You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие В город

Все оперы мира

Где слушать оперу, что надевать и сколько стоят билеты?

Александр Кулиш

Александр Кулиш не ждет гастролей лучших оперных театров в Москве, а ездит на спектакли в Париж, Милан, Амстердам, Вену, Нью-Йорк и другие музыкальные столицы.

Буклет к «Китежу», как всегда у Чернякова, – отдельный арт-проект

1 из 7 Буклет к «Китежу», как всегда у Чернякова, – отдельный арт-проект

Буклет к «Китежу», как всегда у Чернякова, – отдельный арт-проект
Прямо напротив современного здания оперного театра в Амстердаме – дома, которым 500 лет 

2 из 7 Прямо напротив современного здания оперного театра в Амстердаме – дома, которым 500 лет 

Прямо напротив современного здания оперного театра в Амстердаме – дома, которым 500 лет 
Разве можно было пропустить «Пиковую даму» в постановке Льва Додина, ставшую хитом «Русских сезонов» в Парижской опере?!

3 из 7 Разве можно было пропустить «Пиковую даму» в постановке Льва Додина, ставшую хитом «Русских сезонов» в Парижской опере?!

Разве можно было пропустить «Пиковую даму» в постановке Льва Додина, ставшую хитом «Русских сезонов» в Парижской опере?!
Панно с мировым временем символизирует мульти-культурную политику Парижской оперы

4 из 7 Панно с мировым временем символизирует мульти-культурную политику Парижской оперы

Панно с мировым временем символизирует мульти-культурную политику Парижской оперы
«Китеж» Римского-Корсакова в De Nederlandse Opera исполняют по-русски

5 из 7 «Китеж» Римского-Корсакова в De Nederlandse Opera исполняют по-русски

«Китеж» Римского-Корсакова в De Nederlandse Opera исполняют по-русски
В Амстердаме, как и в Петербурге, есть разводные мосты, только размером поменьше

6 из 7 В Амстердаме, как и в Петербурге, есть разводные мосты, только размером поменьше

В Амстердаме, как и в Петербурге, есть разводные мосты, только размером поменьше
Афишами «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии» был обклеен в феврале весь центр Амстердама

7 из 7 Афишами «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии» был обклеен в феврале весь центр Амстердама

Афишами «Сказания о невидимом граде Китеже и деве Февронии» был обклеен в феврале весь центр Амстердама

Не знаю, летал бы я сейчас слушать оперу за границу, если бы не Дмитрий Черняков, с которым мы подружились еще в ГИТИСе, где я учился на театроведа, а он – на режиссера музыкального театра. Хотя его международная карьера была только в проекте, он уже тогда был очень насмотренным и все лучшее, что было в мировом театре, видел. Мне опера казалась каким-то дремучим жанром, где корпулентные теноры и сопрано ходят по сцене в исторических костюмах. Черняков показал, что это не так. К счастью, именно в то время, 20 лет назад, опера начала стремительно меняться, певцы похудели, кринолины сдали на склад, на сцене появился современный дизайн и начались поиски новых смыслов: в общем, стало по-настоящему интересно.

Трудности перевода

Вслед за Черняковым и его спектаклями я объездил много театров мира и убедился, что в путешествиях опера и балет куда более конвертируемы, чем драма, требующая знания языка. Причем опера преодолевает языковой барьер не хуже бессловесного балета. Почти везде ее исполняют на языке оригинала, сопровождая субтитрами на языке той страны, где идет спектакль. За редким исключением, таким, как English National Opera в Лондоне, где всё поют на английском, или немецкоязычная Komische Oper в Берлине. Задача таких театров – сделать спектакль понятнее, хотя некоторым удается решить и художественные задачи. Как той же ENО, которая сделала ставку на авторов: в прошлом сезоне там помимо Чернякова работали Майк Фиггис и Терри Гиллиам.

Но в большинстве случаев оперу исполняют так, как она была написана: произведения Чайковского, Мусоргского, Римского-Корсакова поют на русском хоть в Париже, хоть в Милане. А к операм на других языках можно подготовиться. Проще всего с английским – его знают практически все, поэтому ходить на оперы в англоязычных странах, где они сопровождаются понятными субтитрами, удобно. Субтитры почти во всех театрах расположены над сценой, и это может доставить некоторый дискомфорт зрителям первых рядов, что стоит учесть при покупке билетов – приходится задирать голову. Самые удобные субтитры – в Metropolitan Opera: электронные табло вмонтированы в спинки впереди расположенных кресел. Если субтитров нет, поможет либретто, распечатанное из интернета. Это важный момент: можно послушать одну арию, не понимая смысла, но целый спектакль покажется адом.

