You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие В город путешествие На уик-энд путешествие Для гурманов

Путешествие в Израиль: по главным местам Тель-Авива и Иерусалима

Нелли Константинова выяснила, что Тель-Авив это и кузница, и житница, и здравница

Путь в Тель-Авив в высоком смысле всегда представлялся мне сложным и полным исторических аллюзий. В Израиль, мне казалось, полагается ездить в па­ломничество, на лечение, к родственникам. Или уж насовсем. Поэтому я прислушалась, когда мой дав­ний друг Генрих Падва лучшим отелем в мире назвал «один там, на пляже в Тель-Авиве». Значит, некоторые там просто загорают? 

Отель Dan в центре Тель-Авива стоит через дорогу от пляжа Фришман, и его гости ходят к прибою в купальникахпрямо из номеров. Это добавляет столице Израиля великолепного легкомыслия

1 из 12

Отель Dan в центре Тель-Авива стоит через дорогу от пляжа Фришман, и его гости ходят к прибою в купальникахпрямо из номеров. Это добавляет столице Израиля великолепного легкомыслия

Отель Dan в центре Тель-Авива стоит через дорогу от пляжа Фришман, и его гости ходят к прибою в купальникахпрямо из номеров. Это добавляет столице Израиля великолепного легкомыслия
Стулья на городском пляже бесплатные, лежаки и зонтики – за деньги

2 из 12

Стулья на городском пляже бесплатные, лежаки и зонтики – за деньги



Стулья на городском пляже бесплатные, лежаки и зонтики – за деньги
Блошиный рынок на площади Дизенгоф бушует по вторникам и пятницам

3 из 12

Блошиный рынок на площади Дизенгоф бушует по вторникам и пятницам

Блошиный рынок на площади Дизенгоф бушует по вторникам и пятницам
Интерьер отеля Mamilla будто повторяет изломанную линию гор

4 из 12

Интерьер отеля Mamilla будто повторяет изломанную линию гор

Интерьер отеля Mamilla будто повторяет изломанную линию гор
Купол храма Гроба Господня 1860 года был отреставрирован в 1995–1997 годах 

5 из 12

Купол храма Гроба Господня 1860 года был отреставрирован в 1995–1997 годах 

Купол храма Гроба Господня 1860 года был отреставрирован в 1995–1997 годах 
Отставший от ортодоксальной группы вынужден в срочном порядке перебираться через стену кладбища

6 из 12

Отставший от ортодоксальной группы вынужден в срочном порядке перебираться через стену кладбища

Отставший от ортодоксальной группы вынужден в срочном порядке перебираться через стену кладбища
Со смотровой площадки на Елеонской горе помимо арабских кварталов Восточного Иерусалима можно разглядеть Мертвое море и Иорданию за ним

7 из 12

Со смотровой площадки на Елеонской горе помимо арабских кварталов Восточного Иерусалима можно разглядеть Мертвое море и Иорданию за ним

Со смотровой площадки на Елеонской горе помимо арабских кварталов Восточного Иерусалима можно разглядеть Мертвое море и Иорданию за ним
Граффити подороге к морю оживляет фасады

8 из 12

Граффити подороге к морю оживляет фасады

Граффити подороге к морю оживляет фасады
Пирамида из специй в витрине магазина в арабском квартале Иерусалима – эфемерное искусство, сродни буддийской мандале

9 из 12

Пирамида из специй в витрине магазина в арабском квартале Иерусалима – эфемерное искусство, сродни буддийской мандале

Пирамида из специй в витрине магазина в арабском квартале Иерусалима – эфемерное искусство, сродни буддийской мандале
Овощной салат во Fresh Kitchen и лимонана – начало завтрака из пяти блюд

10 из 12

Овощной салат во Fresh Kitchen и лимонананачало завтрака из пяти блюд



Овощной салат во Fresh Kitchen и лимонана – начало завтрака из пяти блюд
Замороженный йогурт в супермодном кафе Tamara подается со свежими тропическими фруктами

11 из 12

Замороженный йогурт в супермодном кафе Tamara подается со свежими тропическими фруктами

Замороженный йогурт в супермодном кафе Tamara подается со свежими тропическими фруктами
Фонтан «Вода и пламя» на площади Дизенгоф «танцует» по расписаниюи извергает огонь под «Болеро» Мориса Равеля. Слева от него – отельCenter Сhic в здании в стиле баухауз

