You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие В город путешествие Для гурманов

По ресторанам, рынкам и магазинам Копенгагена

В компании потомка композитора и икорного специалиста Якоба Марсинг-Россини

Иозефавичус

Геннадий ИозефавичусСпециальный корреспондент

Геннадий Иозефавичус Специальный корреспондент

По ресторанам, рынкам и магазинам Копенгагена Геннадия Иозефавичуса провел Якоб Марсинг-Россини, потомок композитора и икорный специалист.

В Нюхавн, на пристани, принято выпивать и закусывать с видом на плавсредства

1 из 12

В Нюхавн, на пристани, принято выпивать и закусывать с видом на плавсредства

В Нюхавн, на пристани, принято выпивать и закусывать с видом на плавсредства
Если снаружи Søllerød Kro по-прежнему выглядит хутором, то внутри небезуспешно притворяется столичным рестораном. В подтверждение успеха – звезда в гиде Michelin

2 из 12

Если снаружи Søllerød Kro по-прежнему выглядит хутором, то внутри небезуспешно притворяется столичным рестораном. В подтверждение успеха – звезда в гиде Michelin

Если снаружи Søllerød Kro по-прежнему выглядит хутором, то внутри небезуспешно притворяется столичным рестораном. В подтверждение успеха – звезда в гиде Michelin
Рука творца (Кристиана Эббе) доводит до совершенства блюдо в Søllerød Kro

3 из 12

Рука творца (Кристиана Эббе) доводит до совершенства блюдо в Søllerød Kro

Рука творца (Кристиана Эббе) доводит до совершенства блюдо в Søllerød Kro
В Søllerød Kroикры не жалеют. Здешнее фирменное блюдо – лангустин с цветной капустой и осетровой икрой

4 из 12

В Søllerød Kroикры не жалеют. Здешнее фирменное блюдо – лангустин с цветной капустой и осетровой икрой

В Søllerød Kroикры не жалеют. Здешнее фирменное блюдо – лангустин с цветной капустой и осетровой икрой
В ресторане Geist пообедать мы не смогли; у Бо Беха времени хватило лишь на то, чтобы принять у Якоба несколько банок икры

5 из 12

В ресторане Geist пообедать мы не смогли; у Бо Беха времени хватило лишь на то, чтобы принять у Якоба несколько банок икры

В ресторане Geist пообедать мы не смогли; у Бо Беха времени хватило лишь на то, чтобы принять у Якоба несколько банок икры
Фарфор Royal Copenhagen –гордость датчан

6 из 12

Фарфор Royal Copenhagen –гордость датчан

Фарфор Royal Copenhagen –гордость датчан
Мясная лавка Cleaver’s на рынке Торвехаллерне. Любой кусок телятины мясник может немедленно для вас замариновать

7 из 12

Мясная лавка Cleaver’s на рынке Торвехаллерне. Любой кусок телятины мясник может немедленно для вас замариновать

Мясная лавка Cleaver’s на рынке Торвехаллерне. Любой кусок телятины мясник может немедленно для вас замариновать
В рыбной лавке Fiskerikajen –любая рыба и морепродукты по сезону

8 из 12

В рыбной лавке Fiskerikajen –любая рыба и морепродукты по сезону

В рыбной лавке Fiskerikajen –любая рыба и морепродукты по сезону
Фьордрайер, креветки из фьордов

9 из 12

Фьордрайер, креветки из фьордов

Фьордрайер, креветки из фьордов
Икра Rossini на бирже не котируется, но Якоб все равно штудирует утренние газеты

10 из 12

Икра Rossini на бирже не котируется, но Якоб все равно штудирует утренние газеты

Икра Rossini на бирже не котируется, но Якоб все равно штудирует утренние газеты
Огромное пространство досталось Skt. Petri от универмага

11 из 12

Огромное пространство досталось Skt. Petri от универмага

Огромное пространство досталось Skt. Petri от универмага
Якоб Россини пробует первые в сезоне креветки из фьордов

