You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие С семьей

В Африку с детьми

Журналист Гораций Клэр отправился в заповедник на юго-востоке ЮАР с двумя девятилетними мальчишками

Гораций Клэр

«Ух ты, сухой паек!» – восклицает Робин, девятилетний сын моей подруги Ребекки, когда нам подают обед в самолете, летящем из Йоханнесбурга в провинцию Квазулу-Натал на юго-востоке ЮАР.

«Класс! – вторит ему его приятель, ровесник Тайлер. – Я оставлю мюсли и фрукты зверям, хочу льва с руки покормить».

«Ага, будет он мюсли, – ехидничает Робин, – ему мясо подавай!»

«Ну обезьян хотя бы угощу», – смущается Тайлер.

1 из 14

2 из 14

3 из 14

4 из 14

5 из 14

6 из 14

7 из 14

8 из 14

9 из 14

10 из 14

11 из 14

12 из 14

13 из 14

14 из 14

Поспорив немного о животных, о которых оба имеют весьма поверхностное представление, мальчики впечатываются в иллюминаторы. Под крылом самолета – необъятная саванна. Приключение обещает быть занятным. Одно из самых замечательных мест на земле будет пробито на слабо старейшим в мире способом – пацанами.

Пинда – частный заповедник, лежащий в сторону к побережью от Убомбо-Хиллз, в тридцати километрах от Индийского океана в северной части провинции Квазулу-Натал. «Пинда» по-зулусски означает «возвращение». На 230 квадратных километров заповедной земли вернули песчаные леса, саванну и их обитателей. В частности, под надежной охраной здесь теперь снова живут белые носороги и гепарды.


Компания & Beyond, отвечающая за благополучие заповедника Пинда, по праву гордится своей заповедной деятельностью. Ее исследования и проекты, например, по сохранению диких леопардов, отмечены наградами, как и программы по экотуризму, сотрудничество с местным населением и высокий уровень содержания шести гостевых коттеджей.

Однако не сказать, что наши мысли заняты размышлениями о чем-то из вышеперечисленного, когда мы усаживаемся в открытый «лендкрузер», который должен отвезти нас в северную часть Пинды, на частную виллу Хоумстед, – нам совершенно не до того. От непривычных ландшафтов перехватывает дыхание: хитросплетения кустарников, припорошенные рыжей пылью кроны деревьев и покрытые лишайником стволы, пшенично-золотая трава и сонная полуденная тишина, которая, кажется, внемлет солнцу и ветру, а у посадочной полосы лениво па­сется жираф. Через секунду мы видим пару ньял (нежных антилоп цвета охры), двух милующихся зебр и стадо зеленых мартышек. «Ух ты, сафари!» – восклицает Робин не без восторга.

Да, это и правда настоящее сафари. Во многом благодаря встречающим нас гиду Дэрилу Деллу и его помощнику Бернарду. Мальчишки усаживаются на передние сиденья рядом с Дэрилом, который является воплощением типичной ребяческой мечты о герое. При нем винчестер, а его талию обнимает сияющий патронташ – пацаны сражены наповал. По дороге Дэрил без конца отвечает на вопросы – кто кого поборет, если схватятся лев и тигр (тигр), видел ли он, как гепард нагоняет вот этого, а леопард убивает вот того (ага, сплошь и рядом) – и успевает вести автомобиль, поддерживая разговор с другими участниками экспедиции и посвящая нас в тайны этого победившего время мира. Кто-то из взрослых получает комплимент за то, что углядел бананоеда, птичку с фиолетовой грудкой и пурпурными всполохами на крыльях, будто вле­тевшую сюда из Эдема.

Во время короткого привала, дабы оживить лекцию по ориентации на местности, Бернард погружает палец в навозную лепеху носорога, после чего подносит руку ко рту и облизывает – гримаса дегустатора помогает фокуснику незаметно сменить палец. Мальчики, не заставив себя ждать, обезьянничают и, когда правда открывается, ведут себя как истинные альфа-самцы. «Ничего особенного, – хмыкает Робин, когда Бернард перестает хохотать – На вкус обычный коровий навоз».

