You are viewing the Russian CN Traveller website. If you prefer another country’s CN Traveller website, select from the list

путешествие На авто

Якутия. Ночевка у местных жителей

Нелли Константинова заехала по Ленскому ямщицкому тракту так далеко, что остановилась на ночевку

Конечно, всякий экспромт должен быть подготовлен. Но в экспедициях случается всякое. После Ленских столбов, о которых я еще расскажу, мы попали в настоящую большую метель. Налетела она мгновенно. Вот только что мы фотографировались на фоне скал:

А вот через полчаса уже мы тащимся в снежной круговерти, переговариваясь по уоки-токи и вспоминая пушкинскую метель, а вьюга все кружит:

На ночевку мы остановились поэтому затемно в большом (1000 человек) селе Синск, где отбывал ссылку пламенный революционер Серго Орджоникидзе.
Вот наши стройные ряды уже наутро у библиотеки:

Мужчины (а их в экспедиции было большинство) отправились расселяться в местную больницу. Не бывшую, а действующую. И поутру говорили нам, что соседки-роженицы вынуждены были ходить в туалет на двор: «Мы-то ладно, а вот им каково?» — трогательно сокрушались наши суровые путешественники.
Не знаю, по какому принципу выбирали всем хозяев, но наша семья Ивановых была такая хорошая, что хоть кино про них снимай. Две сестры — Ирина и Марфа – и муж одной из них жили одним хозяйством в большом теплом доме из лиственницы,  с сенями, с большим двором и с видом на дальние дали. В доме было идеально чисто и даже свежо (лиственница — удивительный материал, из нее бы строить и строить).

Дочь семейной пары — Ивана и Ирины — училась в Москве, в Институте стали и сплавов. Есть в кого — одна из сестер — математик, другая — геодезист, Иван — связист. Сейчас все трое занимаются хозяйством. Я отвезла в Москву Светлане любимое варенье из красной смородины. В Синске эту смородину не выращивали, как на подмосковных участках, а просто собирали в лесу:

Нас накормили ужином.  Я, обрадовавшись, что наконец-то есть польза от походной кофеварки, и  я ее не зря тащила из дома вместо унтов, заварила кофе прямо на печке рядом с подходящим по цвету чайником 

Нашу обувь положили сушиться к печке. Здесь хорошо видно, какого размера мои валенки даже по сравнению с немальенькими меховыми унтами маленькой Наташи Трынко из офиса Jаguar Land Rover :

Сестры были кроткие и улыбчивые, но охотно отвечали на вопросы, которыми мы с Наташей их засыпали. Иван в основном улыбался и застенчиво отмалчивался. 
Меня интересовали кубы льда у входа:

Оказалось, это запасы питьевой воды. Ее режут пилой в озерце неподалеку и привозят на тракторе к дому. (Трактор вообще здесь суперсредство сообщения, потому что два месяца в году к селу не подобраться ни с воды, ни с суши. «Вот райское время!» — вслух подумала я, и кое-кто из местных жителей покивал мне согласно головой. Ни тебе проверок из центра, ни туристов.)
А потом ближе к ночи к нам с дружественным визитом пришла пара юношей. Не подумайте чего, одним из них был Саша, который отвечал за то, чтобы всем нам было удобно и как у Христа за пазухой. Саша осмотрелся, заинтересовался отрывным календарем на якутском языке: 

...Быстро выяснил, что нам уютно,  вкусно и тепло, и решил, что не хватает лишь зрелищ. «А покажите, как вы взбиваете свой национальный десерт», — попросил он хозяев. Я ужаснулась — всем им надо было вставать наутро в шесть. Но женщины безропотно вынули из холодильника свежее холодное молоко и, смешав его с малой толикой самодельной сметаны(!), принялись крутить в тарелке деревянным девайсом «мутовка» (или  «ытык»), похожим на китайский бумажный зонтик вверх ногами. Через пять минут вместо молока в тарелке были белоснежные горы взбитых сливок. В Москве мне на это требовалось 20 минут и сливки 30 %, а тут простое свежее молоко превращалось прямо под руками в «кёрчех», такое название было у десерта. Остатки керчеха (да, мы не одолели все) были выложены по ложке на доску и вынесены в морозные холодные сени. Наутро мы их ели с кофе и назывались они уже «мартышки». Нежное, абсолютно несладкое мороженое по изысканности мне напомнило японские десерты, в которых никогда не бывает кричаще много сахара.

Это замороженные «мартышки» наутро: 

А вот кому мороз был нипочем, так это домашней лошадке, пушистой и морозоустойчивой: 

Ее с утра кормит Иван:

В хлеву — коровы, к ним на утреннюю дойку я, конечно же, пошла:

В хлеву меня ждала пасторальная картина:

(Если вы думаете, что теленок не хочет к нам поворачиваться, то нет. Он просто привязан, иначе не видать бы нам никакого утреннего удоя: все выпьет первым.) После дойки его допустили к источнику жизни, и он этот источник чуть не забодал, стремясь добыть максимум молока:

Ночевка в обычном местном доме — очень большая роскошь для современного городского человека в путешествии. Особенно когда организацией занимается Land Rover, а не безымянный туроператор. Абсолютно аутентичное, не напоказ, жилье; не потемкинская деревня, а настоящий быт, еда, уклад — все это вкупе с теплом и улыбками хозяев меня угомонило и настроило на домашний лад. Но утром мы уже ехали сквозь льды и снега к Якутску, и только сквозь треск рации доносилось: «Ледовая переправа, осторожнее, мы тут провели упоительную ночь, вытаскивая трактор, который провалился под лед наполовину». Пока мы тихо сопели в доме из лиственницы, мужчины, оказывается, занимались настоящим мужским делом — были бэтменами.



Читайте также:

«Якутия, начало»

Флоренция, весна 

Хочу все знать, или Осмотр мечети из дома

первая полоса

Декабрь-Январь 2016-2017

Подпискана CN traveller

Первые 30 подписчиков на 6 номеров получают реконструирующее средство для волос с маслом иланг-иланга от Secret Professionnel by Phyto.

подписаться

Цифровыевыпуски
CN traveller

facebook

CN Traveller
в Facebook

vkontakte

CN Traveller
в Vkontakte

Twitter

CN Traveller
в Twitter

youtube

Видео-канал
cn traveller

instagram

CN Traveller
в instagram

Instagram
google+

cn traveller
в google+