You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие Зимой

Восхождение на Килиманджаро

Геннадий Иозефавичус поднялся на главную вершину Африки

Иозефавичус

Геннадий ИозефавичусСпециальный корреспондент

Геннадий Иозефавичус Специальный корреспондент

Взобравшись на главную вершину Африки, Геннадий Иозефавичус обнаружил тающие снега Килиманджаро и стал свидетелем помолвки.

Лагерь Horombo Hut построен на высоте 3 720 м, прямо над облаками

1 из 6 Лагерь Horombo Hut построен на высоте 3 720 м, прямо над облаками

Лагерь Horombo Hut построен на высоте 3 720 м, прямо над облаками
Хемингуэй писал о «немыслимо белой под солнцем вершине Килиманджаро». Сегодня «немыслимо белого» на ней остается все меньше и меньше. Ледники исчезают,и вершина становится «немыслимо черной»

2 из 6 Хемингуэй писал о «немыслимо белой под солнцем вершине Килиманджаро». Сегодня «немыслимо белого» на ней остается все меньше и меньше. Ледники исчезают,и вершина становится «немыслимо черной»

Хемингуэй писал о «немыслимо белой под солнцем вершине Килиманджаро». Сегодня «немыслимо белого» на ней остается все меньше и меньше. Ледники исчезают,и вершина становится «немыслимо черной»
Я покорил Килиманджаро – у меня есть сертификат,подтверждающий это

3 из 6 Я покорил Килиманджаро – у меня есть сертификат,подтверждающий это

Я покорил Килиманджаро – у меня есть сертификат,подтверждающий это
Прямо на вершине Африки Маша Леонтьева приняла предложение Григория Мариничева и согласилась стать его женой. Высокие отношения!

4 из 6 Прямо на вершине Африки Маша Леонтьева приняла предложение Григория Мариничева и согласилась стать его женой. Высокие отношения!

Прямо на вершине Африки Маша Леонтьева приняла предложение Григория Мариничева и согласилась стать его женой. Высокие отношения!
Во дворе Marangu Hotel полным ходом идет подготовка: провизия и мешки носильщиков грузятся в Land Rover

5 из 6 Во дворе Marangu Hotel полным ходом идет подготовка: провизия и мешки носильщиков грузятся в Land Rover

Во дворе Marangu Hotel полным ходом идет подготовка: провизия и мешки носильщиков грузятся в Land Rover
В горах из живности – только огромные плотоядные вороны и мыши, которыми они питаются

6 из 6 В горах из живности – только огромные плотоядные вороны и мыши, которыми они питаются

В горах из живности – только огромные плотоядные вороны и мыши, которыми они питаются

«Высота не считается с возрастом или физическим состоянием», – спокойно и размеренно, в манере гипнотизера говорит Шамус, владелец Marangu, стоящего у подножия Килиманджаро отеля. Шамусу за пятьдесят, он – ирландец, осевший в Танзании; здесь у него семья, брат Дезмонд, гостиничный бизнес и туристы, возжелавшие взобраться на главную гору Африки. Вечерние лекции для будущих покорителей – рутина, с которой Шамус справляется как университетский профессор: «Запомните четыре правила успешного восхождения. Первое: не спешить. Второе: пить как можно больше воды. Третье: опасаться солнца. И последнее: не забывать получать удовольствие». У меня в МГУ была похожая на Шамуса лекторша по бухгалтерскому делу. Перечисляя «первое, второе, третье», она отбивала ритм, стуча костяшкой указательного пальца по доске. Вместо доски у Шамуса – план подъема, старательно нарисованный на листе фанеры кем-то из гостей. На плане – гора с двумя пиками, Ухуру и Мавензи, к каждому из которых ведут отмеченные красным пунктиром тропы. Наша тропа называется Марангу, как отель или как городок, в котором отель стоит, и каждые 1000 метров (высоты) Марангу приводит в один из лагерей, построенных энтузиастами-норвежцами в середине 70-х. Последний лагерь на высоте 4 700 м над уровнем океана, дальше – ночной подъем к пику Ухуру, на 5 895 м. Ничего выше в Африке нет. Никогда раньше я на такую высоту не поднимался. Уверенности, что поднимусь, – нет. У меня – повышенное давление, нехватка половины легкого, лишний вес, взамен – только упрямство.

Шамус продолжает: «Во время ночного подъема вы должны превратиться в роботов. Идти след в след друг за другом, и тогда, часов через 6–7 после выхода из лагеря, вы окажетесь на точке Гилмана, откуда дорога по краю кратера приведет вас на пик. Это еще пара часов. Удачного восхождения. И спуска. Увидимся через неделю».