12 из 12

Фонтан «Вода и пламя» на площади Дизенгоф «танцует» по расписаниюи извергает огонь под «Болеро» Мориса РавеляСлева от него – отельCenter Сhic в здании в стиле баухауз

Фонтан «Вода и пламя» на площади Дизенгоф «танцует» по расписаниюи извергает огонь под «Болеро» Мориса Равеля. Слева от него – отельCenter Сhic в здании в стиле баухауз

Поеду проверю, решила я. Дело было в поне­дельник. Оцените стремительность от идеи до воплощения. (Я последнее время больше всего люблю именно это, и не только в путешествиях.) В среду около полуночи я уже рассказывала сотруднику охраны в Домодедово, что это мой первый визит в страну, что да, я сама паковала чемодан и что еду просто так, бездельничать. Меня пропустили как есть (в первом разе есть свои преимущества), а вот подругу Машу, которая бывала в Изра­иле со своих 12 лет регулярно и даже обзавелась невестиной визой, привычно для нее отправили в прозрачный загончик просвечивать багаж и рас­спрашивать, почему же она любила, а замуж не вы­шла.  

Перелет был стремглав – три с половиной часа. В семь утра мы уже поселились в отеле, полукругом облегавшем Дизенгоф, самую старую площадь имени жены первого мэра города. Площадь была маленькой, женственной, изящно приподнятой над дорожной развязкой, с фонтаном психоделического окраса. По расписанию его цветные грани и шестерни приходили в движение и начинали баловаться водой, выпуская струи всех мощностей и направлений. Никто, кроме меня, от красоты не столбенел, экскурсии не толпились, и только собаки отряхивались от случайных капель. Тель-Авив выглядел совершенно нетуристическим городом.


Fresh Juice – киоск со свежими соками и двумя вертушками, на одной крутится музыка, на второй – два горшка с пророщенной пшеницей

В девять утра в четверг мы шли по улице Дизенгоф, па­раллельной береговой линии – оттягивали встречу со средиземным прибоем, заходили в кафе с замороженным йогуртом, прислонялись к киоску попить гранатовый сок у Баухауз-центра, заглядывали в магазины экопродуктов, глазели на антикварные витрины. Маша показывала мне город так, как я показываю гостям Москву. Она волновалась за Тель-Авив и хотела, чтобы он произвел на меня впечатление. Зря старалась: он понравился мне уже из окна такси. Столица мирового сионизма оказалась курортным городом у моря со стильными облупившими­ся домами, похожими на советские пансионаты 30-х годов, с платановой аллеей на бульваре, с су­хими листьями у кованых калиток и с кошками всех мастей, валяющимися поперек дорог, тропинок и тротуаров. А потом мы вышли к морю.


Сотрудники спасательной станции на пляже Фришман страшно орут в мегафоны. Просто начните плыть к горизонту – и все сами услышите

Почему никто, рассказывая мне об Израиле раньше, не упи­рал на то, что на безвизовом расстоянии как до Рима есть песчаный пляж? С прибоем и лежаками? А ведь пляж всегда влияет на город, сообщает ему южную негу и притягивает прекрас­ную праздность. Хотя пляж городской и полный людей, шумно там не было. Из спасательной будки кого-то в мегафон увещевали вернуться на берег. Официанты разносили арбуз с фетой. Мамы и дети резвились в прибое под приглядом пап (легендарная еврейская мама – это на самом деле еврейский папа). Русский язык слышался, но не чаще, чем в Форте-деи-Марми. Дежурный по камерам хранения Рафаэль рассказал мне, как он через Таджи­кистан и Иран проби­рался сюда с мамой из СССР в начале 50-х и какая любовь в большом милицейском чине осталась у него в Москве. Его плечо ук­рашала наколка «Не забуду мать родную». Потом был мой первый обед в кафе. Ну почему в рассказах о Тель-Авиве никто не упоминает о лимонане — фраппе из лимона с мятой? О шакшуке — яичнице с помидорами? О скромно называемых в меню «салатами» гигантских блюдах с овощами идеальной свежести и заправкой будто-ее-нет? О доске красного дерева, на которой подают закуски-мезе с хумусом, хиной, баклажанами? О повсеместно прекрасном хлебе, который учит всех печь местный гуру Эрез? «Что же я – дурак, чтобы всем рассказывать?» – ответил верный друг, который уже десять лет отдыхает в Тель-Авиве. Только там, говорил он, с них с женой на второй-третий день слетает груз ответственности за двух маленьких сыновей: куда они пошли, что они дела­ют, с кем говорят и почему их не видно сей же миг. Израиль – детский рай: подрастающее поколение находится в состоянии беспрерывного обожествления, и его безопасность – государственное дело.


