You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие По России путешествие На авто

В Дулево и Павловский Посад на машине

На родину кузнецовского фарфора и знаменитых платков


Началось, как всегда, с друга Володи. «Ты знаешь, что чайники с золотым оленем, которые ты скупаешь в промышленных количествах в комиссионках, до сих пор делают в Дулево?» – спросил меня друг, продюсер серьезного немецкого журнала. Я съездила туда, пробел восполнила, и с 2009 года друзьям и родным не стало от меня покоя.

Убаюкивающим движением преподнося очередной трехлитровый чайник с оленем, я брала за мизинец доверчивого слушателя и пела ему, как Шахерезада, что в селе Ликино уже во времена Ивана Грозного было пять дворов и 92 мужские души, а других никто не считал (здесь мужчины оживлялись), что Дулево к нему присоединили на двадцатом году советской власти. Что еще через 20 лет гордый фарфоровый «Сокол» взял в Брюсселе золотую медаль и стал символом завода – и далее везде, по всему историческому расписанию.

Единственное строение архитектора Мельникова вне Москвы сохранилось в Ликино-Дулево в первозданном виде

1 из 9

Единственное строение архитектора Мельникова вне Москвы сохранилось в Ликино-Дулево в первозданном виде

Единственное строение архитектора Мельникова вне Москвы сохранилось в Ликино-Дулево в первозданном виде
Потолок в фойе клуба «Фарфорист». Здание в плане имеет форму звезды

2 из 9

Потолок в фойе клуба «Фарфорист». Здание в плане имеет форму звезды

Потолок в фойе клуба «Фарфорист». Здание в плане имеет форму звезды
Первая поликлиника Дулевского фарфорового завода (1929 год): конструктивизм плавно переходит в ар-деко

3 из 9

Первая поликлиника Дулевского фарфорового завода (1929 год): конструктивизм плавно переходит в ар-деко

Первая поликлиника Дулевского фарфорового завода (1929 год): конструктивизм плавно переходит в ар-деко
Тарелку с «Золотым оленем» (автор П. В. Леонов, 1957) можно увидеть только в музее, а вот чашки и чайники пока делают

4 из 9

Тарелку с «Золотым оленем» (автор П. В. Леонов, 1957) можно увидеть только в музее, а вот чашки и чайники пока делают

Тарелку с «Золотым оленем» (автор П. В. Леонов, 1957) можно увидеть только в музее, а вот чашки и чайники пока делают
В таких комнатах в казармах жили рядовые ткачи. На стене – портрет революционера, который решил все поменять

5 из 9

В таких комнатах в казармах жили рядовые ткачи. На стене – портрет революционера, который решил все поменять

В таких комнатах в казармах жили рядовые ткачи. На стене – портрет революционера, который решил все поменять
Художник на эскизе всегда рисует лишь 1/4 часть платка (эскиз из музея)

6 из 9

Художник на эскизе всегда рисует лишь 1/4 часть платка (эскиз из музея)

Художник на эскизе всегда рисует лишь 1/4 часть платка (эскиз из музея)
Музей платочной мануфактуры: вредный свинцовый трафарет со временем истирался и давал уникальный, чуть размытый узор

7 из 9

Музей платочной мануфактуры: вредный свинцовый трафарет со временем истирался и давал уникальный, чуть размытый узор

Музей платочной мануфактуры: вредный свинцовый трафарет со временем истирался и давал уникальный, чуть размытый узор
В «Розовой птице» (автор П. В. Леонов) чашки расписаны с обеих сторон

8 из 9

В «Розовой птице» (автор П. В. Леонов) чашки расписаны с обеих сторон

В «Розовой птице» (автор П. В. Леонов) чашки расписаны с обеих сторон
В 2009 году в Музее фарфора мне дали сделать лишь одно фото: это ваза в честь Победы 1945 года

9 из 9

В 2009 году в Музее фарфора мне дали сделать лишь одно фото: это ваза в честь Победы 1945 года

В 2009 году в Музее фарфора мне дали сделать лишь одно фото: это ваза в честь Победы 1945 года

Фарфор, автобусы и конструктивизм

Навигатор полноприводного Audi A-5 Sportback посоветовал ехать по Егорьевскому шоссе, и путь мой оказался легким, петляющим среди сосен и дачек в северном стиле, и даже без единой пробки, даром что в субботу утром.

