You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие На пляж

Путешествие по Индонезии: Бали

Геннадий Иозефавичус побывал на индонезийских островах

Иозефавичус

Геннадий ИозефавичусСпециальный корреспондент

Геннадий Иозефавичус Специальный корреспондент

Геннадий Иозефавичус, побывав в Индонезии, выбрал из 17 с половиной тысяч островов четыре самых примечательных. Начнем с самого известного. 


Море на Бали невероятно красивое и столь же невероятно неприспособленное для плавания. Только серфинг, только хардкор

Бали

Худой (до такой степени, что больше похож на обтянутый пергаментом скелет) старик просит меня разуться, взобраться к нему на подиум и сесть спиной. Пальцами, отлитыми из стали, он ощупывает мой череп, уши, шею. Словно из тюбика, старик выдавливает одному ему известную субстанцию из моих мочек. Я вскрикиваю, он радостно смеется, приговаривая по-английски: «Видишь, у тебя проблемы с правой стороной!» 

Вижу, вижу. И с левой тоже. А еще — со временем: я опаздываю на самолет, а знахарь, к которому меня по великому блату определили без очереди, не спешит. Еще не все выдавлено из тюбиков, не все потайные точки проверены железными пальцами, не все мои тайны раскрыты.

Старик велит мне лечь на спину и принимается за ступни. Я снова вскрикиваю, дед снова радостно подмечает слабость моей правой стороны и вооружается какой-то палочкой. Он начинает бормотать мантры и пришепетывать, водя по моим ногам, рукам и животу деревяшкой. Минут через пять зна­харь останавливается и говорит: «Все теперь в порядке. Жить будешь. Долго. Иди». 

Пока я встаю и обуваюсь, старик продолжает что-то бормотать. К его шепоту добавляется шепот моего проводника: «Панджи Кок Негари надо дать денег. Двадцать пять долларов». Даю. Вернее, кладу купюры к постаменту, на котором происходило врачевание. Дед кивает и спрашивает: «Сын есть?» Отвечаю, что нет. «Будет», — говорит знахарь.

На том расстаемся, и я отправляюсь в аэропорт Денпасара. Трехнедельное путешествие по Индо­незии заканчивается. Заканчивается именно на Бали, на самом известном индонезийском острове. Из­вест­ном настолько, что мало кто понимает, что Ба­ли — это часть огромной Индонезии, четвертой по численности населения и первой по количеству мусульман страны мира, государства, состоящего из лежащих в двух океанах — Индийском и Тихом — семнадцати с половиной тысяч островов, треть из которых — обитаемы. 

Бали — всемирная туристическая Мекка. В отличие от той Мекки, на которую молятся двести с лишним миллионов индонезийских мусульман, этой поклоняются австралийские серферы, евро­пейские хиппи, отечественные дауншифтеры, эзо­терики всех мастей и ценители отличных отелей, обильной еды и мягкого климата. 


Храмы Убуда — обиталище духа и духов

Мой новый знакомый — знахарь Кокорда Рай Негари — врачует близ Убуда, городка в балийских джунглях. В Семиньяк, Нуса-Дуа, Куту, другие туристические деревни на побережье Бали при­езжают за волнами и широкими пляжами, мод­ными дискотеками и романтическими закатами, а в Убуд — за духовным опытом; Убуд — это такой патентованный центр этой самой духовности, а целитель Кок Негари — ее посол. Рисовые поля, отели в джунглях, на берегах горных рек, храмы в каждом сельском доме, дворцы давно ничего не значащих, но вполне небедных местных царьков, бесчисленные мастерские резчиков по дереву, ткачей, ювелиров, художников, легкий запах за­претного — из всего этого состоит Убуд. Объявления, которыми там завешаны заборы, призывают взять пару уроков йоги, отдаться в руки массажистки, сплавиться на плоту по речке, подняться на гору, сходить на танцевальное шоу... Да, и, безу­словно, окунуться в священные воды и испытать на себе силу духа врачевателя. 