Православная церковь Марии Магдалины в Гефсимании стоит в настоящем тенистом саду

Чем дальше, тем больше Тель-Авив казался мне принцессой, сбежавшей, как в «Римских каникулах», погулять: да, я понимала, где-то есть и видеокамеры, и лучшие в мире разведчики, и армия, про которую на футболках пишут No worries America, Izrael is behind you. Мне же открылся безмятежнейший из городов – южный, теплый, полный ночной жизни и утренних сидений под тенистыми деревьями за завтраком вместе с детьми, колясками и собаками. Собаки на втором месте после детей по обожествлению, поэтому, если вы решили стать центром внимания тель-авивского бульвара и у вас в России есть пес, а в нем есть чип, берите пса с собой. Впрочем, вам и без собаки улыбнутся, вы только дайте знак.


Красавцы бармены в легендарном кафе Benedict – важная составляющая гения места

Понятие «энергия города» – не фантом, а живая субстанция. Она возникает из молодости (кто постарше, живет в пригородах), из пронося­щихся на электросамокатах лю­дей в шортах, из взглядов и объятий при встречах, из книжек, которые чи­тают за барными стойками, из того, как разгова­ривают с вами официанты и продавцы на рынке. Конечно, есть и туристические аттракционы, и кра­си­вая деревянная набережная поднимается в одном месте холмом для роллеров, и есть модные рестораны, как в Нью-Йорке или Лондоне, яхтенная марина, и не одна. Но обычная жизнь города и то, что меня бестрепетно в нее допускают, – вот в чем для меня высокий смысл путешествия. Вам же надоели туррезервации типа «все включено»? Добро пожаловать в реальную жизнь, пусть и не идеально отреставрированную. (Красота, она в душе, потому тель-авивские синагоги не кичатся богатством.) Стрижка – впятеро дешевле, чем в Москве, рынок Кармель – даром по сравнению с Дорогомиловским. Такси в Иерусалим – около 70 долларов.


Гробница Богородицы в Гефсимании, Иерусалим: по праздникам свечи стоят даже на лестнице, ведущей в подземную церковь

Трудно оторваться от Тель-Авива, который никогда не спит, от его огней и особенно от людей. Но в Вечный город надо сгонять хоть на денек. Езжайте туда днем, чтобы увидеть, как Иерусалим явится вам из-за горы, и сердце ваше ёкнет, потому что, если даже вы не верите ни в Иисуса, ни в Тору, ни в Бога, ни в вечную жизнь и ни в череду воплощений – вы разом учуе­те нутром приближение к месту уникальной мощи. Остановитесь в Старом городе. До приезда в Иерусалим я даже не предполагала, что там вообще есть отели, это же как жить в Кремле. Я бы и не рискнула, но подруга Маша, катавшаяся в отрочестве на картонке с Елеонской горы по самой отвесной из автомобильных дорог города, назвала таксисту адрес внутри Яффских ворот, и мы поселились в особняке с пятиметровыми потолками, каменными стенами и железными балконными ставнями, выцветшими снаружи добела. 


В пассаже Mamilla, кроме арт-галерей, магазинов и кафе, множество скульптур установлено снаружи, как украшение городского ландшафта, и на каждой, кроме автора, указана цена и контактные телефоны

Если у вас нет сил сутки напролет гулять с экскурсоводом, если вы приехали «просто отдохнуть», обойдите два-три важных места и отправляйтесь наружу из Яффских ворот бродить. (А потом возвращайтесь снова через полгода. Или через месяц. И так всю жизнь.) Через двадцать ступенек вниз от ворот начинается модный пассаж. До одинна­дцати там открыты кафе и магазины – ювелирные, дизайнер­ские, книжные. Лакомки, ухватив в кондитерском шоколадный тортище, скромно назы­ваемый пирожным (порции повсюду гигантские), рассаживаются по колизейным ступеням заки­нуться углеводами и поглазеть на прохожих. Сре­ди них попадаются и полуголые бэкпекеры, и сте­пенные ортодоксальные отцы семейств с де­сятком детей, целомудренно опускающие глаза долу. Этот пассаж, Мамилла, – живой и современный контрапункт древности. Чтобы острее ощутить ее, ближе к ночи пройдитесь к Стене Плача. Ночью там мож­но долго стоять, не опасаясь зноя, смотреть в звездное небо, брызгать в лицо водой из мраморного ру­комойника и плакать о своем. 