Через час я была в Ликино-Дулево. Город и его wow-места нанизаны на одну длинную нитку-улицу, трижды меняющую название. Сначала попадается магазин фарфорового завода. Второй этаж – предметы из сервизов поштучно, в этот раз я купила там пять молочников под разные варенья. Сервизы я беру на первом, по два-три под разные чаи. Знаковые: «Розовая птица», «Золотой букет», «Красавицы», красная или синяя. Эстетически одаренным мужчинам обычно нравится «Рубин». «Чистое ар-деко», – сказал про него лондонский фотограф Мэтт Бак, приезжавший снимать Москву для британского Condé Nast Traveller, и увез в Лондон (еще бы, за двадцать-то фунтов: цены в Дулево сказочные). Да что там, слава «чайника с оленем» поистине всемирна.


Статуэтка «Прогулка»

В Кувейте меня подвели шаркнуть ножкой перед Розитой Миссони, открывавшей на берегу Персидского залива отель имени себя. Узнав, что я из России, хозяйка оживилась и сообщила, что у нее в итальянском доме есть русский фарфор. Сейчас начнется про ленинградскую голубую сетку, затосковала я. Но Розита уточнила: «Золотой олень на оранжевом поле», – и наши души слились.

«Их по сей день делают», – обрадовала я миллионершу, и она сразу стала собираться с дочкой и внучкой лететь в Дулево и скупать все, что там есть. В следующий раз приедете – а всех оленей увезли в Милан.

Через два квартала от магазина по той же центральной улице – завод с ассортиментным кабинетом на пятом этаже. Сотрудники называют его «музеем новейшего времени», потому что в настоящий музей не пускают. А вы бы пускали к себе всяких туристов, если бы у вас хранилась шапка Мономаха? Я еще успела в 2009-м увидеть тысячу-другую уникальных единиц хранения XIX и XX веков (завод основан в 1832 году), но уже тогда их снимать не давали. Сделать нормальный музей с билетами и экскурсиями завод отказывается, хотя Минкульт давно просит поставить ценности на госучет. Поэтому если, к примеру, в музей завтра не пустят нефтяного шейха, то, осерчав, он теоретически может запросто купить завод, а музей пойдет бесплатно впридачу. А потом шейх его продаст, спрячет в закромах или выбросит, и ничего ему за это не будет: в российских законах нет даже термина «фарфоровая промышленность», и дулевский фарфор по бумагам выглядит чем-то вроде народного промысла, как хохлома и палех. Мне обидно: мне дулевский фарфор очень нравится: он живой, неровный, небезупречный, как всякое искусство; я видела художников, они в цехе кисточками расписывают блюдца, а рядом на столах спят настоящие кошки, и в окна светит солнце. Я уже заказывала (это можно) сервиз с текстами по всем бортам «Н + К = любовь», я уже свозила в Дулево всех друзей. Стараюсь как могу, в доме от чайников уже ступить некуда. Но я не могу стать директором завода и отдать под надзор Минкультуры 25 000 (а их там именно столько) шапок Мономаха. Украдут, будете знать.

О хорошем: в отличие от музея, клуб «Фарфорист» (еще километр по центральной улице) открыт. Это единственное здание конструктивиста Константина Мельникова за пределами Москвы. (Многие приезжают в Россию, только чтобы увидеть его «Гараж» и «Круглый дом».) В фойе клуба под невиданным розовым потолком с лучами-балками раскинулась ярмарка китайских курток, поэтому наслаждаться архитектурой под видом выбора товара можно невозбранно долго. В пятистах метрах – лицей (на фасаде «Ш-К-О-Л-А») и первая заводская поликлиника, оба в том же авангардном стиле.

