You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие Для гурманов

Операция «Агро»: на автомобиле по Южной Италии

Виноградники, фруктовые сады, оливковые рощи, старинные фермы, замки: все это на юге Италии попадается на каждом шагу. В отличие от туристов – вот их в Апулии, Базиликате и Молизе почти нет, утверждает Геннадий Иозефавичус.

Иозефавичус

Геннадий ИозефавичусСпециальный корреспондент

Геннадий Иозефавичус Специальный корреспондент

Виноград и оливы, завезенные сюда тысячи лет назад, прижились и привыкли расти вместе. Обычно здешние виноделы помимо вина гонят и масло

1 из 11

Виноград и оливы, завезенные сюда тысячи лет назад, прижились и привыкли расти вместе. Обычно здешние виноделы помимо вина гонят и масло

Виноград и оливы, завезенные сюда тысячи лет назад, прижились и привыкли расти вместе. Обычно здешние виноделы помимо вина гонят и масло
В мае еще можно успеть на настоящие артишоки

2 из 11

В мае еще можно успеть на настоящие артишоки

В мае еще можно успеть на настоящие артишоки
Южанки всем другим расцветкам предпочитают яркие

3 из 11

Южанки всем другим расцветкам предпочитают яркие

Южанки всем другим расцветкам предпочитают яркие
Вне зависимости от времени года на землях юга Италии постоянно что-то растет, цветет, зеленеет

4 из 11

Вне зависимости от времени года на землях юга Италии постоянно что-то растет, цветет, зеленеет

Вне зависимости от времени года на землях юга Италии постоянно что-то растет, цветет, зеленеет
«Пикейные жилеты» сиесте предпочитаютобсуждениешансов Берлус­кони на возвращение в политику

5 из 11

«Пикейные жилеты» сиесте предпочитаютобсуждениешансов Берлус­кони на возвращение в политику

«Пикейные жилеты» сиесте предпочитаютобсуждениешансов Берлус­кони на возвращение в политику
Вино вином, а сладости никто не отменял

6 из 11

Вино вином, а сладости никто не отменял

Вино вином, а сладости никто не отменял
Во все помещения пер­вого этажа замка солнечный свет гаран­тиро­ванно попа­дает раз в сутки

7 из 11

Во все помещения пер­вого этажа замка солнечный свет гаран­тиро­ванно попа­дает раз в сутки



Во все помещения пер­вого этажа замка солнечный свет гаран­тиро­ванно попа­дает раз в сутки
Нет такого овоща, что не вырос бы на юге Италии

8 из 11

Нет такого овоща, что не вырос бы на юге Италии

Нет такого овоща, что не вырос бы на юге Италии
В Бари свежую пасту орекьет­те, то есть «уш­ки», делают по-старинке, вручную

9 из 11

В Бари свежую пасту орекьет­те, то есть «уш­ки», делают по-старинке, вручную

В Бари свежую пасту орекьет­те, то есть «уш­ки», делают по-старинке, вручную
Большинство «внутренних» городов юга устроены одинаково – улицы взбираются вверх, к вершине холма, на которой стоят замок и кафедральный собор. Гравина-ин-Пулья – не исключение

10 из 11

Большинство «внутренних» городов юга устроены одинаково – улицы взбираются вверх, к вершине холма, на которой стоят замок и кафедральный собор. Гравина-ин-Пулья – не исключение

Большинство «внутренних» городов юга устроены одинаково – улицы взбираются вверх, к вершине холма, на которой стоят замок и кафедральный собор. Гравина-ин-Пулья – не исключение
Вообще-то здесь пьют кофе без молока, как учили арабы, но для гостей в любом баре сделают и капучино

11 из 11

Вообще-то здесь пьют кофе без молока, как учили арабы, но для гостей в любом баре сделают и капучино

Вообще-то здесь пьют кофе без молока, как учили арабы, но для гостей в любом баре сделают и капучино

Мне повезло: навигатор взятой напрокат машины оказался настроенным на какой-то такой чудесный режим, что на автострады я ни разу не выезжал. «Сусанин» водил меня по проселоч­ным до­рогам, загонял в болота, на виноградники и в бескрайние фруктовые сады. Пару раз сезонные рабочие выталкивали меня из грязи, однажды ночью я заехал в тупик, выбраться из которого помогли случайно оказавшиеся там полицейские, дважды я отказывался от навигатора и прибегал к помощи айфона игугловских карт. Зато все остальное время мы с фотографом ездили по самым красивым дорогам юга Италии; игра явно стоила свеч. 


