You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие В город

В Рим на реконструкцию Колизея

О трехлетних работах по восстановлению памятника рассказывают директор Колизея Росселла Реа и архитектор Пиа Петранджели

В декабре начались трехлетние работы по восстановлению главного римского памятника. Что будет сделано, рассказывают директор Колизея Росселла Реа и архитектор Пиа Петранджели, контролирующая этот проект со стороны Минкульта Италии.

Торговцы сувенирами могут не беспокоиться: очертания Колизея не изменятся

1 из 4

Торговцы сувенирами могут не беспокоиться: очертания Колизея не изменятся

Торговцы сувенирами могут не беспокоиться: очертания Колизея не изменятся
Нижнюю часть Колизея откроют для посетителей, но только в сопровождени гида...

2 из 4

Нижнюю часть Колизея откроют для посетителей, но только в сопровождени гида...

Нижнюю часть Колизея откроют для посетителей, но только в сопровождени гида...
...ведь в этих лабиринтах очень легко заблудиться

3 из 4

...ведь в этих лабиринтах очень легко заблудиться

...ведь в этих лабиринтах очень легко заблудиться
Синьора Реа знает все тре­щинки Колизея: «В эту дырку, например, продевали веревку, привязывая лошадей»

4 из 4

Синьора Реа знает все тре­щинки Колизея: «В эту дырку, например, продевали веревку, привязывая лошадей»

Синьора Реа знает все тре­щинки Колизея: «В эту дырку, например, продевали веревку, привязывая лошадей»

Однажды Диего Делла Валле, основатель и владелец компании Tod’s, ехал на машине по Риму вместе с мэром города Джанни Алеманно. Путь их лежал мимо Колизея. Выглянув в окно, миллионер воскликнул: «Как же он развалился!» – и тут же предложил мэру выделить денег на реставрацию памятника.

Конечно, это легенда. Когда власти Рима решили начать ре­с­таврацию, они объявили конкурс среди меценатов. На такую инвестицию, естественно, могут решиться не многие. Конкурент Делла Валле взамен хотел осчастливить римлян рекламой своей продукции по всему фасаду Колизея на все время реставрации. Поэтому, когда владелец Tod’s заверил, что ничего подобного он делать не будет, весы качнулись в его сторону. Но потребовался еще целый год, чтобы в суде убедить всех, что для Диего Делла Валле это не коммерческая сделка и что знаменитые пупырышки его мокасин не будут украшать двухтысячелетние стены из травертина. Для него это прежде всего вопрос личной ответственности перед потомками. Каждый человек в меру своих возможностей должен стремиться сохранять культурное наследие своей страны, и если в твоих силах сделать больше, то надо делать больше. Делла Валле решил показать пример. Правда, благие намерения обернулись для бизнесмена такой головной бо­лью, что, когда реставрация Ко­лизея закончит­ся, он хорошенько подумает пе­ред тем, как еще раз прославить­ся хорошими делами. Про­сите­ли уже вы­строились воче­редь – не проходит и дня, чтобы в офис Tod’s не поступали просьбы о помощи на реставрацию. Деньги нужны всем – и маленьким сельским церквушкам, и монументам национа­льного значения. 

Кофе в Колизее

«Ежегодно из государственного бюджета на содер­жание Колизея выделяется два миллиона евро, – рассказывает ар­хитектор Пиа Петранджели, ко­торая контролирует проект рес­таврации со стороны Министерства культуры Италии. – Эти сред­ства идут на мелкий ремонт – там убрать, тут помыть, кое-где поставить на место отвалившийся камень... На масштабные работы этого, естественно, не хватает. Например, на верхние этажи, которые мы между собой называем чердаком, уже очень давно никто не подни­мался, так что мы даже представления не имеем, что нас там ожидает».

Реставрационные работы будут вестись три года (короткие сроки и четкое их соблюдение – условие Делла Валле: бизнесмен неплохо знает своих соотечест­венников), и ни на день Колизей не закроется для туристов. «Мы отмоем стены Коли­зея и выве­дем из него все не от­­носящиеся к памятнику службы – кассы, магазинчики, туале­ты. Для них внутри холма, кото­рый окружа­ет Колизей, бу­дет сооружено что-то вроде галереи. Нет-нет, ее сов­сем не будет видно, это не как пирамида при Лувре! – в ужасе машет руками Петра­н­джели. – Под землей кроме касс и сувенирных бути­ков размес­тятся ка­фе и забегаловки. Это же ненормально, что рядом
с Колизеем негде даже эспрессо выпить! – пате­тично, как истинная италь­янка, всплескивает она руками. – Смотрите, где нам приходится разговаривать!» – Пиа страдальчески морщится, обводя рукой типичное кафе для туристов, прибывающих сюда на огромных ав­тобусах, с пластиковыми стуль­ями, официант которого лишь с третьего раза запомнил наш немудреный заказ.


