману мозга», или «смущенности разума». «Физиологические причины этого пока не вполне ясны, – говорит Смолл, – но они могут быть связаны со сжатием участков мозга лобной доли, которые отвечают за социальные навыки». Шокирующие изменения в мозгу интернетзависимых были задокументиро­ваны и другими исследователями.

Одно лишь то, что многие из нас по восемь и более часов в день фокусируют внимание на экране, меняет наш мозг, утверждает Клифф Насс, профессор Стэнфордского университета, изучающий проблемы коммуникаций. «Ведь мы существуем не для того, чтобы пялиться в эк­ран, – объясняет он, – а для того, чтобы смотреть в лицо друг другу. Значительные участки нашего мозга заточены именно под это». Умение считывать информацию с лица не врожденное; чтобы им овладеть и его удержать, нужны время и опыт, а оказываясь не у дел, эти навыки уходят, как обнаружил Насс. Он требует, чтобы его студенты время от времени выключали все свои девайсы на день и больше смотрели на лица людей, слушали их речь (в реале, а не посредством социальных медиа). «Любопытно, что они всякий раз бывают морально измо­­таны после этого упражнения, – рассказывает он, – хотя это должно быть так просто: наш мозг создан обрабатывать такого рода информацию. Что говорит о следующем: эти жизненно важные участки мозга у них атрофировались, так как не используются!» К счастью, замечают Насс и Смолл, мозг устойчив к переменам: атрофировавшиеся за ненадобностью нейронные участки вновь оживают, как только ими опять начинают пользоваться. 

Все вышеупомянутые исследователи сходятся на том, что нам необходим отпуск вне цифровой связи, несмотря на то что многие из нас без интер­нета и гаджетов приходят в крайнее беспокойст­во. «Мы животные социальные и связи со «стадом» терять не любим, – шутит Смолл, – наши гаджеты, как спасательные круги, придают нам социальной уверенности. Оставшись без связи, мы ударяемся в панику. Упали за борт! Отстали от жизни навсегда!» Ученый знает о чем го­ворит – сам бывает в «бессвязных» отпус­ках и, не­­смотря на беспокойство первых дней, твердо намерен продолжать эту практику: «Потому что возвращаюсь после подобных каникул полным энергии, способным концентрироваться, много и эффектив­но работать. Такой отдых восстанавливает силу разума».

Наши читатели:

53 % уверены: их начальник считает, что они должны быть доступны по рабочим вопросам и в отпуске.


Все эти факты служили мне жалким утешением на пути из деревни Пуэрто-Хименес по грунтовой дороге в свободный от «цифры» экопоселок Лапа-Риос. Нам предстояло провести четверо суток без интернета и телефонной связи.

«Скорее всего, возникнет вопрос, который потребует немедленного разрешения, – сказал мне Адам Газзали, нейролог из Сан-Францисского университета, за несколько дней до того, как я уехала. – Все бросить и лететь к месту связи не придется, но малость понервничать – пожалуй». Тогда я ему лишь наполовину поверила, мне представлялось, что это, напротив, будет сплошное удовольствие – полностью, пусть и на время, освободить­ся от всех цифровых привязанностей. О боже, теперь думала я, пока дистанция между мной и последним компьютером, который я вновь увижу лишь через четыре дня, росла, Газзали дело говорил.

Я занялась аутотерапией, припоминая наиболее духоподъемные заключения ученых мужей, у которых я брала интервью. «Вам начнет казаться, что вы, будучи отрезанной от имейла, пропускаете что-то дико важное, – наставлял меня Рассел Полдрак, невролог из университета Техаса в Остине, – но вы сможете логически обосновать абсурдность этих страхов, в конце концов это же не героиновая зависимость». Марк, в свою очередь, заверяла: «Информация в почте очень быстро устаревает. А дней через пять теряет и важность, и срочность».

«Мозг будет требовать занятости, – предсказы­вал профессор из Стэнфорда Клиф Насс, – он же привык к постоянной смене впечатлений! Только на сей раз они вас ждут в реале: целый новый мир откроется вашему изголодавшемуся мозгу – ливневый лес! Правда, придется ментально притормозить, чтобы основательно рассмотреть его, но оно того стоит – мозг в долгу не останется».