Все началось в Бари, столице Апулии, самом большом городе на юге. Самолет из Рима опоздал, так что прилетели мы около полуночи; работник автопроката с явным облегчением выдал ключи, закрыл лавочку и умчался к семье, а мы, тыкаясь, словно слепые котята, поехали в гостиницу. Заподозрить неладное и поменять настройки можно было уже тогда, когда навигатор без тени сомнения скомандовал съехать с главной дороги и отправиться в темные поля, но я был измотан дорогой, и спорить с дамочкой, резким голосом отдававшей приказания, сил не было. 


Да и вообще, дорогу от аэропорта в город я знал и без нее: сколько раз я пользовался паромом, идущим из Бари в Бар, из Италии в ставшую родной Черногорию, не сосчитать, так что доехал я до оте­ля Oriente почти на автопилоте. 


В Oriente я как-то давно останавливался – отменили паром и пришлось коротать время до следующего. Столетний гранд-отель тогда представлял жалкое зрелище: из кранов текла ржавая вода, в ще­ли в ок­нах врывались крики и ветер с мо­ря, на завт­рак подавали исключительно сваренные вкрутую яйца. Потом гостиница закрылась и несколько лет стояла за строительным забором, и вот год назад Oriente снова вступил в строй. Получи­лось неплохо:из ис­торического отеля не исчез дух времени, впрочем, приставка «гранд» так и не вернулась. 


Подвалы Рионеро-ин-Вультуре

 

Утром, после прогулки по натер­тым до блеска мостовым старого Бари, мы отправи­лись на се­веро-запад, в городок Рионеро-ин-Вультуре. Это Базиликата, не слишком часто посещаемый туристами регион Италии. Вультуре – спящий вулкан, вокруг него – удобренные пеплом плодородные почвы, на которых уже многие сотни лет выра­щивается виноград сорта «альянико», завезенный сюда фини­кийцами (кстати, великий финики­ец Ганнибал неподалеку отсюда, при Каннах, одержал одну из са­мых своих грандиозных побед над римлянами – навигатор при первой же возможности завел меня на поле битвы). Рионеро тоже стоит на вулканических почвах, вернее, на застывшей лаве, и оттого что лава – весьма мягкий камень, вCред­невековье под городом жители начали рыть погреба, да так преуспели в этом деле, что нарыли целую запутанную систему подземных хранилищ, переходящих одно в другое. Говорят, общая длина ходов, про­ры­тых под Рионеро, – многие сотникилометров, а сам город, если б можно было сделать срез, показал бы свое сходство с огромным термитником. Собственно, винные погреба я и хотел посмотреть. И даже договорился с местным виноделом Джерардо Джуратрабоккетти, хозяином Cantine del Notaio, об экскурсии в семейные подземелья.


Джерардо встретил хлебом и вином, как и пола­гается на Юге. Еще, конечно, местным оливковым маслом. И местной колбасой – такой твердой, что, кажется, туф, в котором пробиты термитни­ки, мягче. Исполнив обязательную программу – пригу­бив скорее черного, чем красного вина, за­­ку­сив оливками и хлебом, вобравшим горькова­то­го аро­матно­го масла, – мы спустились в неболь­шой мощеный двор, расположенный ниже уровня улицы. «Когда идут дожди, вода течет во двор иче­рез от­­верстие, – Джерардо жестом профессора пока­зал ко­лодец, – заполняет цистерну. Поэтому у нас всегда есть вода». Дальше профессор попросил нас обра­титьвни­ма­ние на несколько дверей с навесными замками: «Это и есть наши знаменитые подземелья, каждое со своей историей. Вот это, – он показал на дверь, над которой был изображен герб, две скрещенные руки, – принадлежало братьям-францисканцам; монахи отказывали себе во многом, но только не в добром вине. А вот в этом, – он махнул на другой вход, – во время войны прятали партизан; они тоже без вина не могли – какая же борьба без аль­­янико! Кстати, ни одна облава незакончилась поимкой партизана: полицейские из местных застревали у первой же бочки».


Наконец Джерардо раздал нам куртки (в погребах круглый год температура примерно 14 °С), снял замки, щелк­нул выключателем, и мы, поеживаясь, вошли под неровные своды, освещенные тусклой лампочкой. Осмотревшись в первом погребе, через узкий проход мы прошли во второй, оттуда – в третий; потом попали в грот, занятый действующей моделью средневекового Рионеро. Фигурки двигали руками и ногами: пекари месили тесто, кабатчики наливали вино, ослики перевозили грузы. Грот оказался тупиком, мы вер­нулись в третий погреб, прошли в четвертый, и проводник, показав пальцем вверх, сказал: «Тем временем мы пробрались под дорогой, и сейчас над нами – аптека, ко­торую вы, наверное, видели, подъезжая к кантине. А вот там, – Джерардо снова ткнул рукой куда-то в темноту, – бар старины Джулио». 