До и после «душа» – почувствуйте разницу

Много машино-мест

«Еще в 80-х годах вот тут вот, – дирек­тор Колизея Росселла Реа обво­дит рукой пространство под ар­ками, – парковали автомобили. Об этом рассказывают гораздо меньше, чем о том, что в Средние века Колизей превратили в каме­ноломню пополам с пастбищем. После войны тут все залили ас­фальтом. Мы его снимем и очис­тим травертин, по ко­торому хо­дили еще императоры и гладиаторы. Поменяем решетки в арках – вместо стальных невыразительных конструкций поставим особенные же­лезные. Все решетки будут уникальны – ремесленники делают каждую по отдельности, – и они будут крепиться в уже имеющиеся в арках отверстия. Совсем без решеток Колизей ос­тавить нельзя, – извиняющимся тоном добавляет синьора Реа. – Сами понимаете, что тогда начнется. Один раз мы сделали вход в Колизей бесплатным, так это был ужас – хуже, чем на Корсо перед Рождеством, ког­­да все подарки покупают... Дырки, оставленные веками, ко­неч­но, не будем трогать. Мы же не лифтинг будем делать, а прос­то чистку», – добавляет она. 

«Травертин – очень пористый материал, поэтому он легко впитывает любого рода грязь. Вот, на пробу мы отмыли несколько арок – посмотрите, какой разительный контраст! – показывает Реа. – Мыть мы будем обычной водой под высоким давлением, как делают все европейские реставраторы, только в каких-то сложнодоступных местах будем применять не очень концентрированную химию и специальные щеточки, ну, примерно такие, какие используют стоматологи, когда лечат зубы».

Грязевые ванны

В середине августа на Колизей повесили специальную ткань, чтобы посмотреть уровень загрязнения. За два месяца бежевые тряпочки стали отчетливо серыми. Еще через месяц их отдадут на химический анализ, чтобы понять состав загрязнений. Однако уже сейчас у реставраторов не вызывает сомнений, что трафик вокруг Колизея необходимо ограничить. Мэр обещал рассмотреть этот вопрос после того, как реставрационные работы будут завершены. «Будет уже поздно, – поджимает губы синьора Реа. – Если за два месяца столько грязи, то представляете, что станет за два года! Это же три тысячи машин в час! И от шума и виб­раций Колизей тоже страдает. Надеюсь, туристы поймут нас и смогут пройти пару сотен мет­ров ногами. Уверена, им понравится наслаждаться Колизеем в тишине, а не под аккомпанемент автомобильных гудков!» 


Диего (слева) и Андреа Делла Валле

Диего Делла Валле

Основатель компании Tod’s инвестировал 25 мил­лионов евро в реставрацию памят­ника, являющегося символом Италии.

Вы родились и живете не в Риме. Почему вас заинтересовал именно римский памятник?

Колизей для меняместо притяжения, место силы. Ровно с того момента, когда я впервые увидел его. Я был тогда маленьким мальчиком, родители при­везли меня в Рим на каникулы, и я влюбился в это удивительное сооружение с первого взгляда! Поэтомукогда мэр Рима Джанни Алеманно пред­ложил мне поучаствовать в реставрации Колизея наряду с другими итальян­скими бизнесменами, я посове­товался со своим братом Андреа, и мы согласились без малейших колебаний.

В Колизее проходили бои гладиаторов и казни первых христиан. Вы не думаете, что рестав­рация именно этого памятника может повредить имиджу компании Tod’s?

Честно говоря, и мне, да и большинству итальянцев, я уверен, тоже, кажется, что Колизей, несмотря на то
что здесь происходили все эти кровавые бойни, дав­но уже не является этаким Освенцимом Древнего мира. За столько лет он искупил всю кровь, которая лилась здесь. Теперь тут проходят важные культурные события. Здесь пел Пол Маккартни. Здесь проходил концерт Бьяджо Антоначчи, средства от которого по­шли на стипендии молодым археологам. Я бы ска­зал, что Колизей давным-давно стал символом куль­туры и традиций. И, конечно, красоты.

Обычно, когда компания вкладывает сред­ст­ва, тем более такие огромные, в какой-либо проект, она размещает на нем свою рекламу. Вы этого делать не собираетесь. Почему?

Tod’s Group и без того во всем мире известна как ком­пания Made in Italy. Что, по моему глубокому убеждению, явля­ется не только честью для нас, но и налагает на нас опреде­ленные обязательства – мы должны поддерживать имидж страны без оглядки на рекламу. Я считаю, что участие в таком проекте – это мой гражданский долг. И мне кажется, это вло­жение не мое личное и не моей компании, а всей страны в целом, таким образом мы поддерживаем всех людей, которые живут здесь, которые любят свою родину, ее традиции и культуру.


Читайте также:

Фонтаны в Риме

Римские приключения: по следам Вуди Аллена

По Риму с итальянкой

История с обложки: Ольга Шелест во французских Альпах

Теодор Курентзис в Перми

Путешествие в Израиль: Тель-Авив и Иерусалим


первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+