Вечерний наряд

Хотя по всему миру идут одни и те же оперы, визит в театр в разных странах – не одно и то же. Teatro alla Scala, особенно премьера, требует black tie, вечернего платья и мехов, в то время как в Берлине почти все приходят в джинсах и свитерах. Демократизация оперы удивляет в Париже, особенно в новом здании, где многие зрители даже не сдают верхнюю одежду в гардероб: так и сидят с куртками на коленях. Лучше всего одетая публика – в Bayerische Staatsoper в Мюнхене и в Венской опере. Демократичными можно назвать все театры севера Европы, в то время как в США публика смешанная. Met в Нью-Йорке и Вашингтонская национальная опера – это огромные залы, так много хорошо одетых зрителей просто не собрать. В Сиднейской опере и вовсе можно увидеть посетителей в шортах.


Амстердамские каналы замерзли прошлой зимой

Отличаются театры и по составу зрителей. Парижская публика довольно самоуверенна и бурно выражает свои чувства: нигде так громко не кричат «бууу», как в Париже. Правда, в отличие от Милана, это происходит в конце спектакля. В La Scala зрители знают партитуру наизусть и не прощают ошибок: если кто-то недотянул ноту или сфальшивил, это не останется незамеченным. Вспоминается история, когда Роберто Аланья был так освистан в партии Радамеса в «Аиде», что покинул сцену, не допев, – вместо него выпустили другого певца, который даже не успел надеть костюм, вышел в джинсах. Зато в Met все проходит на ура – здесь публика менее искушена, ей нравится все. Именно в Met после провала и последовавшего за ним перерыва в карьере произошло возвращение Аланьи на сцену – естественно, триумфальное. Впрочем, нравиться всем – политика этого театра, не склонного к экспериментам. Обычно постановки Met не сложнее бродвейских мюзиклов, а рецепт успеха заключен в звездном составе и постановочном размахе: этот театр осваивает крупнейшие бюджеты в индустрии. Даже у такого интеллектуала, как Роббер Лепаж, вся творческая энергия уходит в машинерию и спецэффекты.

Кассовое общество

Если в Берлине самый дорогой билет на оперу с дирижером Даниэлем Боренбоймом стоит 260 евро (спектакли после премьеры – вдвое дешевле), то в Met цены доходят до 500 долларов за рядовой спектакль. А такие циклы, как тетралогия Вагнера, могут и вовсе обойтись в $2 600 за абонемент. Впрочем, во всех театрах есть и недорогие билеты, правда, дешевизну везде понимают по-разному. В Нью-Йорке билет на популярный спектакль на место, с которого не видно часть сцены, можно заполучить за $95. В Париже – за 5 евро. Понятно, что за такие деньги тоже почти ничего не видно и не слышно, но общее представление о спектакле получить можно.

И еще о финансах. Оперные театры работают с огромными постановочными бюджетами, на некоторые из них можно было бы снять целый фильм. Чтобы позволить себе не только звезд, но и эффектные декорации, машинерию, оркестр, сотни статистов и хористов, театры идут на копродукции. К примеру, недавний амстердамский «Китеж» в постановке Чернякова был копродукцией с барселонским Gran Teatre del Liceu и миланским Teatro alla Scala. Практика удачна не только с экономической точки зрения. Если вы по какой-либо причине пропустили спектакль, есть шанс увидеть его где-то еще. А если спектакль понравился, можно освежить впечатления с другим составом исполнителей.

Хороший вкус

Хотя ритуал похода в театр подразумевает еще и ужин или как минимум шампанское, с общепитом здесь дела обстоят неважно – лишь в Сиднейской опере есть ресторан Guillaume at Bennelong, действительно представляющий гастрономический интерес. Некоторым городам особенно не повезло. Так, в кулинарном смысле парижская площадь Бастилии – выжженная пустыня. Не покормят и в Вашингтоне, где театр находится в бездушном Центре Джона Ф. Кеннеди – оттуда и выбраться-то вечером непросто, не то что поесть. Эталонными в этом смысле являются Милан с его Il Marchesino, управляемым великим Гуалтьеро Маркези, прямо напротив театра, и Нью-Йорк, где от Metropolitan до трехзвездочного мишленовского Per Se – пять минут пешком. И это немаловажно: если спектакль не удался, плохое впечатление можно элементарно заесть!

На все голоса

Директор бутика Cartier в Столешниковом переулке Татьяна Торчилина – о своем опыте посещения оперных событий и фестивалей в Европе.