Увы, было бы бесстыжей ложью заявить, что первая же пара нагло-красных попугаев ара, проле­тевших над моей головой, напрочь стерла всякое воспоминание о злосчастном имейле. Но я приле­жно занесла в блокнот впечатления от знакомства с птицами цвета фломастеров, вылетевших к нам, лишь толь­­ко мы показались на террасе нашего бунгало, на­деясь старорежимным способом фиксации впе­чат­ле­ний смягчить ломку цифровой зависимос­ти нового века. Пока мы ехали в Лапа-Риос, над нами кружили изумрудные попугаи, коршуны и ястреб. А там, в экодеревне, зажатой меж тропичес­ким лесом и горным кряжем бухты Дрейк, нас подхватил персонал и увлек на обзорную экскурсию. Оставалось лишь отдаться впечатлениям панорам­ной лазури неба, мерцания горных вершин и бесконечных оттенков зелени ливневого леса.

Наши читатели:

76 % хотят, чтобы в отеле был хороший доступ к интернету.


Попугаи и морские волны, естественно, радовали глаз. Однако же истосковавшийся по электронной почте мозг требует совершенно иных впечатлений. Ученые скрупулезно исследуют причины, по которым нам так нравится проверять почту. Отчасти, заявляют они, мы обязаны этим тому, что очередное сообщение наш мозг расценивает как награду – ух ты, что-то новенькое! – таким образом стимулируя зацикленность на бесконечной проверке почты. «Более того, – поделилась со мной своим открытием Марк, – это еще и нерегулярная стимуляция, отчего поведенческую модель, складывающуюся в результате, сложнее всего изжить – ведь вы не знаете, когда придет следующая награда». Иными словами, всякий раз, как вы слышите рингтон пришедшей почты, в вас поднимается надежда – может быть, это то долгожданное приглашение, задание, ответ, привет... Дни наполнены скучными сообщениями и спамом, но вы продолжаете надеяться на то, что следующий звоночек принесет хорошие, а то и отличные новости. «Про­верка поч­ты сродни азартной зависимости», – считает Марк, поэтому мы в отпуске и даже свадебном путешествии бежим в кусты прочесть, не сорвали ли мы часом тот самый джекпот.

У меня ушло немного больше времени, чем я предполагала, чтобы отпустить ситуацию и расслабиться, и достичь покоя мне удалось не единым махом, а вследствие череды мелких событий. За попугаями и коршунами последовали птицы туканы, клюющие орехи на пальме; обезьяны-ревуны, продирающиеся сквозь тропическую чащу; ярко-зеленая игуана, неспешно бредущая вверх по стволу; ядовитая лягушка-древолаз, иссиня-черная в тонкую желтую полоску на спине, перемахнувшая через коврик для ног у двери. Каждое животное провоцировало радостный возглас и выброс адреналина – подобно удачному поиску вещи в интернете. За тем исключением, что здесь все было живьем и прыгало-бегало не с циф­ровой скоростью. Нужно было приноравливаться к природному ритму, чтобы разглядеть всех этих тва­рей. Но Насс уверял меня, что это пойдет исключите­ль­но на пользу. В конце концов, природный ритм был нормой для мозга доцифровой эры. 

Следующие четыре дня были заполнены стандартными тут развлечениями: рано поутру и ве­че­рами – любование птахами; марш-броски на пляж к спиртовой прозрачности водопаду – поплавать; походы в лес и ночные прогулки для уже не юных натуралистов – познакомиться с не­спящей частью местной фауны, в основном насекомыми и змеями. Каждая вылазка пополняла мой блокнот записями: редкие ливневые птицы – колибри-талурании с фиолетовой короной и красноголовый манакин, а также нечаянные радости типа гнезда колибри-якобина с двумя обитателями размером с пчелу. Мы видели и трехпалых ленивцев, висевших меш­ками, как им и положено, меж ветвей; таракана величиной с булку хот-дога; икру красноглазой древесной лягушки и змею с кошачьими глазами, пожирающую эту икру; а еще россыпь коралловых грибов-мартинок (со шляпками в форме одноименных бокалов), растущих во мглистой тени упавшего дерева. Обезьяны вообще никогда не скрывались из поля зрения, шпана всех мыслимых видов – беличьи, ре­вуны, паукообразные – скакала по деревьям и висе­ла на лианах. А вот на антилопу дикдик – грызуна размером с зайца и с телом реальной антилопы – довелось взглянуть лишь мельком, и за настоящей котингой Риджвея, птичкой с оперением цвета Тиффани, тоже пришлось побегать.