12 из 12

Якоб Россини пробует первые в сезоне креветки из фьордов

Якоб Россини пробует первые в сезоне креветки из фьордов

История умалчивает, каким образом у Джоаккино Россини, вроде не оставившего миру наследников, в Дании появились родственники. Однако Якоб Марсинг-Россини, владелец компаний Rossini Caviar и Jacob & Jacob, в том, что он потомок автора «Севильского цирюльника», уверен на все сто. Не будем подвергать его происхождение сомнению, генеалогия – дело мутное. Факт остается фактом: в Копенгагене живет хороший человек по фамилии Россини. Оперы не пишет, но в остальном следует за композито­ром, как известно, в расцвете сил и карьерыотошедшим от музыки и – с головой и животом – ушедшим в гастрономию. Вот и Якоб – по гастрономической части: снабжает все, от Noma до Geist, рестораны Скандинавии белужьей (и прочей осетровой) икрой, а еще делает невероятное ­мороженое, для которого откуда-то с края земли, из Королевства Тонга, возит невиданную ваниль.

Увертюра: утро тяжелого дня

Накануне нашей встречи вечер у Якоба был бурный, и он решил не ехать домой, за город, а остаться на ночь в отеле Skt. Petri, в Латинском квартале Копенгагена. А потому именно в Skt. Petri за завтраком мы и встретились. На эскалаторе я поднялся в огромный холл здания, некогда быв­шего универмагом. Шторами – нет, скорее театральным занавесом (за день с Россини мне не раз будут приходить в голову театральные ассоциации) – лобби было поделено надвое: в левой его части регистрировали гостей, в правой – завт­ракали. Звон чашек, вилок, ножей складывался в увертюру. Якоб – с газетой и чашкой кофе – ожидал, взгромоздившись на барный стул. Никаких примет вчерашнего застолья, тем более длившейся до утра вечеринки, на его ли­це не наблюдалось. Вот они, воздух Скандинавии, свежие продукты и умеренность в спорте! Мы обследовали буфет (нашли его обильным) и отправились на кухню засвидетельствовать почтение шефу Паппе. Недавно Brasserie Petri из заведения французского типа было переформатировано в американский дайнер, и команда дневала и ночевала на кухне, приспосабливаясь к новому меню. Мешать им мы не стали.

Первое действие. И первые креветки

Дальше был рынок Torvehallerne KBH в пяти минутах хода от оте­ля. Якоб сразу повел меня к рыба­кам:­ «Смот­ри, здесь каждой твари по паре. Два мясника, два зеленщика, два бака­лей­щика. Должна быть конкуренция!» Рыбных лавок было тоже две, из них Якоб уверенно выбрал прилавок с вывеской Fiskerikajen. За прилавком суетились продав­цы (на рынке можно морепродукты и купить, и поесть, в меню – бутерброды с креветками, лососина, селедка), за продавцами надзирал хозяин – обветренный ипросоленный, как и полагается рыбаку, Ким Кристенсен, давний приятель Якоба. Друзья о чем-то пошептались, и композиторский потомок, выдержав театральную паузу, объявил: «Тебе повезло: вчера вече­ром прибыли первые креветки из фьордов (fjordrejer). Их ловят на границе соленой и пресной воды, и оттого вкус у них – совершенно невообразимый!»


Ким вышел с двумя коробками. В одной шевелились некрупные серые рачки, во второй они уже не шевелились, так как были отварены и очи­ще­ны. Как оказалось, ночами крохотных креветок чистит бригада из пяти тайских женщин. Впрочем, настоящие гурманы едят этих креветок не сварен­ными, а жи­вы­ми и прямо в панцирях: «Берешь креветку за го­лову, откусываешь хвост и ешь. Рене Редзепи в ­се­зон у Кима по два килограмма в день для Noma заказывает». Наевшись драгоценныхкреветок (в сезон кило стоит полторы тысячи крон, то есть 200 евро), мы осмотрели мясную лавку Cleaver’s (ах, какая там сви­нина!) и помчались дальше.