Мы снова походили меж рядов бочек, посмот­рели на заплесневевшие стены, протиснулись еще в несколько узких шершавых проходов и наконец вышли во двор – с противоположной от той двери, в которую вошли, стороны. 


К каждой из восьми граней Кастель-дель-Монте пристроено по башне. Тоже восьмиугольной

 

Вечером я решил съездить в Мельфи. От Grand Hotel Garden, где мы остановились, до города, бывшего некогда столи­цей Апулийского герцогства, было 30 км, всего ничего, к тому же друзья посоветовали ресторан Grotta Azzurra – как раз в Мельфи. После ужи­на (заведение и впрямь оказалось славным, тамошняя полента с черным трюфелем могла бы оказаться в меню любого миш­леновского ресторана) я решительно полез в гору, на вершине которой виднелся огромный замок. Собственно, «полез в гору» в случае Мельфи значило – пошел по улицам-лестницам, ведущим вверх, к замку. В 1231 году Фридрихом II здесь были провозглашены Мельфийские конституции, про­образ всех конституций современного мира, пер­­вое уложение, законодательно регулиро­вавшее отношения феодалов и их вассалов и устанавливавшее главенство королевского суда. 


Фридрих II Штауфен – внук Барбароссы, герцог Швабский, король Германский, Римский, Иерусалимский и Сицилийский, император Священной Римской империи, предводитель Шестого крестового похода – личностью был выдающейся. Знаток языков и наук, соколиной охоты и поэзии, Фридрих основал Неа­политанский университет, ввел обязательное изу­чение врачами анатомии, добился передачи хрис­тианам Вифлеема, Иерусалима и Назарета, помог отвести от Европы монгольское иго. На юге Италии с Фридрихом много чего связано: здесь остались его замки и самый невероятный из них – Кастель-дель-Монте – архитектурный шедевр непонятного назначения, монумент эпохе Фридриха. 


У Кастель-дель-Монте – я поехал к нему на сле­дующий день – восемь углов. К каждому углу примыкает по восьмиугольной башне. Башни на метр выше основного замка – 26 против 25. У замка два этажа, на каждом – по восемь комнат в формеправильной трапеции. Внутренний двор – тоже пра­вильной восьмиугольной формы. Замковые покои были оснащены гардеробными комнатами и хорошо проветриваемыми туалетами с проточной водой. Главный вход смотрит строго на восток, запасной – на запад. В каждое помещение второго этажа прямые солнечные лучи попадают дважды в сутки, а в дни летнего и зимнего солнцестояния свет равномерно распределяется по всем комнатам. То есть Кастель-дель-Монте был задуман еще и как гигантский астрономический инструмент, позво­ляющий отслеживать ход солнца. 


На плодородных почвах уже много лет выращивают виноград

 

Почему о замке говорят, что назначение его не совсем понятно (или даже совсем не понятно)? Да потому, что для того, чтобы быть замком в смы­сле, вкладываемом в это слово в середине XIII века, Кастель-дель-Монте не хватает рва, разводных мос­тов, складов для припасов и пороха, помещений для прислуги и гарнизона. Лестни­цы в башнях закручены не вправо, как обычно бы­вает в оборо­ни­тельных сооружениях, а влево, как в природе. Возвели восьмигранник не для защиты его обитателей, то есть и не для жизни вовсе. Тогда для чего? Этого-то как раз никто понять и не может. 


Именем замка – Кастель-дель-Монте – назван и весь окрестный винодельчес­кий регион. Виноград – в основном сорта «неро ди Троя» (из названия, «Тро­янский черный», видно, откуда и когда пришел он в Италию) – растет на высоте 400–500 м над уровнем хорошо различимого со здешних холмов моря. Ряды лоз взбираются кзамку со всех сторон, будто пытаются троян­ским конем, усыпив бдительность защитников, пробраться внутрь.


Будучи поблизости, я заехал на одну из местных виноделен, Torrevento, и добрый человек по имени Андреа показал мне подвалы и дал попробовать густого ароматного Vigna Pedale, вина цвета ноч­ного неба над Кастель-дель-Монте. Кстати, ночью к замку можно подъехать на ав­томобиле. Днем из-за обилия посетителей дорогу, ведущую вверх, перекрывают; машину надо оставлять на стоянке, от которой ходит автобус. Ночью же никаких ограничений нет; замок отлич­но подсвечивается, а роль экскурсоводов выполняют местные собаки, сопровождающие тебя – как бы че­го не случилось! – пока ты пересчитываешь грани. 


