You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие Геннадий Иозефавичус

Удивительный музей советского авангарда в узбекской пустыне

Геннадий Иозефавичус — о сокровищнице советского искусства, Государственном музее искусств имени И. В. Савицкого в Нукусе

Иозефавичус

Геннадий ИозефавичусСпециальный корреспондент

Геннадий Иозефавичус Специальный корреспондент

Виктор Уфимцев, «К поезду», 1927 год

Во-первых, где находится этот самый Нукус? Пыльный городок, основанный в 30-х годах ХХ века, — столица Каракалпакской автономной республики в составе Узбекистана. Медвежий, вернее, верблюжий угол. Неподалеку от высохшего Арала.
 
Во-вторых, кто такой Игорь Савицкий и почему в Нукусе есть музей его имени? Игорь Савицкий — художник, учитель, археолог, музейный деятель. И прежде всего страстный коллекционер. Внук киевского академика-филолога Флоринского, ставшего жертвой большевиков. Племянник начальника протокола Наркоминдел СССР при Воровском и Литвинове (естественно, погибшего в годы террора). Начинающий художник, поступивший в Суриковку в 1941-м и отправившийся вместе с институтом в Самарканд, в эвакуацию. Ученик Фалька и Истомина.

И. В. Савицкий

Во второй половине сороковых дипломированный художник отправился в Каракалпакию в составе Хорезмской экспедиции академика Толстого. И влюбился в выжженные солнцем земли. Влюбился настолько, что сезон за сезоном снова и снова уходил туда в экспедиции. А в 1956 и вовсе «бросил роскошную арбатскую квартиру» и переселился в Нукус, где получил лабораторию декоративно-прикладных искусств в только что созданном Каракалпакском отделении АН Узбекистана. И начал собирать: сначала — ювелирные украшения каракалпаков, туркменов, хивинцев. Монеты. Халаты и ковры. Юрты. Потом — живопись узбекских художников. Позже — советскую авангардную живопись и графику.
 
И уговорил местное руководство открыть музей. Коллекций-то хватало уже на добрых пять-шесть музеев. 
 
Тут важно отметить, что Савицкий обладал невероятной силой убеждения. Сверхъестественной. Вот как москвич, неведомым образом оказавшийся в пустыне, смог убедить местных партработников открыть музей? А потом еще и выделять год за годом немалые средства на закупки? Без мистических объяснений не обойтись.
 
Итак, в середине шестидесятых открылся музей. В котором публике (весьма немногочисленной: Каракалпакия была закрытой для иностранцев, да и для граждан СССР без пропусков зоной) были представлены фантастические коллекции ДПИ и неканоническая живопись узбекских художников — не соцреалистов, а авангардистов. Нигде, кроме Нукуса, по сути, эти художники не могли быть выставлены. 
 
Позже Савицкий стал собирать не только узбекских художников, но и связанных так или иначе с Узбекистаном художников русских. Вроде Кузнецова, Фалька, Истомина. А потом и вовсе отказался от географического принципа и стал собирать вообще советское искусство — хорошее искусство, в основном авангард. Причем, Савицкий собирал монографически: каждого художника максимально полно, сотнями работ — живопись, наброски, графику, афиши, все, что попадалось.

Александр Волков, «На сборе хлопка», 1931 год

Свою художническую карьеру Савицкий при этом забросил. Быть и директором музея (читай: коллекционером), и художником не получалось. Зато он стал наставником для большого количества местных живописцев. 
Забавно, кстати, сегодня смотреть работы каракалпакских художников 70–80 годов. Да и современных. Все они — куда выше по уровню, чем обычно. И все — очевидно зависимы от того, что выставлено в музее Савицкого. По-хорошему зависимы. Все же молодые художники учились не на корифеях соцреализма, а на Фальке, Рождественском, Курзине, Волкове. 
 
Собирал он страстно. Ездил по Союзу, убеждая вдов авангардистов за расписки отдавать полотна. Выбивал деньги из председателей колхозов-миллионеров, местных партийных начальников, брал в долг. В коллекции десятками и сотнями появлялись картины Волкова, Рождественского, Курзина, Уфимцева, Бенькова, Карахана, Мазеля, Фалька, Осьмеркина, Никритина, Порет, Тансыкбаева, Редько. И еще, еще, еще, еще. По количеству работ и сбору имен коллекция Савицкого может сравниваться только с собранием Русского музея. Представили? 

Вера Пестель, «Футуристическая композиция», 1916 год

Работы знаменитых и незаслуженно забытых Савицкий вывешивал шпалерами, закрывая стены отменной живописью. Такой же принцип — сплошной шпалерной развески — сохранен и в новом здании музея. 
 
Умер Игорь Савицкий в 1984-м, оставив в коллекции музея около 10 тысяч полотен, 25 тысяч графических листов, 6 тысяч ювелирных украшений кочевников, тысяч монет. Всего — 80 тысяч единиц хранения. А еще коллекцию слепков, которую собирал Фернан Леже и которую вдова, Надя Леже, передала Фурцевой. Как-то Савицкий смог убедить Минкульт, что в Нукусе эта коллекция нужнее.  
 
В Нукус надо ехать. И не только из-за музея Савицкого. Но этого выдающегося музея вполне достаточно.
Кстати, в этом году Савицкому исполнилось бы сто лет.

Комментарии

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+