Насс объяснял мне, что мы, как правило, ассоциируем отпуск с возможностью «не думать, но это просто другой способ думать – сфокусированный. Полезно для мозга, и, кстати, мозгу с этим способом проще. Вы можете расслабиться».

Не знаю, что именно послужило тому причиной – впечатления от богатейших флоры и фауны, купание в водопаде, крепкий продолжительный сон на свежем воздухе под шум прибоя или все вместе взятое – но мысль о проверке почты к изле­ту второго дня в Lapa Rios Ecolodge меня окончательно отпустила.

Наши читатели:

27 % проверяют рабочую почту в отпуске как минимум несколько раз в день.

Большинство наших соседей по деревне тоже, казалось, были счастливы отрешиться от похожих забот. Именно ради этого сюда, собственно, при­была пара врачей из США, ровно за тем же самым на остров приехал топ-менеджер одной из ведущих компаний – производителей электроники в мире. «Мне время от времени необходим такой отпуск, чтоб голову прочистить, – поделился он, – а это означает: никаких имейлов». 

Случается, правда, отдыхающие обнаруживают оздоровительное отсутствие связи с внешним миром лишь по прибытии в деревню. В нашем пуле таким бедолагой оказался Эдвард Барлоу, британский венчурный капиталист, улетевший на Коста-Рику подальше от Олимпийских игр, шедших на тот момент в Лондоне. Бизнес свой он тем не менее и здесь намеревался держать под контролем. «Бессвязная» политика экосела стала для него оглуши­тельной новостью – во время его каникул одна из компаний должна была выйти на долгожданное IPO. Несмотря на все старания персонала – птичьи концерты и вылазки в джунгли, – расслабить Бар­лоу не удалось: джентльмен, пусть и в сдержанной британской манере, отчаивался.

Но как-то томным вечером я заметила одного из постояльцев стоящим в моментально узнаваемой позе, казавшейся здесь возмутительно нелегальной: сгорбился, плечи смотрят друг на друга, взгляд направлен в ладонь, лицо освещает голубой луч экрана. «Ловит?» – опешила я. Жена обладателя волшебного BlackBerry с омерзением отвернулась от нас: «Ловит». Мужчина недавно демобилизовался из Ирака и жить не мог без свежих новостей из горячих точек. Я тут же побежала к гиду: «А что, здесь только BlackBerry ловят сигнал?»

«Не только, – после долгих колебаний все же сознался он, – в некоторых местах тут есть сигнал, но политика компании запрещает нам пользоваться мобильными телефонами».

Сама я даже и пытаться не стала. Но Барлоу мы честно сообщили, что вообще-то деревенька не на­прочь отрезана от мира. Чуть позже, пометавшись вокруг бунгало, он нашел-таки точку приема и убе­дился, что с IPO все в порядке.

Я же проверила свою почту только дома. Все мои послания благополучно достигли адресатов, руко­пись прочли, она понравилась, очень. Меня лишь попросили снабдить ее сносками и коммен­тариями. Аннотировать манускрипт в сто тысяч слов – непростая работа. Что ж, повышенная концентрация и внимание к деталям, привезенные из Лапа-Риос, будут весьма кстати! 

Наши читатели:

24 % проверяют личную почту в отпуске как минимум несколько раз в день.


Мозгосушка

Зависимость от компьютера – не просто досадная вредная привычка, она несет в себе реальные риски здоровью – физическому и психическому.

Сердце 

Многочисленные эксперименты подтверждают, что «постоянная проверка имейлов увеличивает уровень стресса и, как следствие, повышает сердечный ритм и вносит свою лепту в развитие сердечно-сосудистых заболеваний», – объясняет Глория Марк, исследователь из Университета Калифорнии в Ирвине.

Мышцы

Длительное сидение перед экраном может привести к болям в шее, спине и глазах, мигреням и тендиниту (дистрофии ткани в сухожилиях). «За компьютером мы забываем о теле», – уверен Гэри Смолл, нейролог из Университета Калифорнии в Лос-Анджелесе.

Вес

Ученые, изучающие проблемы ожирения, пришли к выводу, что между тем, сколько времени мы проводим за компьютером, и тем, сколько мы весим, существует прямая зависимость: чем больше – тем больше. А лишний вес, в свою очередь, повышает риск развития в среднем и старшем возрасте болезни Альцгеймера: «Жировые клетки повышают воспаляемость во всем теле, включая мозг», – предупреждает Смолл.