«Зальцбург, Вена, Лондон, Париж», – перечисляет Татьяна места, где она слушает оперу. В прошлом году ей особенно запомнились Эдита Груберова в дрезденской постановке «Анны Болейн», Веселина Казарова в берлинской «Самсоне и Далиле», Чечилия Бартоли в «Сакрифиччо» в Праге, Роберто Аланья и Анджела Георгиу в «Фаусте» в Royal Opera House в Лондоне. Из потрясений последних лет – исполнение Венским филармоническим оркестром. Шестой симфонии Бетховена («Пасторали») в Венской Musikverein и концертное исполнение Груберовой «Нормы» в Festspielhouse в Зальцбурге. В 2011-м Татьяна вместо Зальцбурга побывала на Вагнеровском фестивале в Байройте: «Он давно вызывал у меня желание, но если бы не друзья, я бы туда никогда не попала. Байройт – как запретный город, охраняемый кастой жрецов, там все сложно: найти билеты, хотя они очень дороги, поселиться (мы ездили из Нюрнберга каждый день); оперы идут по шесть-семь часов, антракты по два. Вдобавок все происходит рядом с могилой Вагнера, похожей на гигантский языческий курган, хотя внутри их только двое – он и его жена Козима. Однако стать фанатом легко: к концу второго дня я поняла, что без музыки Вагнера, без этого удушающего зала, без этих неудобных стульев я больше жить не смогу. И музыка, и провидческие сюжеты его опер открылись мне по-другому. Дома наступило отрезвление, как после опиумного чада, но воспоминания прекрасные. Ничего более закрытого и для избранных, чем Байройт, я в своей жизни не видела».


Екатерина Шипулина и Татьяна Торчилина в Вене

Однако и Зальцбургский фестиваль она постарается больше не пропускать и мечтает как-нибудь провести там весь месяц. «Город преображается, – говорит она. – Мужчины в смокингах или тирольских костюмах, дамы в вечерних платьях, юбках из тафты, атласных жилетах, с бархатными сумочками. А в антракте с балкона Хаус-фюр-Моцарт разглядываешь на фасадах даты «1328», «1412» – и внезапно чувствуешь сердце Европы, родившее потрясающую культуру, в которой мы живем, и ясное понимание, что нам она необходима как воздух».

Что, Где, Когда смотреть и слушать

До 21 апреля

Opera de Paris, Вольфганг Амадей Моцарт, «Дон Жуан». Спектакль Михаэля Ханеке был освистан на премьере несколько лет назад: он предложил не того Моцарта, которого ждали. Время расставило все на места, и «Дон Жуан» вернулся. На фоне новых, неудачных постановок эта хороша.

10 июня – 6 июля

La Monnaie, Брюссель, Джузеппе Верди, «Трубадур». Для Дмитрия Чернякова это не первое обращение к операм Верди, и, зная его метод, можно быть уверенным, что Испании XV века на сцене не будет. А дирижер Марк Минковский исполнит Верди впервые, и это вызывает особый интерес, учитывая, что его специализация – французская барочная музыка.

14 июня

Deutsche Oper, Берлин, Гаэтано Доницетти, «Лючия ди Ламмермур». Под закрытие сезона в опере дебютирует сопрано из Петербурга Ольга Перетятько. В партии Лючии она сменяет Диану Дамрау, которая выступает 8 июня.

18 июля – 18 августа

Фестиваль в Брегенце, Австрия. Зрители сидят на берегу Боденского озера, а сцена находится на воде. Это всегда обыгрывается сценографами. В этом году повторят прошлогоднего «Андре Шенье», где из воды возвышалась огромная голова якобинца Марата, пустившего себе кровь в ванной, а певцы карабкались по голове, рискуя упасть в воду. Премьера нового сезона – «Солярис» Детлева Гланерта, опера о «мыслящем океане». Правда, ее поставят не на озере, а в зале.

20 июля – 2 сентября

Фестиваль в Зальцбурге, Австрия. Программа фестиваля огромна, но уже понятно, что самый большой интерес вызывают «Богема» с Анной Нетребко и «Солдаты» в постановке известного в Москве Алвиса Херманиса, копродукция с Teatro alla Scala.

25 июля – 28 августа

Фестиваль в Байройте, Германия. По традиции здесь ставят только Вагнера. В этом году возобновят «Тристана и Изольду» в постановке швейцарца Кристофа Марталера, которая вызвала скандал на премьере семь лет назад: спектакль тогда сочли слишком мрачным. Несмотря на то что дух постановки останется прежним, его музыкальная часть обновится: дирижировать оркестром вместо Эйдзи Оуе, исполнение которого посчитали слишком вялым, будет опытный интерпретатор Вагнера Питер Шнайдер.


Читайте также:

 

Путешествия Брайана Ферри

Чемодан Юлии Снигирь

Пять лучших обзорных площадок по всему миру

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+