В Семиньяке — другие приоритеты. И занятия. В позу лотоса, понятно, и здесь садятся, особенно на закате и на берегу океана, но сразу после обитателей уже вполне большой колонии иностранцев имеет смысл искать по клубам и барам: в подвале Luna 2, в Ku De Ta, в Potato Head, а также в новом Spavodka Lobster Bar, в названии которого остро­умно сое­динились здоровье с нездоровьем и сразу все местные религии — спа, выпивка и морепродукты. Я попа­даю в Lobster Bar пятничным вечером, когда на импровизированной сцене — квартет Рио Сидика, местного джазового героя. Герой поет песню Земфиры, в которой от Земфиры осталась только страсть. Публика, изнемогая от восторга, хлопает. Коктейли — с хлопьями золота и серебра — летают над головами. 

Следующим вечером, как и положено — на зака­те, я отправляюсь в Улувату — к красиво стоящему на вершине скалы индуистскому храму. В храм не пускают — в этом как минимум видимое отличие местного индуизма от индуизма индийского. На Бали храмы открыты только для богомольцев, да и то по каким-то особым дням. Собственно, почти у каждого местного жителя дома — свой алтарь, а то и целый храм, размерами не уступающий Улувату. Комфорт! Общение с богами на дому.

Зато в Улувату — раздолье для мартышек. Вот им — вольность и свобода самовыражения. Обезь­яны оккупировали храм, вылезая за стены лишь для того, чтобы стащить у зазевавшегося туриста очки с носа или сережку из уха. 


Танец кечак объединяет в танце полсотни мужчин

У подножия скалы — амфитеатр, в котором каждый вечер дают представление танца кечак. Полсотни танцоров, одетых лишь в клетчатые са­ронги, ритмично произносящая звуки «ке-чак» массовка; основной состав вытанцовывает историю Рамы. В качестве декорации — скала с храмом Улувату и луна в черном небе. Вместо софитов — масляные светильники и зарево костра. 

После спектакля — ужин. Конечно, на берегу — с ногами в песке и с рыбой на тарелке.



Гид: Индонезия

Как добраться: Через Денпасар (Бали) рейсами «Аэрофлота» (от 102 461 руб.) и «Трансаэро» (от 53 333 руб.). Время в пути от 20 часов. Далее — на Яву (Джакарта, Джокьякарта) и другие острова рейсами местных авиакомпаний Garuda Indonesia, Lion Air, Air Asia (от 30 минут до 1,5 часа).

Виза: Тридцатидневная виза приобретается прямо на границе за $25. 

Дополнительная информация и бронирование туров на сайте indonesia.travel. Индивидуальные туры — dmAsiaмосковское представительство и Sodis. 

Гид: Бали

Семиньяк 

Luna 2 Private Hotel — Вилла на пляже и отель на 14 номеров-студий в здании по соседству. Шеф из Австралии, винный погреб, частный клуб, кинотеатр, от $3 500 за виллу (5 спален), от $700 за студию.

Нуса-Дуа 

St. Regis — Отель в туристической резервации Нуса-Дуа. Бассейн, три ресторана. Приватизированные куски пляжа для постояльцев пляжных вилл, номер люкс от $1 395.

Potato Head — Модный пляжный клуб и ресторан, ужин от $75 на двоих.

Spavodka Lobster Bar — Коктейли, элегантная еда, лобстеры, танцы на Керобокане, коктейль от $8, ужин от $60 на двоих.

Finn’s Beach Club — Ресторан на берегу океана. Отличная еда и упражнение после: подъем по лестнице, от $70 на двоих.

Убуд 

COMO Shambhala Estate — Отель и спа в джунглях, в стороне от туристических троп, на берегу горной реки. Йога, духовные практики, программы очищения организма, от $1 660 в Garden Room за 3-дневный курс омоложения.

Представление танца кечак у храма Улувату — Uluwatu Temple, полуостров Bukut, билет $9. 



Читайте также:

Бали: Убуд, Бедугул, Семиньяк

Бали. Этьен де Суза, дизайнер

Бали. Джон Харди, ювелир

Бали. Дом с привидениями

5 рецептов экзотических блюд из риса

История с обложки: Мария Шарапова в Индонезии


теги

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+