Нас девятеро. Пара англичан, француз, датчанин, пятеро русских. В стаю нас сбила благотворительность. Есть в Москве фонд Downside Up, который помогает детям с синдромом Дауна. Даже больше не детям, а родителям, большинство из которых от таких детей пытаются избавиться, а фонд их отговаривает и учит, как справляться. И детей учит, как не чувствовать себя ущербными.


Поможем вместе

Downside Up (Российская некоммерческая организация «Даунсайд Ап») – благотворительный фонд и Центр ранней помощи, помогающий детям с синдромом Дауна, а также их родителям. Такие дети отличаются в своем развитии, но, как и сверстники, они могут научиться рисовать, кататься на велосипеде; они могут пойти в детский сад и школу. Просто им нужна постоянная помощь специалистов, и фонд такую помощь оказывает, причем бесплатно, однако сам фонд в деньгах нуждается! Москва, З-я Парковая, 14а, +7 (499) 367 1000.


Так вот, каждый год Downside Up устраивает какие-нибудь восхождения, а участники не только взбираются в горы, но еще и жертвуют фонду деньги. На этот раз – подъем на Килиманджаро. На девятерых нас – пять проводников, два повара и дюжина носильщиков. Проводникам, поварам, носильщикам мы тоже помогаем. Сопровождение олухов-туристов для них – единственный заработок.

После лекции наши комнаты в Marangu Hotel обходит Дора, чернокожая старуха с пронзительно-голубыми глазами. К ее приходу все вещи, которые собираешься брать с собой, надо выложить на кровать. На моей кровати – спальный мешок (производитель обещает, что до –8 °С мне будет в нем комфортно), фонарь, рулон туалетной бумаги, детские влажные салфетки (стащенные у семимесячной дочери Маши), пачка аспирина, пластиковые бутылки для воды, пакетики зеленого чая, джойсов «Улисс», палка для скандинавской ходьбы и гора одежды Berghaus: пуховая парка, водо- и ветронепроницаемая куртка и такие же брюки, шапка-балаклава, митенки, варежки, пара комплектов термобелья, флисовая куртка, шорты и майки, теплые брюки, носки, носки, носки. Еще – рюкзак, в который надо будет класть камеру, бутылки с водой, защиту от дождя и все то, что может понадобиться в пути. А под кроватью – ботинки.

Дора делает пометки в своем гроссбухе, выдает бирки и уходит дальше. Все необходимое у меня есть. Одежда уже одобрена знатоками: в Кении, где я неделю готовился к авантюре (худел, чтобы не тащить в гору лишний вес, и ходил по беговой дорожке с максимальным наклоном), индусы из Найроби, торговцы кофе, взбиравшиеся на Килиманджаро парой лет ранее, спросили меня, в чем я собираюсь идти, а услышав, что в Berghaus, зацокали языками и сказали, что «лучше ничего нет».


На высоте Marangu (1 350 м) комары еще водятся

Выходим следующим утром. Носильщики разбирают наши сумки, мы – свои рюкзаки, и «лендровер» отвозит нас до ворот национального парка. Еще час-другой мы ждем выдачи подорожной, и восхождение начинается. Потихоньку («поле-поле» на суахили) мы набираем высоту. Идем, как учил Шамус, неспешно, как на прогулке. От ворот до первого лагеря (Mandara Hut) – чуть больше восьми километров ходу, разница в высоте – 1 000 метров.

С Джереми, одним из наших британцев и основателем фонда (в 90-е он работал в Москве, тогда и появился Downside Up), мы болтаем о еде. После недельной диеты – в самый раз. Джереми живет в Барселоне, и я вспоминаю гаргантюанские пиры на Бокерии и походы к Пепу. К темноте мы оказываемся в Mandara Hut, холодной каменной хижине, в комнате с пятью двухэтажными кроватями. Девушки (их три) – чуть смущены. Вскоре наш повар приглашает на ужин. На столе – бадья с чечевичной похлебкой, куски курицы, шпинат, кастрюля с густым соусом. Света в столовой нет, проводники приносят свечи. Подсвечниками служат половинки картофеля.

За ночь мы узнаем друг о друге все: кто и каким образом храпит, у кого и с каким звуком выходят газы, кто говорит во сне, кто и по сколько раз выходит в туалет. Наутро – уже никакого смущения. Умываемся из мисок с теплой водой, обтираемся влажными салфетками, обсуждаем туалет, завтракаем (овсянка, папайя, яйца) и в 8 часов выходим.