На следующее утро меня ждало еще одно открытие – Гравина-ин-Пулья, застывший во времени городок на Аппиевой дороге. Собственно, в Гравине эту самую Аппиеву дорогу можно увидеть – достаточно пройти по стоящему пару тысяч лет римскому мосту, со­единяющему две стороны ущелья, и вот они, кам­ни дороги, ведшей некогда из Рима в Брунди­зий. Как и с мостом, с булыжниками мостовой время ничего не поделало – хоть сейчас гоняй по ним повозки, запряженные волами.


Пройтись по улицам Гравины  значит или подняться вверх или спуститься вниз

 

И мост, и дорогу, и город мне показал энергичный, насмешливый и слиш­ком не по про­­винци­альной моде одетый Бенджамин. Вместе с братом Бенджамин управляет винодель­ней Botromagno, се­мей­ным предприятием. Он ро­дился в Гравине, вырос здесь, построил новую – она выгля­дит как космический корабль, припаркованный на стоянке у «Ашана», – винодельню и делает выдающееся вино. И очень любит свою Гравину, взбираю­щийся с края обрыва на вершину холма город, основанный греками, видевший римские легионы, управлявшийся византийцами, ломбардами, ара­бами. 


Взойдя на самый верх города-холма, мы оказались у входа в кафедральный собор. Внутри шли работы, подходы к церкви были заблокированы, но Бенджамин просто перепрыгнул через заборчик, а я последовал его примеру. Пробравшись внутрь, я увидел аскетичный интерьер типичного для юга Италии собора норманнских времен: ничего лишнего, лишь романские простота и величие. У стен собора местные тинейджеры рубились в футбол. Мяч бился о стену XI века, отскакивая прямо на носок самому ловкому из игроков. Падре, проходя мимо и чуть выпростав ногу из-под сутаны, тоже пнул мяч. Ни раздражения, ни тени неудовольст­вия на челе священника не появилось. 


Бенджамин угостил меня вином Pier delle Vigne, названным в честь ближайшего соратника Фридриха II, Пьера делле Винье, военачальника, администратора, винодела. Именно он, Пьер делле Винье, первым стал выращивать в окрестностях Гравины виноград красных сортов – «монтепульчано» и «альянико». И именно из этого винограда сделано вино, названное в его честь. 


Кстати, современное имя Гравина-ин-Пулья получила от того же Фридриха – однажды император на латыни сказал о городе: Grana dat et vina, то есть «Хлеб дающий и вино». Мотто позже сократилось до «Гравина», но хлеб и вино по-прежнему остаются тем, ради чего живут обитатели этих мест и чем они готовы делиться с каждым приезжим. 

На всем побережье Адриатики  отличные морепродукты. Лучшие подают в ресторане Il Peschatore в старом Бари

Как добраться:

 Alitalia (с пересадкой в Риме, от 8 284 руб., время в пути 6 ч 50 мин) до Бари, далее на арендованном авто (в аэропрту им. Кароля Войтылы есть офисы всех основных rent-a-car компаний).

Апулия

AW Oriente Hotel (от €84). Лучший отель в Бари, рядом со Старым городом и собором, где покоятся мощи святого Николая. На крыше гостиницы – отличный бар. 

Park Hotel Castel del Monte ( от €80). Отель в глу­бине парка, у подножия холма, где стоит замок Фридриха II. Летом замок открыт с 10:15, так что после завтрака в отеле можно успеть осмотреть Кастель-дель-Монте в относительном одиночестве. 

Базиликата

Grand Hotel Garden (от €65). Отель с претенциозным названием (не вполне соответствующим содержанию) расположен примерно на полпути от Рионеро в Мельфи. Из небольших и довольно шумных номеров – отличный вид на долину Вультуре. В парке – бассейн. 

Молизе

I Dolci Grappoli (от €38). Отель в жанре «агритуризмо», постоялый двор с сельскохозяйственным «лицом». Утром вас разбудит шум тракторов, зато вечером на ужин вам предложат собственного вина, собственных трюфелей и засоленного по бабушкиному рецепту сала. 

Винодельни

Cantine del NotaioTorreventoBotromagno  Приезжать на винодельни лучше по предварительной договоренности, но гостям никогда не отказывают. Визит бесплатный. При винодельнях всегда есть магазины с десятками сор­тов собственного вина от €5 до €50 за бутылку.

 
 

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+