Осанка

Люди обычно сутулятся, глядя на экран мобильного устройства. «Через 20 лет подобной жизни человечество будет выглядеть как толпа горбунов», – уверяет Рассел Полдрак, нейролог из Университета Техаса в Остине. 

Внимание 

Из-за имейлов, звонков, sms и прочих отвлекающих факторов люди делают больше ошибок и плохо концентрируются на предмете труда. «Скорость нашей работы повысилась, а вот эффективность понизилась», – сокрушается Смолл. После того как подопытные Глории Марк прожили 5 дней без доступа к электронной почте, концентрация внимания у них выросла в два раза.

Память 

«Мы создали себе внешний хард-драйв, который дополняет нашу биологическую память», – говорит Смолл. Уповая на Google и телефонные напоминалки, мы утрачиваем естественную память. Но не все потеряно: человеческий мозг, уверяет Смолл, крайне адаптивен и способен к самоперепрошивке. «Стоит произвести цифровой детокс – и вы сразу почувствуете: мозг заработает как новенький».

Наши читатели:

51 % находят идею «цифрового детокса» привлекательной или весьма привлекательной.


Свобода и выбор 

Лучшие места и способы вырваться из цифровых (в том числе социальных) сетей и вернуть жизни ее естественный ритм.

Куда податься

Исследования показали, что самые дикие природные оазисы врачуют измученный «цифрой» мозг быстрее и лучше, чем самые комфортные городские джунгли. Вот несколько хороших идей:

Море 

Мэтью Уайт, лектор Медицинской школы при Университете Эксетера, обнаружил, что люди начинают чувствовать себя лучше и свежее, даже просто глядя на море. Еще одно, прошлогоднее, исследование Уайта выявило, что люди, проживающие у моря, отличаются лучшим физи­ческим здоровьем.

Саванна 

В ходе эксперимента, проведенного Джоном Фолком и Джоном Боллингом, бывшими сотрудниками Смитсоновского института, нашлось статистическое подтверждение того, что людям больше нравятся пейзажи, напоминающие саванну. Фолк считает, что ранние предки человека адаптировались к оседлой жизни в Восточно-Афри­канской саванне, где открытые просторы позволяли рано заметить приближающуюся угрозу, а разбросанные по равнине кусты и деревца были прекрасным местом укрытия. Именно поэтому такого рода ландшафты до сих пор дают человеку чувство покоя и защищенности. 

Лес 

Ученые выяснили, что прогулка по лесу продолжительностью от двух до четырех часов снижает уровень беспокойства и депрессии, понижает пульс и кровяное давление, укрепляет иммунитет, активизируя естественные системы защиты организма, да и вообще в лесу воздух здоровее. Квинг Ли из медицинского института Ниппон объясняет последнее действием фитонцидов – анти­микробных веществ, вырабаты­ваемых растениями. 


Советы в дорогу

Берите отпуск как минимум на пять дней – неделю. «Ведь сутки-двое могут уйти только на пре­­одоление первичного стресса отрыва от виртуальной реальнос­ти», – объясняет Гэри Смолл, нейролог из Университета Калифорнии в Лос-Анджелесе.

Отправляйтесь в детокс-поездку во время спада нагрузки на работе, дабы минимизировать потенциальный стресс.

Едете в первый раз? Попро­буйте для начала «полудетокс»: отрекитесь от цифровых устройств хотя бы на первую (или вторую) половину дня. «Понятно, что рабочая или семейная ситуация могут не позволить некоторым «отключиться» полностью», – говорит Смолл.

Увлеките себя чем-нибудь – читайте захватыва­ющую книгу, встречайтесь с теми, кто вам очень дорог, займитесь спортом, освоить который давным-давно мечтали, советует Смолл.

Собой не владеете? Рассел Полдрак из университета в Остине призывает оставить телефон дома. «Ведь один из наиболее верных способов изменить привычки – создать внешние условия для успеха», – подсказывает он. 

Установите на рабочую почту автоответчик с объяснением, что вы в отпуске, и не бойтесь стереть непрочитанные сообщения по возвращении, рекомендует Смолл. Все по-настоящему важное пришлют еще раз.

«Первый опыт – самый тяжкий, дальше будет легче – привыкнете», – подбадривает Полдрак.


первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+