По прибытии, не дождавшись ужина, ребята снаряжают рыбацкую экспедицию. Робин с Тайлером нацепляют маски и сигают в рыбный пруд рядом с коттеджем; им удается увидеть пару львиц у водопоя и выпущенные кишки их добычи. Греясь после заплыва в полотенцах, они прилежно слушают рассказы Дэрила о пищевых цепочках и о том, что с природным разнообразием Пинды мало что под Луной может сравниться, ведь здесь выделяют целых семь ареалов обитания.

Здание виллы Хоумстед представляет собой довольно эклектичную компиляцию из стекла, камня и дерева. Открытая терраса с видом на заросли, компактный бассейн, соломенные крыши и роскошно меблированные комнаты производили бы впечатление театральных декораций, если бы не отчетливое ощущение близости диких зверей (где-то возле фундамента храпит семейство бородавочников), в связи с чем возникает путаница: кто тут зритель и кто актер? Несомненной звездой постановки является местный шеф-повар Лаки Зихали. Этот гений в состоянии закатить пир горой, одновременно развлекая двух пере­­возбужденных мальчишек, желающих помочь с тестом для печенья, нахлобучивших колпаки и уверовавших в то, что они поварята.


На следующее утро в лучах карминно-красного восхода мы снова загружаемся в «лендкрузер». Мальчики получают по «мужской» сумке, биноклю, бейсболке, блокноту, путеводителю и ручке – удочки Дэрил уговаривает их оставить на потом. Мимо нашего автомобиля по песчаной тропе гарцует жирафа. Дэрил рассказывает нам о тонкостях жирафьего жевательного процесса: мы провожаем глазами один ком жвачки, ползущий вниз по бесконечной шее, и второй, двигающийся вверх. Рядом завтракает фигами пара птиц-носорогов, а над головой проносится ястреб-перепелятник. Два орла, серых змеееда, заняты бурной дискуссией на стволе упа­вшего дерева. И снова львицы – одна лениво лежит, объевшись, вторая вдруг припускает за самцом ньялы. Леденящее кровь зрелище: хищница резко группируетcя и, оттолкнувшись от земли мощными лапами, грациозно «выстреливает» в сторону добычи. Антилопа чудом спасается. Львица раскатисто рыкает и отрыгивает полкило непереваренного мяса.

Мы делаем круг по песчаному лесу: Пинда – один из немногих заповедников, сохранивших этот природный феномен, жутковато-прекрасный мир серебристых деревьев, в частности, тысячелетнюю акацию Лубомбо. Причины, из-за которых исчезает этот лес, не совсем ясны: возможно, почва древнего побережья слишком истощена. Увидеть такой лес – редкая привилегия, и входящие под его сень зрители умолкают пред его торжественной меланхолией...

Вечером обещанная ребятам рыбалка – с видом на крокодила, бегемотов и ныряющего слона. Мальчики ловят сома и хвастаются, что видели белого носорога. Не обманывают – чуть позже мы замечаем еще двоих. Затем следует стрельба из винтовки 22-го калибра, а за ней ночная охота на скорпионов (они светятся под ультрафиолетовыми фонарями).

Перед отъездом Бернард и Дэрил дают мальчишкам звучные зулусские имена: Робин им показался вылитым Сковой – ловящей рыбу совой, ибо спросонья моргает, как эта птица, плюс одержим рыбалкой. Тайлер своим именем – Нной-Нной, солнечная птица, – недово­лен, хотя оно ему впору: он подобно этой пернатой любит яркие цвета и сахар. Так или иначе, ему позволяют сменить имя на более конкурентоспособное с Робиновой совой, и он становится Инквази – орланом-крикуном... Эти имена останутся с мальчиками навеки, и мы никогда не забудем это путешествие. Не только потому, что ужасно испугались, заметив, как ребята плавают под пристальным взглядом желтых глаз крокодила. Мало что сравнится с прогулкой по дикой Африке, и пережитый опыт дает человеку возможность понять свое истинное место в природе – мы не более чем робкие ее подмастерья.

Фото: Barry Lewis/Corbis/Foto S.A.

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+