Традиционные смёрреброды в Royal Smushi могут притворяться рулетами или даже паштетами

Действие второе. В трех актах и восьми смёрребродах

Магазин Royal Copenhagen торгует лучшим (ну, или одним из лучших) на свете фарфором. И фарфоромэтим – с синим на бе­лом фоне узором – снабжены все рес­тораны Скандинавии. Кафе Royal Smushi, ку­да мы зашли, осмотрев три этажа посудной лавки, тоже сервирует бутерброды на тарелках производства королевской мануфактуры.


Смуши – неологизм, придуманный хозяевами кафе Ло и Руд. От smørrebrød, общего названия традиционных датских открытых бутербродов, и от японских суши. Насамом деле от суши в смуши почти ничего, никакого риса или, там, васаби. Просто смуши – слово хорошее, да и выглядят местные бутерброды совсем не так, как в любом другом кафе города. В Royal Smushi смёрреброды могут оказаться свернутыми в рулет или, скажем, нанизанными на шампур. 


Попробовав бутерброды с «ложной» уткой из свинины, с креветками в яйце, средисом и заячьей капустой, с икрой морского воробья, мы из королевской посудной лавки переместились к Королевскому театру, к Бо Беху (шефу исовладельцу Geist – одного из самых интересных ресторанов Копен­гагена). Увы, у Бо нам ничего не обломилось: там готовились принять Стеллу Маккартни со сви­той, и у Беха от на­двигающейся вегетарианской катастрофы и без нас раскалывалась голо­ва. План пришлось менять по ходу действия, и мы поехали за город, на мишленовский хутор.

Действие третье. Основное блюдо

Ресторану Søllerød Kro без малого три с половиной века. Дом слегка перестраивался, но заведение с мишленовской звездой, как и в XVII веке, выглядит сельской таверной. Снаружи. Внутри – анфилада маленьких комнат, тихих и со вкусом обставленных. За обеденными залами – огромная современная кухня, на которой командует Кристиан Эббе. Поскольку Якоб – поставщик икры и в Søllerød Kro, обед наш неминуемо превратился в икорную дегустацию. На первое нам принесли баночки из-под Rossini Caviar, в которых под севрюжьим верхом оказался тартар из раков и панакота из топинамбура. Затем – цветную капусту с осетровой икрой и лангустинами, потом – просто три сорта икры. Икру полагалось брать перламутровой ложечкой из банки и класть на запястье, откуда и слизывать.

Витрина с сырами в магазине Løgismose расположена поближе к входу. И свежему воздуху

Финал. В обжорном раю

А вечером Якоб отвез меня в Løgismose – лучший продуктовый магазин Копенгагена. Где я попробовал Jacob & Jacob, мороженое с ванилью из Королевства Тонга. Якоб говорит, что в тамошних стручках содержание ванили раза в четыре выше обычного, что позволяет делать мороженое без сахара, а слив­ки заменять молоком. Диетический, в общем, продукт. Мороженое действительно оказалось выдающимся. Впрочем, как и весь магазин Свена и Лене Грёнлюкке, скромной дамы, собравшей со всего мира луч­шие – и совсем не скромные – сыры, вина, специи. В отде­ле специй мы с Якобом и расстались; потомку композитора, пропавшему из семьи на 40 часов, перца должны были задать и без Løgismose.

Продуктовый отдел

Skt. Petri

Дизайнерский отель у церкви Святого Петра с рестораном Brasserie Petri, кафе и баром (от €169, ужин от €45).

Torvehallerne KBH

Рынок в центре города, на Фредериксборггаде, работает ежедневно с 10:00, в воскресенье с 11:00. Прямо у прилавков можно пообедать (от €13).

Søllerød Kro

Гастрономический хутор в 25 км от города (меню из 3 перемен от €70).

Løgismose

Магазин деликатесов и винная лавка по соседству с крепостью Кастеллет.

Royal Copenhagen

Посудная лавка (тарелки от €20) с кафе The Royal Café (Royal Smushi) во дворе (3 смуши €18).

Geist

Ресторан Бо Беха, экспериментатора, апостола скандинавской кухни и светской звезды (ужин от €53).

 

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+