Чуть дальше - краеведческий музей в казармах ткацкой фабрики. Там макет ликинского легендарного автобуса «667», взявшего золото на Лейпцигской ярмарке в 1972-м, жидкое золото местного изобретения, английский ткацкий станок, привезенный фабрикантом Смирновым, медведица Машка (чучело), свадебный наряд бухгалтерской невесты (платье, зонтик, шляпка, туфли) и в коридорах плитка 1908 года. После музея мой A-5 взревел всеми своими тремястами лошадиными силами и долетел до соседнего Павловского Посада за десять минут.

Шали, розы и староверы

Огромные платки полтора на полтора метра с розами и шелковыми кистями ткали в Посаде с 1895 года. В отличие от фарфора, их судьба устроилась лучше. На мануфактуре добыли из архивов старинные и даже просто 50-летней давности орнаменты, установили уважительные цены на труд и на каждой этикетке написали имя автора.


Без роз ни один павловопосадский платок не обходится

В магазине в переулке Герцена, 1, от роз рябило в глазах. Стояла очередь. «Местные?» – спросила я. «Москвичи», – ответила менеджер Лена, одетая, спасибо ей, просто в клетчатую рубашку без цветов, «турецких огурцов» и леопардовых принтов. Я ревниво поинтересовалась, кто покупает платки с розами. «Только иностранцы», – сказала Лена. Я вмиг обзавелась зеленым цыганско-индийским «Переполохом» (теперь хочу такой же синий и красный), потом «Райским садом» и «Весенним цветением». Очередь тяготела к неброским экзотическим темам типа «Майи», «Каравана» и «Восточной сказки». В небольшом музее трепетная директор рассказала мне, что платки появились здесь когда-то из повторения индийских и иранских шалей. Показала, в чем разница между узором для невесты и для замужней женщины, где берут платки для музея, как рисуют новые.

Я узнала, что треть населения в Вохонской слободе были староверами, и поняла, что «японский платок с розами» из советских магазинов «Березка» был точной копией раскольничьего черного платка.

Вечернее Горьковское шоссе в сторону Москвы было свободно и освещено, возвращаться было удобно. Я рулила и думала: нужно не забыть расспросить подругу Лизу о ее прадеде, священнике Александре Воскресенском, приложившем когда-то много усилий, чтобы канонизировать основателя платочной мануфактуры Василия Грязнова. 1917 год застопорил дело, но оно все же свершилось, пусть и в 1999-м. Мне вообще кажется, что все люди, кто что-то производит в нашей сложной стране, должны причисляться к лику святых.

Хлеба и зрелищ

Ночевать поезжайте домой или в Суздаль (150 км), там все в туристском порядке. Обедать в обоих городах вкусно.

Ликино-Дулево

Дулевский фарфоровый завод Ленина, 15, экскурсии, +7 (496) 414 1727

Фирменный магазин, Ленина, 43, +7 (496) 414 1875

Городской краеведческий музей, Советская, 34, +7 (496) 414 0724; директор Людмила Николаевна Комарова

Храм Иоанна Богослова, арх. Л. Шерер. Ленина, 1а, +7 (496) 414 1330

Конструктивистские сооружения

Дом культуры «Фарфорист» 1930 год, Ленина, 1

Фабричная поликлиника № 1, 1929 год, Октябрьская, 5, + 7 (496) 414 0445

Лицей (школа № 1), Кирова, 73, +7 (496) 414 1419

Рестораны

«Аляска», 1 Мая, 24, +7 (496) 414 7170

«Весна», Калинина, 6б, +7 (496) 414 7333

Павловский Посад

Музей «Павлово-посадской платочной мануфактуры», Каляева, 5, +7 (496) 437 0755, директор Елена Вениаминовна Строкова

Фирменный магазин «Павловопосадские шали», пер. Герцена, 1, +7 (496) 437 0752, platki.ru

Покровско-Васильевский мужской монастырь, Горького, 19; +7 (496) 432 2212.

Рестораны

«Тет-а-тет», Герцена, 22, +7 (916) 425 2033

«Старый дворик», Б. Покровская, 44, +7 (496) 432 2538



Читайте также:

Нелли Константинова в Дулево и Павловском Посаде: видео

Юрий Рожков путешествует по российским фермам

Из США в Канаду на машине

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+