Отель New Imperial – старинный дом, полный музейных артефактов

Утром под балконом нашего отеля Imperial, где когда-то жила Сельма Лагерлеф, автор «Путешествия Нильса с дикими гусями», грохочут продавцы: открываются лавки. Солнце светит по косой, город наливается жаром: по сравнению с Тель-Авивом Иерусалим континентально сухой. Но в монастыре Марии Магдалины нас ждут тенистый сад и птицы, свечи и прохлада – в подземной Гробнице Богоматери и у Гроба Господня. После экскурсий мы ужинаем в новом городе, во дворе отеля, где сиживали Марк Шагал и Ричард Гир, Уинстон Черчилль и Ингрид Бергман. А ближе к ночи едем назад к морю. С середины дороги тьма вновь становится теплой и влажной. Народ сидит на пляже до полуночи. Бармен кафе Bertie по имени Аватар спрашивает меня: «На пересадке в Москве у меня будет 17 часов, у вас не­­ опасно?» Знаешь, брат, по сравнению с твоим го­родом во всем мире небезопасно.


Идеальный завтрак в кафе Mamilla: вареные картофелина и яйцо, пирожки с сыром и хумус



Гид: Тель-Авив

Как добраться: из Москвы до Тель-Авива El Al Israel Airlines или «Трансаэро», от 15 000 руб., время в пути 3,5 ч, затем до центра на поезде ($13) или такси ($40). Виза не нужна. $1 = 3,4 NIS. 

Где остановиться: бутик-отель Center Chic (Zamenhoff, 2, +972 3629 0555, от $174); отель класса люкс Dan Tel Aviv Hotel (Hayarkon, 99, +972 3520 2552, от $640).

Где перекусить: завтраки в Benedict (работает круглосуточно, Rothschild Boulevard, 29, +972 3686 8657, от $23), в Bialik (+972 3620 0832, Bialik, 2, от $18) или в Bertie (King George, 88, +972 2512 2950, от $23).  

Обеды: Сеть Fresh Kitchen (Ben Yehuda, 77, +972 3522 1122, от  $20).

Лучшие: гамбургеры – в круглосуточном Wolf­Nights (Lilenblum, 40, +972 3517 7155, от $14); замороженный йогурт – в кафе Tamara (Ben Yehuda, 96, +972 3523 4449, от $15); шакшука (яичница с помидорами и специями) – в Dr. Shakshuka (Eshel Old Jaffa, 3, +972 3639 1313, от $10); винный бар Jajo Vino в районе Неве-Цедек (Shabazi, 44, +972 3510 0620, бокал от $15).

Ужины: Brasserie (Iln Gvirol, 70, +972 3696 7111, от $70 за ужин на двоих); Moses (Rothschild Boulevard, 35, +972 3566 4949, от $40).

Десерты: Idelson (Ben Yehuda st., 252, +972 3516 6518, пирожные от $8); Max Brenner (Rothschild Boulevard, 45, +972 3560 4570, фондю из трех видов шоколада от 50 NIS).

Что купить: блошиный рынок Шук ха-Пишпишим в Старой Яффе (мебель, предметы интерьера); блошиный рынок на площади Дизенгоф, по втор­никам и пятницам, 10:00–17:00 (одежда, украше­ния, интерьер); главный продуктовый – Шук ха-Кармель; в порту – фермерский рынок, та часть, что под крышей, открыта все дни. 



Гид: Иерусалим

Как добраться: такси от Тель-Авива – $75, +972 2628 2220.

Где остановиться: в Cтаром городе – New Imperial, отель-музей (Jaffa Gate, Old City, +972 2628 2261, от $70); близко к Старому городу – Mamilla (King Solomon, 11, +972 2548 2222, от $350); от Старого города 10 минут на такси в легендарном American Colony Hotel (Louis Vincent, 1, + 972 2627 9777, от $390).

Где перекусить: Mamilla Café в отеле Mamilla (King Solomon, 11, +972 2548 2222); Cavalier (Ben Sira st., 1, +972 2624 2945, ужин от $42); бублики в Holy Bagel (Yaffo Road, 34, от $6); пирожные Roladin в пассаже Mamilla (пирожное с кофе от $12).

Гид: Елена Черненко, +7 903 728 1827. 

Экскурсии, автомобили: Rothschild Tours (Алина Ярославцева, +972 54737 7640).


первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+