За второй день нам предстоит пройти еще 12 км в длину и 1 000 м в высоту. Там, на отметке 3 700 м в Horombo Hut, мы собираемся провести две ночи. Для лучшей акклиматизации. Тропический лес – всякие хвощи, лианы, окутанные мхом деревья – сменяется альпийскими лугами, в облаках показывается вершина. До нее – еще идти и идти. В Horombo Hut – деревянные домики, на шестерых и четверых. Мы разделяемся на две группы, и девушки наконец получают возможность разобрать вещи. На третий день поднимаемся на 4 300 м, на седло, соединяющее Ухуру и Мавензи, рассматриваем обе вершины, слушаем рассказы Камилио, старшего проводника – нашего босса, спускаемся обратно на 3 700 и обнаруживаем, что лагерь накрыли облака.

Утром четвертых суток выдвигаемся в сторону Kibo Hut, последнего лагеря перед вершиной. Растительность сначала чахнет, потом исчезает вовсе. Начинаются лунные пейзажи. Воет ветер, температура резко падает. Часам к двум мы проходим положенные 9 км, поднимаемся до скрытого в облаках Kibo Hut, плотно обедаем, хором принимаем имодиум («старый добрый цемент», по выражению Шамуса – на горе негде справлять нужду, поэтому лучше принять меры к предотвращению позывов) и ложимся спать. В комнате – около нуля. Пар от дыхания замерзает, на мешке у головы – ледяная корка. Встать надо будет в одиннадцать, и ближе к полуночи начнется последний подъем.


Седловина, соединяющая два пика

Почему подниматься надо ночью, никто толком так и не объясняет. Думаю, из-за погоды. Ночью и ранним утром на вершине ясно, облаков нет, светит солнце; часов в 10–11 утра, напротив, Ухуру заволакивает, с неба начинает валиться какая-то крупа – то ли снег, то ли град, поднимается ветер. Вторая причина – психологическая. Ночью, когда разум спит и когда не видно, сколько осталось идти, легче, чем днем, быть роботом. Минуты слипаются в часы, часы срастаются один с другим, ты идешь от одной минутной остановки до другой, от одного глотка воды до следующего; время то ли останавливается, то ли, наоборот, начинает бежать с бешеной скоростью. Днем так точно не происходит.

В полдвенадцатого с опережением графика выходим. Минут через двадцать естественным образом разделяемся на две группы: три девушки и приятель одной из них отстают, мы вчетвером устремляемся вперед. К шести наша группа – на точке Гилмана, к рассвету мы – у ледников, ровно в восемь, под сияющим солнцем и на обжигающем ветру – на пике Ухуру. Сил больше нет, а ведь надо еще спускаться. По пути вниз встречаем наших отставших друзей. Желаем им счастья, а датчанин Энтони в шутку говорит Маше и ее другу Грише, что они должны обвенчаться на вершине. Гриша бледнеет, а через полтора часа делает Маше предложение. Оказывается, Энтони просто предвосхитил события.

На пути вниз начинают болеть колени, нехватка кислорода догоняет, сказывается и отсутствие сна. А ведь в Kibo Hut остаться на ночь нельзя. Нужно тащиться в Horombo Hut, на 3 700 м, где не так преследуют разные высотные неприятности и опасность какого-нибудь легочного отека не так велика. А неприятности действительно преследуют, благо не меня. По дороге с вершины, а потом из Kibo Hut в Horombo Hut нас то и дело обгоняют носильщики, на руках или в специальных колясках спускающие неудачливых покорителей вниз. Кто-то подвернул ногу, кому-то не хватило воздуха, кто-то потерял сознание.

За два дня мы проделываем путь назад, подъедая на стоянках остатки продуктов, затащенных носильщиками в гору. У ворот Marangu наш караван встречает Шамус. Ирландец нами доволен.

Все наверх!

Marangu Hotel

Лучший отель у подножия Килиманджаро. Удобные номера, горячая вода и приличная еда. Отель организует восхождения – нанимает гидов, поваров и носильщиков, обеспечивает питанием, бронирует места в лагерях на пути к вершине и снабжает (бесплатно) отсутствующими деталями снаряжения. Путешествие на вершину Африки – от $2 000. 

Альтернатива

Нанять гида и носильщиков, обязательных для каждого восхождения, вы можете сами: у отеля и в любом баре свои услуги предложат десятки местных. Больше информации на climbingkilimanjaro.com 


Читайте также:

Горнолыжные курорты: гастроопыты

Абу-Даби за 12 часов

8 номеров под открытым небом

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+